Часть 1. Глава 3

Далетания. Затерянная в черновиках


Часть 1


Глава 3


       — Хочешь есть? — спросил Тартен, когда мы покинули зал заседаний.

       — Да.

       Желудок свернулся в трубочку, а в горле пересохло так, что я с трудом сглатывала. В темнице я провела весь день, а может, и всю ночь, и, получается, что ела только двое суток назад. Но, какое это имеет значение — я ведь до сих пор сплю! Что же так долго не идет мама! Я же не могу торчать здесь вечно, пните меня хоть кто-нибудь!

       От внезапного нахлынувших мыслей, закружилась голова и я схватилась за руку Тартена, чтобы не упасть.

       — Что с тобой? — спросил он, остановившись.

       — Перенервничала, — я потрогала ладонью, влажный от испарины лоб. — Пройдет, — пообещала я и, придя в себя, отшатнулась от него.

       Совсем забыла о принятых в этом мире правилах! Но то ли он ничего не понял, то ли сделал вид, что не заметил.

       Вслед за ним я спустилась на первый этаж, и Тартен провел меня в столовую, которая скрывалась за лестницей. Обстановка помещения мало чем отличалась от обычной забегаловки — столики, стойка со шведским столом, к которой сразу направился Тартен, но меня заинтересовали стулья: половина из них были обыкновенные — легкие, деревянные, а остальные — грубые, напоминающие кусок искореженного металла, неуклюже приплюснутого прессом, несколько из них занимали киборги, и я догадалась, что они могут сидеть только на них, — обычную деревяшку многокилограммовая броня продавила бы так, что только опилки остались!

       Мы подошли к стойке и Тартен взял поднос. Чтобы не ошибиться и не привлечь к себе внимание, я повторяла все за ним. Тартен взял три емкости для напитков (я последовала его примеру) и стал наполнять их из прикрученных к стойке кранов, в стаканы полилась жидкость с неприятным запахом. Когда он заполнил последнюю, я тоже протянула руку к крану, но он меня остановил:

       — Хочешь попробовать пищу киборгов? Человеческая еда дальше.

       Я покраснела. И как я не догадалась? Киборги ведь не могут жевать в прямом смысле слова — ведь их рот спрятан за слоями брони. Бедный Тартен!

       Прошмыгнув туда, куда он показал, и взяла несколько незнакомых фруктов и по ложке самых безобидных на вид блюд. А вот воды я залила сразу в три пригодившихся стакана!

       Тартен подвел меня к свободному столику. Я присела на деревянный стул, а он с лязгом опустился на металлический, при этом какие-то детали в его броне автоматически впились в стул, видимо, для того, чтобы зафиксировать положение. Тартен взял в руки один из наполненных стаканов и, вставив туда трубочку, другой ее конец сунул в отверстие на месте рта. Значит так он питался, — втягивал малоприятную жидкость три раза в день…

       Проклянув себя в очередной раз, я осушила первый стакан воды и принялась за еду.

       Интересно, — думала я, пробуя на язык новый незнакомый кусок, — будем ли мы с ним нормально общаться? Пусть «нормально» слишком громкое слово, но… Это же Тартен! Я столько часов провела в грезах о нем, а теперь он совсем рядом!

       — Что теперь думаешь делать?

       Я неохотно пожала плечами. Что? Убегать отсюда скорей! Несмотря на то, что больше всего на свете мне хочется просто пообщаться с ним!

       — Вернусь в Лабораторию, ведь лекарства я до сих пор не достала, — ответила я вслух.

       — Тебя снова поймают.

       Я поводила вилкой по тарелке. А какие у меня варианты? Если только поговорить с Дарианом. Хотя, представить не могу что это даст!

       — Ладно, тут не место для обсуждения. — Осекся Тартен. Он обвел взглядом помещение и осушил второй стакан. — Переночуешь у меня, а дальше, посмотрим!

       У меня защекотало внутри… Остаться с Тартеном наедине, без свидетелей, без мамы с папой, без Сашки и без Главной героини… На это я и надеяться не могла!

       В ближайшую ночь я точно не сбегу!

       Когда мы покончили с едой, Тартен снова повел меня на четвертый этаж, но на этот раз повернул в крайнюю восточную башню. За внешней дверью, стилизованную под кирпичную кладку, оказался просторный холл и коридор, делящий помещение на две стороны. Я с любопытством вошла первая. Но не успела сделать и нескольких шагов, как Тартен схватил меня за бок, развернул к себе, и прижал руку к моему горлу тыльной стороной, вдавив меня в стену!

       — Кто ты, отвечай!

       На меня уставились бешенные серые глаза; это был не простой допрос — Тартен догадался, что я вру!

       Я захрипела. Он ослабил давление на горло, но руки-тиски впились мертвой хваткой!

       — Я не знакомая Ароны!

       — Знаю! Настоящая жительница трущоб никогда бы не выбирала, что поесть! Мы же вечно голодные и хватаем кусок хлеба при малейшей возможности!

       Вот где я прокололась!

       — Кто? — повторил Тартен.

       Я сцепила губы. Сказать, что он лишь порождение моего воображения? Да он на месте меня пришибет!

       — Не могу сказать, — выдавила я. Он ждал, и я продолжила, — я не сделаю тебе ничего плохого!

       Пустые слова! Хватка сжималась… но вдруг страх, вместо бессилия и слез придал мне сил! Я разозлилась и зарычала в ответ:

       — Хоть убей, ничего не скажу! — прошипела я и смело взглянула в стальные глаза, не мигая и стиснув челюсти, будто рот больше никогда в жизни не открою!

       Тартен жал на горло все сильней; металлические суставы скрежетали; я закрыла глаза и представила, что сижу в кресле у стоматолога и мне делают укол… боль неизбежна, но скоро все кончится и я проснусь… Прежде, чем я потеряла сознание, Тартен меня отпустил. Мешком свалившись ему под ноги, я тут же отшатнулась и встала, выпрямившись, насколько позволяли силы, как и в первую нашу встречу.

       — Не единому твоему слову не верю. — Без обиняков признался Тартен.

       — Тогда отпусти!

       Тартен смерил меня непонятным взглядом. Если он меня прогонит, спрячусь в какой-нибудь кладовке или, на худой конец, в саду, а потом подкараулю Дариана!

       — Нет. — Наконец, ответил Тартен. — Пока останешься здесь, у меня приказ на счет тебя, — напомнил он.

       Я молча кивнула и огляделась. Интересно, он запрет меня где-то или свяжет? Хорош мой герой, нечего сказать!

       Но Тартен прошел по коридору и указал мне на дверь:

       — Это будущая комната Мии, поспишь здесь, — предложил-приказал он.

       Я осторожно подошла к закрытой двери и толкнула ее. Это оказалась спальня — в центре большая кровать, по бокам две тумбы, а вдоль противоположной стены — туалетный столик с щетками и косметикой, и небольшая дверка, наверное, в ванную.

       — Мне нужно встретиться с Мией. Буду поздно. — Объявил Тартен.

       Еще раз оценивающе взглянув на меня, он покинул башню.

       Значит, охранять меня он не собирается? Хотя, нет — в замочной скважине звякнул ключ — Тартен меня запер! Прекрасно! Вот он удивится, если за то время, что он гуляет с невестой, мне удастся проснуться и исчезнуть!

       Но, похоже, пока мне это не грозит. Позлившись пару секунд, я смирилась с неизбежным заточением, и направилась прямиком к маленькой дверце. Но распахнув ее, я разом забыла о всех обидах!

       Это была не ванна, а целый тропический сад! Вот уж эта комната была продумана не Мией, обожающей кукольные цвета, а мной! Как-то раз я принимала душ и размышляя об этой немаловажной части жизни и вот, мечта осуществилась!

       Я скинула подаренные Мией вместе с платьем балетки, и впилась пальцами в теплый, сказочно мягкий песок. Над головой, свесившись с большого листа пальмы (которая росла прямо из пола), запел попугайчик, к нему присоединился другой, а третий цветастый красавец, сел мне на плечо и ласково заглянул в глаза. Я погладила птичку и подошла к ванне — вырезанной емкости из огромного валуна. Она уже была наполнена и там плавали золотые и красные рыбки. Рядом с ванной стоял фонтан, который заменял умывальник, он самовольно брызнул на меня бирюзово-золотистой водой.

       Остаюсь жить в этой ванной, и никто меня отсюда не вытащит!

       Стянув платье, я влезла в ванну. Рыбки немного пугали, но они плавали вокруг, не касаясь тела; мне даже показалось, что они тихонько мурлыкали… Попугайчик слетел с плеча и приземлился на край валуна, где стояли разломленные надвое кокосы, наполненные всевозможными душистыми шариками, ароматными пакетиками и растворяющимися в воде блестками (последние точно принесла Мия!). Я посыпала всего сразу и ненадолго прибалдела.

       Пока я лежала, силилась вспомнить черновики по предсвадебным традициям. Что же я там напридумывала? Ах, да! Жених делает предложение понравившейся девушке, если она соглашается, то он должен исполнить семь любых ее желаний. После чего они женятся. Обычные невесты загадывают платья, путешествия, богатые дома и т. д., но моя героиня, по крайней мере три мною придуманных желаний, должна посвятить подготовке к мятежу. Какая жалость, что я не успела продумать и записать все желания! Тогда бы несколько дней — и все свободны и счастливы! А так, кто знает, что она загадала раньше?

       Если бы рыбки не плескались вокруг, взметая в воздух струйки воды, я бы, наверное, заснула. Но пришло время вылезать!

       На пальме я заметила ветку с пушистыми полотенцами и, подсушив свою гриву, завернулась в одно из них. Зеркала в ванне почему-то не было, и я вышла в комнату, чтобы расчесаться около туалетного столика. Щеток здесь было множество! Побоясь что-то сломать о мои жесткие волосы, я выбрала самый прочный, по размеру напоминающий конский, гребень. Волосы после него заблестели и легко уложились. Я заплела коску, и прошлась по баночкам Мии, выбрав наименее вонючий крем. Надеюсь, завтра моя кожа не станет радужного цвета!

       Тартен еще не вернулся, и я решила побродить по его владениям. Чтобы он не застал меня в полотенце, я выбрала из шкафа Мии коротенький голубоватый сарафанчик, который был надежно спрятан за нарядными кринолинистыми платьями, может, это ее детский? В любом случае, мне он подошел! Я добавила балетки и, прислушавшись к тишине коридора, вышла.

       Комната Тартена была заперта. Я прошла в конец коридора к огромному, обрамляющему фасад башни, окну, и забралась на подоконник. Передо мной была вся Далетания! Кто бы мог подумать, что еще пару дней назад я смотрела с другой стороны, из реальности, рассматривая волшебный мир и гадая, как живут те, кто его населяет?

       Меня разбудил скрежет металла. Я заворчала, что еще рано вставать и повернулась на другой бок. И точно грохнулась бы на пол, если бы Тартен меня не поддержал! Мгновенно вспомнив где я и что здесь происходит, и быстро от него отшатнулась, упершись спиной в холодное стекло.

       — Почему ты не в комнате?

       — Там слишком ярко, — ответила я, первое, что пришло в голову. — Сейчас уйду!

       Спросонья я всегда была злая; к тому же обида на грубость Тартена еще не прошла — хватит с меня допросов на сегодня! Я хотела слезть, но он меня остановил.

       — Что еще?

       Да, дайте же мне поспать, черт возьми!

       Я заметила, что покрыта пледом с кровати, но злость все равно не уходила!

       — Я не говорил, что не хочу тебя видеть! – в тон мне ответил Тартен.

       — Мои синяки сказали мне об этом! — огрызнулась я, показав пальцем на шею и сунув ему в лицо свои запястья, на которых расползались фиолетово-синие пятна.

       Не то, чтобы я слишком злилась, отчасти я понимала его недоверие — верить мне и вправду не стоило, но обида на моего героя все равно была слишком сильна. Я готова была расплакаться от этого чувства и не хотела, чтобы он это видел!

       Спустив ноги с подоконника подальше от него, я слезла и, не оборачиваясь, поплелась в спальню. На этот раз, он не стал меня останавливать.


       Наутро я проснулась от пения попугайчиков, которые, вылетели незапертой ванны. Бросила в них подушкой, но они не угомонились — пришлось вставать. Я быстро привела себя в порядок и вышла из спальни.

       Дверь в комнату Тартена была приоткрыта, я нерешительно туда заглянула.

       По площади это было такое же помещение, как и комната Мии, но у нее все было забито тряпками и безделушками, поэтому комната Тартена казалась больше. В середине тоже стояла кровать — полностью металлическая, без намека на что-то мягкое или теплое. Как же он спит? Противоположную от входа стену сплошь занимали стойки с чем-то вроде арсенала оружия и запасных частей для брони (это у него вместо шкафа?), в комнате пахло смазочным маслом и металлом. Стены были без отделки, как сама башня — красная кирпичная кладка. Только одна деталь не вписывалась в общий брутальный минимализм — стопка книг на подоконнике. Я так удивилась, что бездумно вошла в комнату и протянула руку к книгам, чтобы подглядеть, что он читает.

       — Доброе утро! — поприветствовал меня Тартен.

       Он стоял в темном углу комнаты. Среди груды металла, я бы не заметила его еще долго!

       — Привет! — промямлила я.

       Мне было совестно за вчерашнее, все-таки он меня спас, но первая идти на мировую я не хотела. К тому же, кто знает, что у него на уме!
       — Увидела что-то интересное?

       Мне показалось или в его словах ирония?

       Я пожала плечами и снова немного ощерилась.

       — Да вот, пришла спросить, а как ты спишь? — нагло поинтересовалась я, чтобы сбить его с толку.

       И почему все его эмоции можно определить только по взгляду? Как не удобно!

       Мне показалось, что Тартен еле слышно хохотнул. Он вышел из тени и встал рядом со мной у окна.

       — Очень просто, — ответил он. — Броня не нашита прямо на тело, я нахожусь в капсуле и, когда ложусь, просто втаскиваю к себе руки и ноги. Устраивает такой ответ? — теперь он точно хохотнул (не Мия ли его так вчера развеселила, что он в таком приподнятом настроении?). — И конструкция кровати помогает, помнишь вчерашний стул?

       Я кивнула.

       — Броня так же встраивается в кровать, и я могу чувствовать себя свободно, не боясь, что от резкого движения она упадет.

       — А утром снова носить килограммы железа? — вырвалось у меня.

       Тартен приподнял и опустил плечи. Ответа не требовалось — сама подарила ему такую судьбу, сама теперь страдай!
    
 — К этому привыкаешь.
    
  Я отвернулась к окну.

       — Любишь читать? — спросила я деланно равнодушным тоном и взяла одну из книг, но по обложке сразу стало ясно, что это не художественное произведение — это были правительственные манифесты. Я схватила следующую — свод законов государства, дальше остальные, такие же безликие листовки.
   
   Пока я рылась в книгах, Тартен изучающим взглядом следил за мной. Когда я плюхнула на место последнюю книгу, он засмеялся.
       — Почему тебя это расстроило?

       — Не думала, что ты живешь только работой, — сказала я, обводя комнату взглядом, — здесь так… — я не могла подобрать нужного слова, — … пустынно что ли.

       — Слугам и сторожевым мужам вроде меня, запрещено иметь личные вещи, — помолчав, прошептал Тартен. — Но… — он прошел к двери и запер ее, — кое-что у меня есть!

       Тартен вернулся ко мне и коснулся брони на месте сердца, затем вытащил что-то и положил на подоконник. Это была пуговица. Старая, щербатая почерневшая пуговица с четырьмя отверстиями.

       — Она осталась от моей одежды, — тихо сказал Тартен, — когда меня привезли в Лабораторию. Я храню ее, чтобы помнить, что я был человеком.

       Глазам стало больно. Я всхлипнула и закрыла лицо руками. Тартен что-то говорил, но я слышала только жалостный, рвущийся из груди, вопль. Я, я во всем виновата, ненавижу себя! Ненавижу!

       Что делать дальше? Как остановить это безумие? Надо подарить ему хоть немного счастья, нельзя, чтобы он страдал!

       Я глубоко вздохнула и посмотрела в глаза моему герою.

       — Тартен, я должна тебе кое-что рассказать.

       Но меня прервал стук в дверь. Я вздрогнула, а Тартен пошел открывать. Когда он вернулся, я сохранила решимость рассказать ему правду до конца, но он молча протянул мне золотисто-красный конверт.

        «После завтрака, верхний ярус, правая от центра башня. Приходи одна. Дариан».


                                Продолжение http://www.proza.ru/2017/02/24/2280


Рецензии
Черт возьми, как затягивает, не оторвешься.

Граф Графоман   27.02.2017 11:35     Заявить о нарушении
Ух ты! Наверное потому, что я писала для себя, в первую очередь. У меня тогда было не все хорошо и нужно было отвлечься - окунуться куда-то с головой) Сейчас все готово, но ошибок там очень много, поэтому выкладываю частями...

Благодарю Вас, о прекрасный Граф!

Ель Виктория Викторовна   27.02.2017 12:24   Заявить о нарушении