Часть 1. Глава 4

Далетания. Затерянная в черновиках


Часть 1


Глава 4



        Тартен сказал, что Дариан завтракает рано, поэтому мы сразу поспешили к назначенному месту. Тартен проводил меня до верхней ступеньки — дальше я должна была идти одна, и указал на башню, где жил Дариан. Я направилась вперед, но, сделав пару шагов, споткнулась.

        Обернувшись, я заметила, что серые угольки глаз покинула привычная суровость.

        — Он не будет тебя наказывать. Хотел бы — сделал это вчера. — Сказал Тартен.

        Я кивнула, но ноги все равно не шли.

        — Я подожду тебя. — Пообещал он. — А потом вместе придумаем, что делать.

        Слова звучали искренне, но спокойней не стало. Чем поможет Тартен, если он обязан подчиняться высшему руководству? Да и зачем вообще я понадобилась выдуманному мною старому чиновнику?

        Но куда деваться? Пока я отсюда не выбралась, нужно делать вид, что играю по правилам, а если сейчас ослушаться Дариана, он запросто отправит меня обратно в темницу!

        И я поплелась вперед. Седьмой уровень оказался меньшим, чем все нижние, но украшен был намного богаче: кованные золотистые перилла полупрозрачной дымкой окружали балкон, казалось, что прямо на них растут цветы, птицы и сказочные феи; пол был покрыт замысловатым мозаичным узором, состоявшим из малюсеньких камешков идеально округлой формы; сами башни были такого же сливочного цвета, как и остальные в Замке, но они ярче светились изнутри, будто каждая была новорожденной жемчужиной.

        Завороженная, я не сразу поняла, что застыла на месте, и, опомнившись, подошла к башне Дариана.

        Не успела я постучать, как он распахнул дверь.

        — Входи! — велел чиновник, пропустил меня, и тут же снова заперся.

        В прихожей Дариана витали ароматы ванильного мороженного и лимонной хлорки, почему-то они сразу напомнили о Лаборатории. Чиновник провел меня через такой же просторный холл, как и у Тартена, но дальше помещение переходило в одну круглую, во всю ширину башни, комнату. Вопреки масштабам его покоев и открытым окнам, здесь было душно; практически каждый участок комнаты был завален книгами, свитками и какими-то шкатулками, больше похожими на музейные артефакты; из-под хлама торчали верхушки скульптур и расписных ваз — по сравнению с этой, моя комната была идеально убранной! Сам Дариан сегодня расхаживал в потрепанном цветастом халате; видок у него был немного безумный — седые волосы всклочены, он нервно пожевывал зубочистку.

        Скомандовав мне оставаться на месте, чиновник протиснулся через горы хлама к окну, запер его и обернулся с выпученными глазами.

        — Значит, ты Настя.

        — Да, — неуверенно ответила я, хотя его интонация и не была вопросительной. Дариан, скорее утверждал это, будто подводя итог каким-то своим размышлениям.

        — Кто тебя видел в Лаборатории? — помолчав, спросил он.

        — Эээ… Меня сразу схватили, наверно, только охранники.

        — Уверена?

        — Не знаю, меня ударили и я потеряла сознание.

        Дариан неотрывно глядел мне в глаза, не задавая вопросов, будто читая, все, о чем я думала; умные стариковские глаза напомнили о гипнотизирующих зеркальных волнах, от притяжения которых было невозможно оторваться.

        Скидывая наваждение, я тряхнула головой.

        — Как давно ты в Далетании?

        Замерев, я уставилась на него. Послышалось?

        — Простите?

        — Да, я знаю, что ты не отсюда! Отвечай! — велел старик.

        Не зная, что сказать, я отступила к окну, озираясь в поисках быстрого прохода через залежи хлама, если придется бежать. Но, опередив ход моих мыслей, Дариан подошел, заслонив путь.

        — Ты была в белой комнате, так?

         Я кивнула, боясь, его разозлить. В голове стучало: откуда он все знает?! Но опасная близость буйного старика была страшней!

        — Потом прошла через портал и проникла в Лабораторию. — Продолжил он. — Тебя схватили, увезли и заперли в темнице.

        — Да, но…

        Прервав жестом вопрос, и ничего не объяснив, он повернулся к одному их захламленных столов.

        — Где это было?

        Дариан зарылся в бумагах, скидывая ненужные на пол; некоторые из старинных свитков были настолько легкие, что плавно разлетались по воздуху, заполоняя комнату еще больше. Пораженная, я глядела на него во все глаза — может он поставил камеры или тайных шпионов рядом с порталом и от них узнал, что я проникла в Далетанию? Но что ему тогда нужно от меня?

        — Нет! Не здесь! — вдруг закричал старик и, пулей пробежав мимо меня, скрылся в дальнем углу за проеденной молью ширмой.

        По очертанию его фигуры я заметила, что он стягивает с себя халат. Я отошла еще дальше и уперлась в подоконник. Через пару секунд Дариан появился в чиновничьем облачении и, напяливая по пути парик, велел следовать за ним.

        Догоняя Дариана, который, с прытью не свойственной его возрасту, бежал вниз по лестнице, я вытягивала шею, чтобы увидеть Тартена, но, вопреки обещанию, на этаже его не было. А что, если Дариан ведет туда, где Тартен не сможет меня найти? Заметив, что я отстаю, Дариан вернулся и схватив мою руку, потащил вниз. Вырваться было никакой возможности — сухая ладонь крепкими тисками тянула вниз; боясь свернуть голову, я могла только смотреть под ноги и бежать по мраморным ступенькам.

        Дариан остановился только на четвертом уровне, отпустил меня и поспешил в библиотеку. Несмотря на страх, я восторженно вертела головой, пытаясь объять всю прелесть многотомного богатства, которое покрывало стены и с потолка до пола, но Дариан двигался слишком быстро, и я последовала за ним, боясь потеряться среди книжного царства. Чиновник подошел к дальней стене и взял стремянку. К нему тут же подбежал слуга в светлой безликой одежде и услужливо предложил помощь, но Дариан отмахнулся.

        Чиновник проворно поднялся метра на три над полом (до потолка осталось примерно столько же) и стал перебирать книги, бубня что-то под нос; я невольно зауважала его — сама я дома могла забраться только на третью-четвертую ступеньку стремянки, и то колени начинали предательски дрожать. Выбрав нужную книгу, Дариан спустился вниз.

        — Вот! — сунул он мне ее, и снова взяв меня за локоть, потащил в обратный путь.

        Когда мы вновь оказались в захламленной башне, Дариан заперся и заговорил:

        — Настя, сейчас ты должна меня выслушать.

        Дыхание чиновника сбилось после пробежки, его душила отдышка, но он не утратил прыти и продолжал пронизывать меня умным, но вместе с тем и каким-то одержимым взглядом. Мне не нравился его серьезный и одновременно торжественный тон; в груди зашевелилась паника.

        — Ты здесь не просто так.

        Я непонимающе качнула головой, но он не обратил внимание и продолжил:

        — Портал, через который ты вошла в наш мир, в Лаборатории не случайно. Он создан для тебя. И все это время я ждал твоего прихода.

        Дариан подавился и захрипел, откашливаясь. Глядя на него, я не могла понять, что он имеет в виду. Конечно, я здесь не случайно — я сама выбрала эту лазейку, чтобы следить за своими персонажами, но ему-то откуда это знать?

        Не дождавшись реакции на свои слова, чиновник вырвал книгу и стал грубо перелистывать страницы. Найдя нужную, он издал боевой клич и сунул книгу мне под нос.

        Посматривая на него и готовая в любой момент убежать, я расправила страницу и стала читать, обведенные карандашом строчки: «Времена тирана прервутся. Пытки, жестокость, деспотизм будут остановлены. Не раньше, не позже конца времени тирана.»

        И еще в начале другого абзаца: «Люди, пытки, деспотизм учености над человечеством, отравления и язвы.»

        Закончив, я подняла глаза на Дариана. Предзнаменования вполне логичны, если учесть мятеж и революцию, которую вскоре должны были возглавить главные герои, с другой стороны, немного странно, что эти сведения уже содержатся в одной из книг Далетании. Впрочем, это не слишком важно, позже, оказавшись дома, я смогу как-то вплести это в сюжет. Но почему Дариан показал мне это? Ах да! Как же я сразу не догадалась! Это же очевидно — первый советник Властителя хочет остановить революцию, ведь ему не выгодно, если его сместят! Только, тогда, последний вопрос — как он догадался, что эти строчки имеют отношение ко мне?

        Молча вырвав у меня книгу, Дариан перевернул еще несколько страниц и сунул ее обратно. Я прочла: «В день спокойного солнца, из стеклянного свода где свет и холод. В центре жилища зла, выйдет Избранная!»

        В животе что-то крутанулось и к горлу подступила тошнота. Дариан смотрел на меня и, видно, ждал другой реакции. Я протерла лоб ладонью и отвернулась от него, сделав несколько шагов назад в комнату.

        Ерунда! Игры больного воображения! Сама себя перемудрила!

        Голова закружилась, я опустилась на какой-то стул; вниз с грохотом обрушилась стопка старинных фолиантов. Нет, пора это остановить — Далетания слишком затягивает меня — если так дальше пойдет, то скоро я начну верить, что не случайно попала сюда! Волшебная игра моего мозга слишком затянулась!

        Я глубоко вздохнула. Дариан по-прежнему пристально за мной наблюдал.

        — Что вы хотите от меня? — тихо спросила я.

        Не смотря на волнение, старый чиновник выдавил из себя отеческую улыбку.

        — Ты поможешь нам, Настя, — уверенно сказал он. — Ты поможешь нам избавиться от гнета власти.

        Прекрасно!

        — Дариан, понимайте, я случайно попала сюда, я не хотела, я просто нафантазировала и…

        — Нет. Я ждал именно тебя. Все совпадает.

        Я хохотнула — получилось как-то неровно и дико.

        — Это, — я беспомощно развела руками, — не по-настоящему. — Я схватила подвернувшейся под руку листок и тыкнула туда пальцем. — Понимайте, я сочинила вас и Далетанию, а потом заснула и оказалась здесь! А сейчас, я просто сплю!

        В моем голосе зазвучала истерика; рядом со старым чиновником, от которого исходила непрошибаемая уверенность, я казалась капризным ребенком, который не хочет признавать очевидные вещи.

        Дариан стоял, не шелохнувшись; он слушал меня, но пропускал слова, как сквозь сито, ожидая, пока я смирюсь.

        Это меня разозлило! Истерика внезапно сменилась яростью. Даже не разбираясь, чем она вызвана, мне захотелось сломать что-нибудь или треснуть Дариана по голове! Он что совсем не слышит, что я говорю?

        Вскочив на ноги, я топнула ногой и с полок посыпались свертки и книги.

        — Спасибо, что вы спасли меня, но я не собираюсь ничего делать!

        Я понимала, что со стороны смотрюсь как взбалмошная девица, но ярость вцепилась в меня когтями — навалилось все сразу: ноющая челюсть от удара киборга, ночь, проведенная в грязной конуре, синяки после допроса Тартена. Чтобы не совершить глупостей, я ринулась к двери, но Дариан вновь преградил путь.

        — Тебе не избежать, того, что предначертано. — Спокойно сказал он.

        И тут, совершенно не думая, я подпрыгнула к нему и схватила чиновника за грудки! На меня полыхнуло ванильно-больничным ароматом.

        Дариан, не меняя противно-понимающего выражения лица, и нисколько не удивляясь, взял меня за руки и усадил обратно.

        — Кто бы ты ни была и где бы ты ни жила до сих пор, — медленно произнес он, — не имеет ни малейшего значения. Ты Избранная. Это твоя роль и ты должна ее исполнить.



        Я бежала. Вниз, наружу, быстрее, скорее, вон отсюда! Оказавшись в конце лестницы, я выскочила на улицу и понеслась дальше. Люди, кривые удивленные гримасы, зонтики, трава, деревья, запахи, все смешалось. Выдумка! Сказка! Только ноги подо мной реальные, сейчас я убегу и все кончиться! Я бежала без продыху, пока не упала без сил прямо на траву и глаза не заслонили глупые слезы.

        Когда сзади раздался режущий воздух рев, я вздрогнула, но не обернулась. Плеча коснулось что-то тяжелое, но тут же отшатнулось обратно.

        — Что случилось?

        Мой герой, — горько хмыкнула я, — надежный, как гора, но даже он не в силах мне помочь.

        Мысли путались. Я пыталась вспомнить, как проникала в этот мир до зеркала, как делала первые наброски сцен, пейзажей, но все смешалось в кучу. Я запуталась! Кому теперь верить?!

        Хочу домой, к маме! Пожалуйста!

        — Эй, он тебя обидел?!

        Тартен снова коснулся плеча и на этот раз хорошенько меня встряхнул, пришлось повернуться, пока он не наставил новых синяков. Я почесала кулаками глаза, как маленькая, и равнодушно уставилась перед собой. Мы сидели в саду, на какой-то уединенной полянке; стайка золотистых попугайчиков наблюдала за нами, но подлететь ближе птички не решались.

        Я отрицательно покачала головой.

        — Все нормально.

        Ведь дура! Я мечтала о Далетании, и сама пролезла в портал! Ведь никто шваброй меня не столкнул, а могла бы просто стоять и смотреть! Так нет! Пустоголовая идиотка!

        Но что теперь делать? Ответ один — вернуться к порталу, где он находится я знаю, а остальное можно как-то решить. В любом случае, этот вариант лучше, чем стать Избранной главой революции! Я не собираюсь становиться пешкой Дариана, чего бы он не напридумывал! Даже думать об этом не собираюсь! Пусть Мия горбатится, даром ей столько нарядов досталось что ли?!

        Вскочив на ноги, я заходила из стороны в сторону, соображая, как проникнуть в Лабораторию.

        — Тартен, сколько дней до твоей свадьбы? — спросила я.

        — Четыре, — удивленно ответил он.

        Значит, у малиновой «блондинки» еще четыре желания… Таак… Она же хотела познакомиться с друзьями Тартена? А я якобы его бывшая соседка… почему бы ей не сделать мне подарочек? Ну, пусть не мне, — поправила я себя, — она-то будет думать, что это подарочек для нее. Нужно только подвести ее к этой мысли!

        Ага! Я щелкнула себя по голове — варит еще!

        — Тартен, я хочу увидеть Мию. Я помогу вам с подготовкой. Ты не против, надеюсь? — невинно хлопая ресницами, спросила я.

        — Не раньше, чем расскажешь, чего хотел Дариан.

        Черт, забыла! Он же не переносит неискренности и когда им так открыто манипулируют.

        Я вздохнула.

        — Хочешь еще вранья? — спросила я напрямую.

        Зуб даю на отсечение, что он улыбнулся!

        Моя ярость вдруг испарилась, и я игриво ему подмигнула.

        — Нет, ну может правда хочешь! Я не возражаю! — продолжала сдаваться я. — Я сочиню тебе целую библиотеку и не надо будет читать глупых манифестов!

        Я улыбнулась и подошла к нему почти вплотную; чтобы увидеть серые глаза, пришлось запрокинуть голову.

        — Мне нужно сделать кое-то, но что это, я не могу рассказать. Хочешь помогай, хочешь нет, — выложила карты я и, всмотрелась в жидкую сталь со всей нежностью, которую испытывала к нему, а затем прошептала: — Я очень хочу, чтобы ты мне помог, просто знай это.

        После этого я отвернулась и отправилась обратно к замку.


                      Продолжение http://www.proza.ru/2017/02/24/2286


Рецензии