Шляпа Таракая

Таракай был бродягой не по судьбе, которая порой так сурово обходится с человеком, а по любопытству. Желание знать больше, чем знает осёдлый человек, досталось ему от предков-кочевников. И потому дома у Таракая не было, как не бывает его у полуночных звёзд.
Жизнь бродяги подчинена ветру, дующему изнутри. А в доме, даже самом уютном, живут сквозняки. Внутренний ветер рождается в сердце человека, в его глубине. Каждый листок, упавший с дерева, превращает он в письмо от возлюбленной, каждую птицу, парящую в небе, – в балерину.
Да, дома у Таракая не было, и быть не могло. Но шляпа, которая бы защищала тело от солнца и дождя, была ему необходима. И потому, когда поклонники творчества Таракая решили изготовить ему шляпу, Таракай не возражал.
Пропитанный маслом картон, швы, проложенные шёлковой ниткой, и чёрный лак для печей придали шляпе свойства не только практичности, но и красоты. Американским ковбоем, поменявшим пустынные прерии на Алтайские горы, выглядел в этой шляпе Таракай. Да так оно и было на самом деле, если глубже посмотреть. Ведь и Таракай, и ковбой, приписанные к одному всемирному ведомству – Живущих Под Открытым Небом, были братьями.
Шляпа была в самый раз для работы на открытом воздухе, но мала для того, чтоб под ней отдыхать. И когда я сказал Таракаю о том, что неплохо было бы увеличить поля у шляпы, он со мной согласился.
– Не переживай, – успокоил он меня. – Духи нам помогут!
Вскоре я стал замечать, как шляпа Таракая менялась. Её поля росли, как тени у деревьев, и вскоре достигли размеров, сравнимых с размерами человека.
Весь день мы провели в лесу, под старым кедром, где я писал свои вирши, а Таракай рисовал тушью и пером. Закончив рисовать, Таракай поднял с земли сухие ветки, заострил их с одной стороны, так что получились колышки, и воткнул эти колышки в землю. Затем водрузил на них шляпу и сообщил:
– Избушка готова!
Таракай предложил мне устроиться под шляпой, способной защитить от ветра и дождя, на ночлег.
– Но уместимся ли мы оба? – засомневался я, залезая под шляпу на четвереньках.
– Ты что, не веришь духам? – удивился Таракай. – Залезай скорей в глубину, и сам увидишь, что будет!
Под шляпой было темно, поскольку солнце уже закатилось за гору. Но в дальнем конце виднелся просвет, манивший к себе таинственными пятнами. Заглянув в этот просвет, я увидел аил, сооружённый из жердей и шкур животных. Желание побывать в нём настолько овладело мной, что я вылез из-под шляпы и пошёл к аилу, окружённый облаками порхающих бабочек.
В аиле горел огонь, но людей не было видно. В котле, висевшем на треножнике, варилось мясо, а возле стены приятно поблёскивал ворох соломы, предназначенный для отдыха.
Следом за мной вошёл Таракай и внимательно осмотрел помещение.
– Славный ночлег устроили нам духи! – заметил он. – Шляпа – лишь вход в их владенья. Всё, что ты видишь вокруг себя, я с лёгким сердцем нарисовал сегодня!
Отдохнули мы в аиле как нельзя лучше. На рассвете я вышел покурить и в сумерках, украшенных тенью от кедров, увидел шляпу Таракая. Она лежала в траве и выглядела как НЛО пришельцев.
Шляпа, без сомнения, была техническим чудом, подаренным двум жителям Земли, но в то утро шляпа меня не интересовала. А то, что действительно интересовало меня, находилось рядом. И заключалось оно в таланте человека. В том загадочном свойстве его души, которое могло дарить и пищу, и ночлег, и нечто более важное. Например, Алтайские горы, как обитель счастливой творческой жизни, и небо, как крышу над головой.


Из книги "Рассказы о художнике Таракае"


Рецензии
хорошая иллюзия, сказочная))))в жизни бы такую! здорово читается!!!!

Людмила Минина   20.05.2018 09:42     Заявить о нарушении
Так и живём, Людмила, однако...)))

Игорь Муханов   20.05.2018 10:02   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.