Лондон. Гении, любовь и благородство. Ч. 1

   Многие, наверно, знают, что в  этом здании  по  Сент-Джеймс  стрит  9  с деревянными  панелями под старину и  с  сияющим на них крупными позолоченными буквами  названием "Lobb" (мой верхний снимок слева), находится один из самых престижных в мире магазинов  обуви.   
    
   В этом магазине, правильнее назвать  его - ателье индивидуального пошива,  расположенном  в сотне метров  от  Сент-Джеймсского дворца  (мой снимок внизу слева),  заказывают  себе  обувь знаменитые баловни мира сего.

   Но совсем немногие знают, что задолго до того, как появился здесь этот прославленный магазин-мастерская под гордым именем "Джон Лобб, сапожник",  были на его месте холостяцкие квартиры, в том числе  лорда Байрона  и  Джорджа  Браммела.

   О лорде  Байроне слышали все, даже те, кто не прочёл ни одной его строки.
   
   А вот имя  Джордж  Браммел  скорее всего читателям не знакомо, хотя каждый советский школьник учил наизусть пушкинские строки из "Евгения Онегина",  в которых носитель этого имени упоминается: "Как денди лондонский одет…".
   
   Потому что этим денди и был Джордж Брайан  Браммел (George Bryan Brummell; 7 июня 1778, Лондон, Великобритания — 30 марта 1840, Кан, Франция) — английский денди, законодатель моды в эпоху Регентства, друг принца-регента, будущего короля Георга IV.
    
   У современников  он получил прозвище «Красавчик Браммел» (Beau Brummell).
      
   В отличие от великосветских щеголей, стремившихся привлечь внимание экстравагантностью,  Браммел  был  «заметно незаметен» (conspicuous inconspicuousness), носил безупречно сшитую им самим  одежду без нарочитой вычурности  и  вёл себя естественно и непринуждённо.
    
   Считается, что именно он ввёл в моду современный мужской черный костюм с галстуком, ставший деловой и официальной одеждой. Любил  роскошную жизнь, поглотившую и его заработки, и  отцовское наследство.
   
   Погубила его та самая болезнь, которая не от нервов, а от удовольствия.
   
   О нём ходили десятки историй, афоризмов, карикатур.

   Он стал героем Бальзака («Трактат об элегантной жизни»),  Барбе д’Оревильи («О дендизме и Джордже Браммеле»), Бодлера («Художник современной жизни»), Конан Дойля («Родни Стоун»).
   
   Байрон,  которого также относят к денди,  выделял  среди современников всего трёх великих людей - Наполеона, Браммела и себя.

   При этом  ему приписывают высказывание, что лучше быть Браммелом, чем Наполеоном.
    
   О нём снято несколько фильмов под названием  «Красавчик Браммел»,  последний  -  в 2006 году.
   
   В 2002 году   неподалёку от  "Lobb",  на  Джермин-стрит,  была установлена  статуя  Джорджа Брайана  Браммела работы чешско-британского скульптора Ирены Седлецкой (мой нижний снимок справа). 
   
   Но не Джордж  Брайан  Браммел и не лорд Байрон являются главными  героями  этой моей заметки. 
   
   И даже  не леди Каролина Лэм  (Lady Caroline Lamb), которая, по преданию, в 1812 году  впервые увидела ещё никому не известного Байрона в дверях его холостяцкой квартиры  – там, где сегодня вход в "Lobb",  и  без памяти влюбилась в него.      
   
   Именно там, а не на ярмарке, где  по воле создателей фильма "Lady Caroline Lamb" на её глазах  лорд Байрон довольно бесчестно победил боксёра - африканца.
   
   О главных героях разговор впереди. Один из них  - муж леди Каролины,  Уильям Лэм,  2-й виконт Мельбурн (William Lamb, 2nd Viscount Melbourne; 15 марта 1779 — 24 ноября 1848)...

   Продолжение следует…


Рецензии
наконец-то добрался до чтения.
и соазу же - интересный сюжет.
увлекает сразу.

Владимир Митюк   07.04.2017 12:42     Заявить о нарушении
Спасибо, Владимир! Да, интересные были люди...

Борис Готман   07.04.2017 14:34   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.