Перекресток глава 5

 Дмитрий Гальперин сидел на заднем сидении взятого на прокат в аэропорту Тель-Авива мерседеса S-класса и анализировал появляющееся у него в последнее время чувство обеспокоенности излишеством затрат на все, что угодно. Чувство, которое прежде, по крайней мере в последние несколько лет, его не тревожившее. Почему Ленка обязательно должна была брать эту дорогую машину? Мы в Израиле, не встречаемся ни с какими распальцованными ее или моими знакомыми, наоборот, мои ребята, да и вообще израильская публика, неприязненно относится к выпячиванию своего высокого уровня доходов. Могла бы обойтись е- классом, или вовсе, взять Фольксваген или Тойоту. Он размышлял на эту странную для него тему, разглядывая попеременно пейзаж за окном и затылок их водителя Саши Корольченко. Красавец, каратист, исполняет по совместительству роль бодигарда, ну это, в основном, для Ленки. И есть серьезные подозрения, что и еще некоторые услуги этот перец оказывает его женушке.

Но ревность, которая в первое время их с Ленкой романа выплескивалась из его разъяренного сердца раскаленной лавой, застыла толстой коркой отчаяния и безысходности. Немалую роль в том, чтобы эту лаву остудить, сыграл его близкий друг, известный и модный в Москве психоаналитик Слава Вестминстров. Он провел с ним немало воспаленных часов в мягком кожанном кресле, и его умному другу удалось убедить Диму в очень простой и циничной вещи- таких, как Елена, удержать силовыми методами, дорогими вещами или высокоморальными речами невозможно. Ветер в темнице не живет. Отпусти поводья, она попасется на просторах, набьет синяков, порежется об осоку реалий окружающего общества и вернется к комфорту отношений и материальному благополучию сама. Ну, разумеется, границы мы с тобой очертим и, если девушка вовсе с катушек съедет, мы ее в твоей головушке просто заблокируем. Вот это, последнее, обещание стало главным успокоителем Димкиной влюбленостной шизофрении.

С катушек Лена съезжать не собиралась, вела себя вполне прагматично, удивительным образом сочетая эту прагматичность с провокационностью на самой тонкой, зыбкой границе возможного. Поэтому лава под толстой серой коркой до конца никогда не остывала, но стоило этой горячей кошке прикоснуться к его щеке мягкими теплыми губами, стоило ему ощутить ее запах, запах нагретого весенним солнцем луга, какой- то такой свежести, которая никак не вязалась с коварством потаенных интриг, измен, нечестности всякого рода и Димка таял, как подросток от прикосновения женской груди. В такие моменты он готов был простить все, плюнуть на любые слухи, сплетни и подозрения.

Дмитрий Семенович! Елена Владимировна ждет вас в Хилтоне. Я ее сначала завез в отель, а потом за вами, так мы туда, к ней?
Да, Саша, конечно.
“Скрундж”- Дима улыбнулся. Ребята не просто такую кликуху ему придумали. Он действительно богат, но в последнее время маленькое облачко неуверенности, далекое, на самом краю горизонта, нет- нет, но и проявлялось в подсознании. И вот эта, промелькнувшая мысль, аренда дорогой машины, она оттуда, из этого облачка.

Димочка! А почему мы должны летать в Лондон на этих раздолбанных аэрофлотовских Боингах, если есть возможность такая же,  как и у наших соседей, завести себе“птичку”, которая делает нас независимыми от забитых пассажирами авиасалонов,рассадников всякой заразы. Я как слетаю этими бортами, даже на короткое расстояние, какой- нибудь вирус подхвачу. Мне рассказывали, что частные самолеты паркуются в Домодедово, а в Лондон долетают за три с половиной часа.
 Рублевский особняк стал отправной точкой всех этих идей, проецируемых подружками из ближнего рублевского междусобойчика на Ленкину, податливую к такого рода информации психику.
Такие диалоги привели к приобретению легкого американского реактивного самолета Hawker Beechcraft. Этот “легкий” самолет обошелся ему почти в пять миллионов долларов, к этому добавились расходы на его стоянку и обслуживание в Лондонском аэропорту Биггин Хилл. Ну, а потом по трафарету: вилла в Марбелье и яхта в ближней марине. Офис и апартаменты в Лондоне он приобрел еще до того, как оказался в круге ее таких любимых, таких нежных и таких цепких рук.

Игры, приносившие поначалу миллионы, постепенно стали снижать свою доходность, нужен был новый проект и он уже вступил в свою стартовую фазу, но расходы выросли в разы. Специалисты, которые начинали с ним почти как энтузиасты, или перешли в компании с заработками несопоставимыми с теми, что получали у него, или он вынужден был, удерживая тех, без кого не мог обойтись, повышать соответствующие вознаграждения. Его ежемесячные расходы по содержанию фирмы и обслуживанию всего этого движимого и недвижимого приблизились к двум миллионам долларов, пришлось воспользоваться кредитами и проценты прибавили к расходам значительную головную боль. И что самое тревожное, новый проект не гарантирует стопроцентного успеха, конкуренты бегут быстро, как бы не споткнуться перед финишем.

Зря я не остался с ребятами, Ленка подождала бы, не прокисла. Почему я должен подчинятся ее желаниям так беспрекословно, да еще переданным собственным шофером?
 Раздражение усиливалось с каждой минутой и Дмитрий чуть было не приказал развернуть машину в обратную сторону. Но притяжение Ленкиных глаз... Гальперин, усмехнувшись, мысленно перебил себя.
 Нет, это звучит красиво, конечно, глаз! Но все- таки сильнее всего, без промаха били его под ложечку ее круглые коленки, тугая задница и острые соски, венчающие два холмика идеальной формы, не слишком большие, но достаточные для того, чтобы он мог зарыться в них лицом и потеряться в этом дурманящем, мягком, шелковом наслаждении. Это притяжение плоти всегда побеждало, тем более, он не видел ее целую неделю и это было для него долгим сроком. Никуда ребята от меня не денутся. Увидимся позже. Надо не упустить возможность поработать с ними. Эти умники способны придумать что- нибудь стоящее, такое, во что стоит вложиться. А это большие деньги, и в этом мое перед ними преимущество. С этой успокоительной мыслью он продолжил созерцание склонов предгорий Голанских высот.


Рецензии