Молитва

Умерла этим летом одна древняя старушка в деревне. Взял Господь её душу.
Осталось не хитрое, никому уже не нужное, хозяйство.
Вошли люди, оглядев в недоумении мир человека, в котором провёл он свою скромную жизнь. На  свете бушевали страсти, смахивая своими тёмными неистовыми крылами многое в окружающей  жизни. Что только не происходило  в Мире за её долгую жизнь.

Набожная была старушка. Вспомнила и я разговоры с хозяйкой этого классического деревенского жилища.Чистая изба, залатанная любовно. На окнах занавески  кружевные  пропускают свет игривых солнечных лучиков. Комод со скромным содержимым. Около свежевыбеленной печки, -  веничек. На полосатых домотканых дорожках круглые, как диковинные полянки, вязаные коврики. Один одного краше – будто хвастаются друг перед другом. «Уж ты, Викторовна, не говори, - будто   все весёлые!  Вот тот посмотри, это когда я плакала, спать не могла».
В правом углу икона со строгим ликом Спасителя; и тут же, намоленная икона Божьей матери. За иконой  треугольники писем с фронта. Мало  совсем писем. От мужа, своего избранника всего два. Ещё  несколько от малочисленных родственников, один за другим ушедших на войну и канувших в неизвестность.  «Не успела, за свою короткую бабью жизнь и детей нарожать! Так и  осталась куковать в одиночестве».

 Церковь была в соседней деревне. Та, в которой крестьяне из всех  соседних деревень крестились, венчались, причащались, а потом и отпеты были на вечный покой. За её жизнь,  церковь эта  долго ещё   сохраняла  свой великолепный облик. Потом в ней  сделали «Загот - зерно», а батюшку послали «куда Макар телят не гонял». Потом, «когда развилось много всякой пьяни в деревне, стали говорить, что надо бы храм восстановить. Собрали со старух их накопленные заветные гроши и «концы в воду».«Хорошо ещё, что бабы не поверили и не стали отбирать деньги от своих осиротевших без отцов ребят.  Да что им, бабам то? Для них Бог -  сон  далёкий. Отвыкли уже».

Потом, (это уже в мою бытность) восстановили всё-таки церковь. Даже звон  с колокольни раздался. Только люди уже с трудом верят раздобревшему батюшке, присланному издалека.  «Уж очень он заторопился  строить себе хоромы».

Старушка наша, хоть и манил её колокольный звон, не смогла уже дойти до соседней деревни. Так и не увидала возрожденную красавицу. Стояла, улыбаясь беззубым ртом в сторону, отдающегося воспоминанием в сердце, колокольного  звона. Не дойти уже.

Свой у неё был дома со строгим ликом Христос. А за иконой,  написанная  трепетной  рукой в тяжёлые, беспросветные годы, молитва. На сильно пожелтевшем листике из школьной тетради тоненькими,   писаными ещё старинным пером, буковками, текст   молитвы - своей молитвы, исходящей из самого сердца.
Держу в руках эту святыню. Вот она. (К сожалению, не могу показать её в подлинном виде, а вот орфографию и строчки постаралась сохранить)

                   Молитва.

У маво двора стоит
спаская крутая гора
ангелы  святе святой
творец сохрани мой
трудовой дворец

сохрани  дом своей спасовой
рукой ангельскими  замкамы
божой матери ключамы.
Амин  Амин  Амин

Услышь её Господи!


Рецензии
Жаль, когда умерла одинокой...
Помолилась как могла, как знала, словами, что от сердца шли...

Зайнал Сулейманов   25.03.2017 11:37     Заявить о нарушении
Спасибо, Зайнал, за Ваше отзывчивое сердце.

Наталья Мосевич   25.03.2017 13:23   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.