Вчерашней ночью...

Около трёх часов пополуночи грохот разбудил, наверное, весь многоквартирный дом. Было слышно, как одна за другой открывались балконные двери. Из-за шторы, взгляду  потревоженной Антонины Сергеевны, предстала небывалая картина. Довольно, хрупкая женщина, насколько можно было разглядеть её силуэт в неясном свете уличного фонаря, куском, то ли трубы, то ли арматуры, с неожиданной силой, крушила новенький сверкающий внедорожник, припаркованный незадолго до темноты, рядом с  подъездом.
 
Зрелище было настолько потрясающим, что, чуть замешкавшись, раздались, не возмущённые, а скорее, испуганные мужские голоса:
- Эй! Ты что творишь!
- Опомнись, ненормальная!

Но, не обращая внимания на оклики, в ночной тишине разносилось:
- Выходи! Ишь, затаились! Думал – не отыщу тебя! Выходи, отдай ключи и документы на машину или разобью её к чёртовой матери!
Ответа не последовало.
- Ну, так получай, скотина!
И звон разбитого ветрового стекла, свидетельствующий о самых серьёзных намерениях,  поверг в ужас народ на балконах, потому что послышалось торопливое:
- Мужик, выходи, чего уж там,  ведь эта дура окончательно  разобьёт!!!

На несколько секунд, словно  была объявлена «минута молчания», повисла напряжённая тишина.  Но никто не отозвался. Как одержимая, женщина мстительно, с новой силой обрушила удары на кузов машины. Звякнула фара. Методично прошлась по стёклам и опять, по сверкающим в свете уличного  фонаря, дверцам кузова.Балконы ошеломлённо замерли.

- Господи, что творится, -  прижала руки к груди Антонина Сергеевна. Надо же что-то делать!
Но  уже, вероятно, вызванная кем-то из жителей, а, может, и владельцем убиваемого авто, тихо прошелестела полицейская машина. Не торопясь, вышли двое в форме. Как-то буднично, без особого усилия,  изъяли  из рук ночной дебоширки её орудие.

В полной тишине можно было услышать:
- Чья машина?
- Моя! Он по доверенности. Она  показала  кулак в сторону окон  притихшего дома.    Баба здесь у него. Я дождусь, всё равно, покажется! Только, не видать ему больше машины!
 
Полицейские на несколько мгновений, одинаково заложив руки за спину, внимательно окинули взглядом окна  разбуженного дома, видимо, пытаясь определить, за которым из них, притаился незадачливый изменник. Дальше - несколько негромких, должно быть, убедительных, слов женщине, которая, неожиданно для зрителей, послушно  согласилась сесть в их машину, и они отъехали.
                                       
                                   ***

Ещё несколько минут любопытного ожидания, и послышались звуки захлопывающихся балконных дверей. Антонина же Сергеевна,  какое-то время наблюдала из-за шторы изуродованную  иномарку, ожидая, всё-таки, появления «виновника торжества». Нет, не вышел «изменщик коварный».  Не захотел  взглянуть на покалеченную игрушку свою, что ещё утром, наверняка, была предметом престижа и  зависти соседей. Или побоялся решительной подруги своей! 

 Уснуть уж теперь, конечно, не  получится. Нащупывая босыми ногами тапочки, кутаясь в шаль,  думалось ей, что, слава Богу,  с годами  проходит горячность, былой пыл,  и удобно  ощущать себя  пожилым человеком  перед зрелищем молодых необузданных страстей.  Вот  вдребезги разбивается союз, да, публично, на зрителях. Ох, грехи наши! Смириться бы, да отпустить с Богом!  Видно, не каждому дано…
                                     ***
                                                                           
И своё, давнее,  усмехнувшись, вспомнила старушка.  Как  в себя прийти не могла от жгучей обиды.  Тоже сообщили, не утаили от неё «добрые люди», что завелась у её  Лёшеньки пассия на стороне. И объяснение с мужем состоялось. И выбор им сделан был. Да, сердце болело, никак простить не могло.  И нашла она  тогда себе средство от недуга (кто бы поверил нынче). Индийские фильмы! Часто их  в те времена показывали.
 
Каждый день, на один и тот же фильм, покупала она билет и  погружалась в чужой мир, чуждый и прекрасный, напрочь забывая гнетущую реальность вместе с болью сердечной. Двухчасовая терапия из музыки, танцев, дивной природы и нездешних красивых лиц.  Шёл, помнится ей, то ли месячник, то ли год, индийских фильмов.  Афиша, наконец, менялась,  и - новый фильм,  и опять – мир потерянных детей, волшебно соединённых судьбой, на фоне, ни с чем не сравнимых, индийских песен и танцев. И, ничего, что повторялся сюжет.  Главное, как можно меньше времени было оставаться, один на один, с мучительными сомнениями и подозрениями, вытесняя из груди  зелёное чудовище ревности.

Всё, в конце концов, проходит.   До золотой свадьбы дожили и отпраздновать успели,  прежде чем ушёл из жизни Алексей Иванович. Царство ему Небесное!

                                                       ***

Нечаянно задремала Антонина Сергеевна. Проснулась от шума за  окном. Откинула штору. Раскуроченную машину грузил  эвакуатор. Рядом  суетились шестеро мужиков.  Разве узнаешь среди них ночного «виновника торжества» и есть ли он там?
Как говорится -  Финита ля комедия!


Рецензии
А что тут скажешь: не каждому это дано - отпустить.
А может, и не надо отпускать. ВОт и ваша героиня до золотой свадьбы с мужем дожила, спасибо индийским фильмам.
КТо-то может выплеснуться, кто-то нет... наверное, когда вот так что-нибудь сломаешь - легче, только это тоже уметь надо...
Все мы разные, и, наверное, потому и интересны друг другу.

Мария Купчинова   21.03.2017 22:00     Заявить о нарушении
Не каждому... Ох, не каждому! И миниатюра моя не в поучение, и даже,не в совет. Просто записала быль. Благодарю, что заглянули, моя замечательная читательница. Галина.

Галина Алинина   21.03.2017 22:30   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.