Улыбка Моны сказка

Мона была маленькой, кругленькой и всегда - сияющей. Она не любила однообразие и замкнутые пространства, предпочитая скитаться по свету, заводить новых друзей и насыщаться яркими впечатлениями. Но больше всего она обожала делать сюрпризы, вернее – быть сюрпризом! Представляете, идёт угрюмый прохожий, или одинокая старушка, а может – первоклашка бредёт со школы, или голодный студент мчится на экзамен. А тут вдруг что-то как заблестит в траве, или на снегу, или в дорожной пыли. Присмотрится человек и увидит маленькую, кругленькую, сияющую Мону!
- Ой! Монетка! – говорит он. – Лучезарная!
А она каждый раз смущается:
- Что вы… это не я… это улыбка у меня такая! Обменяйте меня в лавке на леденец, булочку или воздушный шарик, и будет вам радость!
Люди её, конечно, не понимали и даже не слышали, но всё равно шли и покупали именно то, что она советовала.

Иногда её давали кому-нибудь на сдачу, но тесно и душно ей было в кошельках и карманах. Улучив момент, она вырывалась на волю и звонко катилась в поисках укромного уголка. А потом, как всегда – улыбнётся, блеснёт и – сюрприз!!!

Однажды осенью серебряная монетка свалилась в канаву с дождевой водой. В глубокую, холодную и полную грязи. Она даже потемнела от нахлынувших мрачных мыслей, как вдруг раздался шлепок и рядом плюхнулся ключ – фигурный, золотистый, с бородкой, а следом - заколка для волос - почти бриллиантовая, а потом ещё и мобильный телефон в бархатном футляре.
- И что это значит? – удивилась Мона.
- Это значит, что глубина моей необъятной души притягивает странников, как магнит! - важно булькнула канава. – Но печалиться не стоит, рано или поздно всех-всех из меня выудят.

И действительно, на следующее утро по её мутному дну стали ходить резиновые сапожки и ездить туда-сюда игрушечная алая лопатка.
«Служба спасения!» – обрадовалась Мона, и в тот же миг её вместе с другими «утопленниками» вытащили на свет.

- Ух, ты! – обрадовался чумазый мальчишка. – Тут такие сокровища, а бабушка не разрешает плескаться в грязи!
Он побежал в дом, вытер находки досуха и разложил на столе.
Монетка блеснула, ключик пригладил свою бородку, заколка подмигнула изумрудным камушком, а телефон даже зазвонил.

Мерцающие искры закружились, словно волшебная мошкара… ключ стукнулся о край стола и превратился в статного господина - с седой бородой и в длинном фраке, напоминающем ласточкин хвост.
- Дворецкий Клю, - громогласно, с военной выправкой, представился он.
Заколка преобразилась в зеленоглазую красавицу, а телефон – в приземистого вельможу в бархатных одеждах. Все они были махонькими - чуть больше воробья и имели довольно растерянный вид.
- Я - принцесса ЗакО, - воскликнула девушка. - А это – мой советник сэр Тэлфон. Мы из сказочного Королевства Мореплавателей, везли дары на остров Синих Альбатросов, ведь именно эти птицы усмиряют океаны и охраняют корабли. Но коварный чародей отправил наш фрегат в бездну Заканавья, а нас заколдовал. Подскажите, где тут можно окунуться в чистую воду? Только так мы сможем вернуться домой.

Монетка загадочно улыбнулась:
- Ваше высочество, я могу очистить и зарядить ионами серебра даже мутную осеннюю слякоть!
- Но ведь мы только оттуда!
- Одно дело - тонуть, и совсем другое - нырять! Но если сомневаетесь – подбросьте меня! В смысле – «орёл или решка», понимаете?
Сэр Тэлфон кивнул, щелчком подкинул Мону и та с восторгом сделала тройное сальто и серию кульбитов.
- Орёл!!! – проорал дворецкий и, залившись пунцовым румянцем, перешёл на шёпот: - Простите, э-ээ... но ведь на нашем гербе изображён такой же! Ура!

Принцесса обратилась к мальчику:
- Тысячу раз благодарим и восхищаемся твоей отвагой, благородный великан! Твои резиновые батискафы и чудный алый ковш, а также доброе сердце спасли нас! Сегодня же велю придворным поэтам сочинить героическую балладу в твою честь! Позволь достойно отблагодарить тебя! Проси, что хочешь!

Мальчуган не раздумывал ни секунды:
- Бабушка целый год лежит в постели, а я хочу, чтобы она опять научилась ходить, и мы пошли в парк, и она купила мне леденец, а себе - булочку, или воздушный шарик…

Монетка, услышав последнюю фразу, засияла и лучезарно заулыбалась. Она закружилась юлой, покатилась по полу, звонко сбежала по ступенькам и устроилась в укромном уголке. Мальчик кинулся за ней и увидел свою бабушку – та осторожно ступала вдоль палисадника, гладя рукой яблоневые ветки и вдыхая аромат флокс, а потом остановилась и, подняв с земли Мону, сказала:
- Как же я себя прекрасно чувствую! Будто помолодела лет на двадцать!

- Вот так история! - всхлипнула канава, ощутив, как прыгнувшие в неё сказочные гости, мгновенно исчезли. – Какая же у меня, всё-таки, глубокая натура!
 
А что же наша Мона? Она, как всегда - в гуще событий! Пребывая в Банке, вскружила голову солидному Евробонду; оттуда же была похищена вместе с десятью миллионами иностранной валюты; её прикладывали к шишке на лбу головореза с мировой известностью, а по весне не раз подбрасывали с пригоршнями зерна и конфет на шумных деревенских свадьбах!
В разгар лета она добралась до южного побережья, провела незабываемый отпуск в компании серфингистов и, ради доброй приметы, по их просьбе полетела в лазурное море. Там завела массу новых друзей - омаров и крабов, креветок и скатов, черепах и морских коньков! Но главное – встретила Моню из Одессы.

Теперь они неразлучны, хотя иногда спорят. Мона своим достоинством называет число пять и всё щебечет: я - маленькая, кругленькая, сияющая, звонкая, серебряная. Моня же, скромно помалкивая о своём золотом достоинстве, не устаёт возражать:
- Нет-нет, ты, прежде всего - сто раз лучезарная! Был бы я художником, нарисовал бы твою улыбку! Ей место в Лувре, моя дорогая Мона…

А ещё они обожают рассказывать друг другу свои истории, особенно в полный штиль, когда тень от крыла Синего Альбатроса кружит по песчаному дну, а солнечные брызги сверкают над ними, словно волшебная мошкара.
Им хорошо вдвоём, хотя каждый понимает, что однажды какой-нибудь аквалангист непременно отыщет их – потускневших, позеленевших, облепленных ракушками и, тем самым, подарит совершенно новую жизнь. Но пусть это произойдёт через много-много лет…


Рецензии
Моню значит нашла?А как же Двойра тогда? Жена Мони?Её куда?

Юрий Алексеев 5   22.02.2018 21:49     Заявить о нарушении
Моня боготворил свою маму и потому не был женат, т.ч. Двойра - самозванка или жена другого Мони ))

Виктория Вирджиния Лукина   23.02.2018 00:41   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.