Lucia Mambo Глава восьмая

                                                    VIII

      В эту ночь он долго не мог уснуть. Измученное сознание разрывалось между сном и явью, где события дня с калейдоскопической быстротой сменяли друг друга: зудящая трель телефонного звонка, холодная сталь бритвы в безвольной руке, визгливый голос босса, разбитое зеркало, прозрачные глаза мистера Сэмюэла, озорной, заливистый смех Лючии, сутулая спина Джада Фаррела… Наконец, природа взяла свое и Бартон забылся беспокойным, тревожным сном.
       Ему снилось детство.  Залитая утренним  солнечным светом терраса  их старого дома в маленьком городке, затерянном на пустынных просторах Массачусетса,  теплые руки  матери, ласково ерошащие его мягкие волосы, ее веселый, смеющийся голос: «Шалтай-болтай сидел на стене, Шалтай-болтай свалился во сне! Вставай, малыш, не то утро проспишь!». Не открывая глаз, Бартон безмятежно потерся щекой о подушку и улыбнулся.
      На улице застрекотали цикады. Ночная прохлада стремительно разливалась вокруг, оседая на листьях деревьев каплями живящей росы. Легкое дуновение, словно быстрая, невесомая тень бесшумно проникло сквозь распахнутое окно и осторожно коснулось его разгоряченного лица. Ему вспомнились легкие  руки Донны, темный шелк ее волос и нежный вкус черешни на горячих губах. Но что это?!  - «Ах, постой!» - Грациозный силуэт обнаженной Лючии истаивал на фоне раскрытого окна, превращаясь в темную бесформенную тень. Ларри беспокойно заворочался, силясь разлепить смеженные веки:  «Не уходи, Лу! Останься. Хотя бы во сне»…
      Расплывчатая тень колыхнулась, вновь обретая форму человеческого тела.
      - Это не сон, мистер Бартон, - негромко произнес глуховатый, чуть надтреснутый голос, - вернее, не совсем сон.          
      - Кто здесь?!! – Он сам не узнал своего голоса.
       - Расслабьтесь, не стоит так волноваться. Позвольте, я помогу вам.
Тело Ларри конвульсивно выгнулось, скрюченные пальцы скомкали взмокшие простыни.
       - Сейчас, минуточку, - голос стал похож на шелест, - вот так… Ну, кажется, все. Как вы?
       Упругая, теплая волна умиротворения разлилась по рукам и груди, проникая в сосуды, всосалась в кровь и мягко поглотила тревожный спазм. Голова Бартона обессилено откинулась на подушку.
       - Кто вы? – прошептал он.
Темный силуэт неслышно переместился вглубь комнаты.
       - Э-э, зовите меня… Ну, скажем, Гвидо.
       - Что вам нужно, Гвидо?
        - Хороший вопрос, мистер Бартон, но об этом чуть позже. Для начала решим, что нужно лично вам.
       - От вас ничего. Я ни о чем не просил.
       - Не совсем так, уважаемый. Учтите, что я в курсе ваших проблем.      Да, меня вы ни о чем не просили, но вы просили, - голос на мгновенье замялся,     - Господа… И что же?
Бартон не ответил.
       - Правильно,  ничего. Но ведь, всегда есть альтернатива, не так ли?
       - Что вы имеете в виду? – голос Ларри внезапно охрип.
       - Все просто, друг мой. Я всего лишь хочу помочь вам сделать выбор. Итак, вы по прежнему желаете того, что не смог… .гхм-м,  - не захотел дать вам Всевышний?
       - Послушайте, - Бартон сделал над собой усилие, - Гвидо, а вы представляете, что именно я желаю?
       - Вот мы и подошли к самому главному, уважаемый! Ему показалось, что тень хихикнула. - Скажем, так: догадываюсь... В общих чертах.
       - Неужели? – в голосе Ларри прозвучал неприкрытый сарказм.
       - С вашего позволенья, милейший… Я тут провел небольшой анализ на эту тему, на уровне вашего, так сказать, подсознания.  И, насколько  сумел понять, вас не сильно занимают общепринятые категории: богатство, слава, известность… Власть, в конце-концов! Нет, ваши сокровенные желания несколько другого толка…  И вынужден признаться, их набор ставит меня в затруднительное положение.
Ларри насторожился и задержал дыханье.
       - Вы меня интригуете. И что же это… по-вашему?
       - Э-э... Это вы меня спрашиваете? – Гвидо на секунду смешался,             - впрочем, извольте: Талант! –выдохнул он.
      - Ну, да! Где уж нам-то, - заерничал Ларри.
Но это нисколько не смутило ночного посетителя.
      - Могучий Талант! – продолжил он с каким-то торжествующим воодушевлением, - способность пробуждать в людях необузданную энергию чувств, заставляющую их познать неизведанные глубины человеческого бытия. Возможность вызывать в их сердцах безудержную радость и безграничную печаль, дарить смех и слезы, высокую любовь и  всепоглощающую страсть. Заставить их необычайно остро ощутить необъятную полноту жизни и неумолимую вечность небытия… Вот! – Гвидо перевел дух. - Я ничего не упустил?
      Несколько мгновений Бартон ошеломленно молчал. В нескольких фразах незнакомец  выразил все то, что он подспудно чувствовал и страстно желал всю свою жизнь. И теперь он находился в полном смятении, но  вместе с тем, испытывал невероятное облегчение.
      - Огонь, – негромко произнес он, и осторожно  прислушался: где-то под сердцем тихо плеснула теплая волна.
      - Огонь! – повторил он  и  рассмеялся.
      - Что, простите? – Голос невидимого собеседника прозвучал несколько обескуражено.
      - Ничего, это я так, - хмыкнул Бартон. – Все правильно, Гвидо! – Он не скрывал своего ликования. – И что же, вы сможете это мне дать?!
Тень в углу комнаты сгустилась.
      - Пожалуй, - спокойно ответил таинственный пришелец.
      - Что?! – Бартону показалось, что он ослышался.
      - … Но ненадолго  и при одном условии, - продолжила тень.
      - Что значит «ненадолго»? – перебил его Ларри.
      - На час.
      - Всего-то! - Бартон разочарованно вздохнул.
      - Смею вас уверить, это весьма щедрое предложение.
      - Ага, «калиф на час»!
      - Да, всего на час! – Гвидо  повысил голос. - Недолго? Возможно... Но это будет ваш Звездный Час! Это ваш шанс, мистер Бартон! На счастье. И уверяю вас, он выпадает не каждому  и потому  дорогого стоит.
     - И что же вы хотите от меня взамен, господин  Гвидо?
     - Все! – жестко ответила тень.
Ларри медлил с ответом. Кровь бешено пульсировала в жилах, мысли лихорадочно прыгали. Старая оконная рама противно заскрипела, бледный свет луны наполнил комнату ломаными бликами. Сердце предательски сжалось:  «А может не надо, приятель? Придумай что-нибудь другое. Ей-богу,  жизнь не такая уж плохая штука. Оставь это, друг»…
      Где-то хлопнули незакрепленные ставни, на соседней улице протяжно взвыла собака, ей ответила другая. Поднимался ветер. Еще некоторое время измученное сознание пыталось сопротивляться, но перенесенное потрясение оказалось выше его сил. Все тело стало как будто невесомым, окружающее подернулось рябью  и начало дробиться, теряя очертания – сон  стремительно увлекал его в свои объятия. Лари зябко поежился, кутаясь в простыню.
      - Вы… согласны?- подал голос Гвидо.
Вопрос прозвучал как шорох. Бартон тряхнул головой, отгоняя наваждение.
      - Я что, должен подписать договор кровью? – еле ворочая языком, спросил Ларри. Тень хмыкнула.
      - Какие предрассудки! Сделаем так: я оставляю вам небольшой сувенир. Так, безделка – серебряный доллар. Помните такую старую игру – «орел» или «решка»? Выбор за вами, мистер Бартон!



 


Рецензии