Свет отлетевших дней книга 2 гл. 4

СВЕТ ОТЛЕТЕВШИХ ДНЕЙ  Книга 2 гл.4

Нодар Хатиашвили


                     Гости из Америки, вечер  в ресторане


В пятницу под конец рабочего дня зазвонил телефон. Сняв трубку, слышу:
– Нукри, как хорошо, что тебя застал, зайди ко мне, пожалуйста.
– Хорошо! –  Ответил я учёному секретарю института, моему другу – Эльдару.
Застал я его в кабинете директора, среди множества незнакомых людей,  которые с любопытством смотрели на меня. Он говорил по телефону, уточняя время подачи автобуса к гостинице Аджария. Закончив разговор, обратился к присутствующим:
 – Прошу любить и жаловать! Это мой друг Нукри. Один из самых одарённых учёных, и не только... Профессиональный гид, знаком со многими художниками, кинорежиссёрами, поэтами и скульпторами.
– Эльдар, я не совсем понимаю к чему эта тирада, – не дав договорить ему, поинтересовался я.
– Как почему? Это гости из Америки. Дирекция ИФЗ попросила наш институт ознакомить их с достопримечательностями нашего города. 
– Я с удовольствием помогу тебе...
– Я сегодня вечером улетаю, поэтому придётся тебе. 
– Но я не настолько владею языком, чтобы…
– Можешь не беспокоится!  Тебе будет помогать прекрасная переводчица Лизавета Ивановна Соболева.
Все мои доводы исчезли, когда я увидел  редкой красоты русскую красавицу. Пожимая её руку попросил перевести всем, что я раз приезду американцев в Грузию и постараюсь показать всё, что их заинтересует.
– А теперь простите меня, – извиняясь, проговорил Эльдар, – мне надо проститься с вами.
Распрощавшись с Эльдаром, пешком дошли до гостиницы Аджария.
Когда все собрались у входа, я спросил, как бы они хотели провести сегодня вечер.
" Мы уже решили и заказали столик в ресторане старого Тбилиси. Ждём вас в гостинице, к половине седьмого, только без машины"
В семь часов, на трёх такси подъехали к ресторану. Всё совпадало: и адрес, и название ресторана, но он закрыт. Горит в нем только одна лампочка. Но видя удивлённые лица американцев, решил действовать. Подойдя к дверям ресторана, энергично постучал в дверь. Вскоре дверь открылась и, на пороге появился сотрудник ресторана. Разгневанный моим поведением  спросил: «Читать умеешь?»  « Умею! – И протягивая ему бумагу, спросил.– А ты умеешь?» Он медленно прочитал и растерянно произнёс: «Ну и что?»  «Да ничего. Просто постарайся не ударить в грязь перед американской делегацией, и не забудь –  «Гость посланец Бога!» Он немного подумал и затем спросил: «А до двенадцати они уйдут?» «Уйдут! Заверил я его» «Тогда входите».

Пока гости усаживались, я зашёл к шеф-повару. Узнал, что закрыли они ресторан, чтобы набраться сил, так как их директор приведёт своих гостей в час ночи, когда закроются все рестораны и, они будут гулять до утра.
Нашим гостям повезло продукты самые свежие, завезли утром для гостей директора. Он заверил, что стол накроют по высшему разряду.

Когда я вышел от шеф-повара, стол уже ломился от изобилия овощей , фруктов, зелени, сыров, различных закусок и блюд присущих кавказской кухне. Среди этого великолепия, как сванские дома, возвышались бутылки с вином " Киндзмараули" для женщин  и "Саперави» для мужчин .
Когда я подошёл к столу все смотрели на меня, как на волшебника
Место возле Лизаветы Ивановны видно оставили для меня. Это меня немного смутило, и чтобы успокоиться я предложил тост.
: «В Грузи гость – посланец Бога. Поэтому его принимают, как господина исполняя все его желания. За столом он – раб, выполняя все требования тамады. А уходит он поэтом. Так выпьем за то, чтобы  поэты покидали это великолепное застолье» Услышав последние слова тоста в переводе Лизаветы Ивановны, все с радостью осушили свои бокалы. Восторженные возгласы по поводу грузинской кухни меня чуть успокоили.

– Нукри, а вы, почему ничего не едите? – поинтересовалась Лизавета Ивановна.
– Лизавета – начал я, но она не дала мне закончить фразу.
– Зовите, мня просто Лизой. Договорились?
– Да, конечно!
И вдруг, ни с того ни сего встал и произнёс: По обычаям Грузии выбирают тамаду – человека, который руководит застольем.
Таким человеком буду я – произнёс руководитель группы.
– Если никто не возражает, выпьем за тамаду, –  немного обескураженный тихо на ухо сказал Лизе, –  вот вам американская демократия. Она мило улыбнулась. Груз ответственности тамады испарился. Я повеселел и начал с удовольствием пробовать мои любимые блюда. Все тосты, которые произносил тамада, я прекрасно понимал, но мне было приятно слушать шёпот Лизы. Когда занесли шашлык и новые бутылки вина, Лиза спросила меня: «Как вам нравится тамада?»  «Это не тамада, это начальник, он не правильно понял то, что я сказал. Настоящий тамада предлагает тему, которую другие развивают».

К одиннадцати часам «тамада» попросил счёт. Когда официант принёс счёт, я заметил, как радостно сияли его глаза. Видно весь обслуживающий персонал боялся, что мы засидимся дольше и, они не смогут хоть чуть-чуть отдохнуть перед предстоящей работой. Я взял счёт и уже почти приготовился просить хозяина подождать оплату до завтра, как слышу голос «тамады» дайте счёт мне. По идее я должен был обрадоваться, что такую неподъемную сумму придётся платить не мне, но я почувствовал себя оплёванным. Не успел я среагировать на требование «тамады», как Лиза взяла счёт из моих рук и передала этот листок по назначению. «Тамада» быстро перевёл рубли в доллары, потом также  быстро разделил на число присутствующих американцах и, собрав деньги, передал их официанту и попросил  упаковать всё, что осталось на столе в сумку, а из недопитых бутылок начал переливать вино в одну пустую.

Официант по-грузински переспросил меня, правильно ли он понял. Я, сгорая от стыда, сказал, что он правильно понял.
   Когда мы вышли из ресторана, нагружённые двумя сумками, никому не хотелось идти пешком до метро. В этом районе в такое время мы не дождёмся такси до утра. Нам необходимо хотя бы выйти из старого города. В конечном итоге они согласились и медленно направились в сторону площади Ленина.
Вечер был чудесный. Мы шли по старому отреставрированному Тбилиси. Постепенно неприятный осадок испарился. Не знаю, кто из гостей стал поэтом, но мне захотелось читать стихи Лизе. Вдруг выплыли строки Заболоцкого:
Младенческая грация души
Уже сквозит в любом её движенье.
А если это так, то, что есть красота
И почему её обожествляют люди?
Сосуд она, в котором пустота,
Или огонь, мерцающий в сосуде?

А она шла в компании женщин. Потеряв надежду поговорить с Лизой, подошёл к Олегу и чтобы хоть как-то завязать разговор, поинтересовался, направлен он к нам как переводчик, или… Он улыбнулся и сказал: «Нукри, я просто хорошо знаю английский, я теоретик, доктор физмат наук работаю в отделе Миши Гольшнейна - мужа Лизы.
Всё стало на свои места, хотя рушились надежды.
Я отрезвел.
Стало грустно.
Звезды на небе светили даже ярче чем прежде. 
Проходя мимо  Театра марионеток Резо Габриадзе, вспомнил спектакль «Осень моей весны», и…
Он одинок уже непоправимо.
Не только люди - радости земли
Его обходят осторожно мимо,
И прочь бегут, и держаться вдали.


Рецензии
Да, Нодар, американцы - практичный народ, не только оплатили вскладчину, но и даже остатки закусок забрали, наши гости из России такого конфуза не допустили! С иронией- Татьяна

Татьяна Бродская   08.04.2017 10:24     Заявить о нарушении
Добрый день, Татьяна! Что поделать, их традиции и воспитание немного другое, то что нас вгонит в краску, для них естественно.
Спасибо за визит и отклик.
С благодарным теплом, -
Нодар

Нодар Хатиашвили   08.04.2017 12:31   Заявить о нарушении
Жду Вас в гости на мою страничку- с теплом души- Татьяна

Татьяна Бродская   10.04.2017 13:45   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.