Мужчины ее жизни. Айно Каллас

Мужчины ее жизни. Айно Каллас*

Рассказ на основе дневников и писем

 

Ее преследовал звук рвущейся материи, как будто на ней расходится по швам платье из тафты. Отношения с человеком, которого она так долго и мучительно любила, сходили на нет. Страсть, а потом дружба, все это и называлось отношениями, необходимы были писательнице, как воздух. Айно Каллас, многодетная мать и жена дипломата, светская дама и творческая натура, ныряла из одного любовного приключения в другое.

Год 1917 пришел с печальным известием: умер ее возлюбленный, друг, тот самый, кто давал вдохновение на протяжении последних лет. Ян Розенталь, латышский художник, познакомил ее с творчеством своего народа, древних ливов. Каллас написала ”Ливские легенды” благодаря знакомству с Розенталем.

Он умер на Рождество*. Если бы кто-нибудь сообщил, что друг сердца уже прощается с миром, ожидая «даму в белом», которую он описал в картине, саму Смерть*, настоящая и всепрощающая Айно приехала бы в имение Брандё.

Кончина оказалась внезапной. Рождественские праздники Ян провел с детьми, давая им уроки рисования. Отдыхал от работы, глядя на незаконченную картину. Краски в палитре еще были свежими...

Рождество встретил в постели, страдая от судорог. Врач давал лекарство и наблюдал, но удар настиг свою жертву неожиданно. Янис Розенталь скончался в половине одиннадцатого. С него сняли посмертную маску. Лицо было умиротворенным. Так его и запомнили те, кто оказался рядом: облаченный во фрак, аккуратно причесанный, спокойный и торжественный лежал он среди своих картин, которые заливало яркое зимнее солнце. Хоронили первого января, в первый день нового 1917 года, в сильнейший мороз. На крышку гроба возложили букеты из свежих тюльпанов, представители землячества ливов провожали сына своего народа в последний путь.

Если бы она знала... Добралась бы из Тарту до Аландских островов, где находился ее друг. Она бы его спасла...

На поезде Айно Каллас доехала до Выборга, оттуда пересела в вагон, следовавший в Хельсинки. Лишь двадцать первого января она оказалась в доме на Юрьенкату*, в самом центре столицы. Хельсинки был прекрасен в это солнечное морозное утро. Гавань заполнена кораблями, застывшими в ледовом плену. Айно прогуливалась по набережной и думала, что жизнь в Тарту напоминает санаторий. Домашние заботы, редакторская работа, прогулки по парку. А сейчас тоска по ушедшему любезному сердцу другу не давала покоя. Надо срочно приняться за новый роман, писать каждый день, не щадить себя. На могилу к Розенталю Айно решила ехать весной.

Третьего февраля Айно посетила выставку памяти художника. Картины и цвета, лето в Брандё, - все было на месте, кроме одного.

Ее опять преследовали ночные кошмары, порою казалось, что она умирает. Ян звал к себе. Айно мучилась: нет любви, нет жизни.

Шестого февраля Айно делает заметку в дневнике: ”Я живу опять!”

Это значило, что она встретила … другого. Они повидались с Эйно Лейно... Душа Яна успокоилась.





* Айно Каллас — финская писательница, родившаяся в Выборгской губернии в семье известного ученого Ю.Круна. Вышла замуж за эстонского дипломата, посла Эстонии в Финляндии и Англии.

* Из письма подруги Айно Илоны Ялава

* Из дневника Айно от 21.1.1917, адрес указан: Yrj;nkatu 23

* картина Яниса Розенталя «Смерть»

Другие рассказы о жизни Айно Каллас http://www.proza.ru/2012/02/06/1876


Рецензии