Военная фотография август 1942 г

 На фотографии папин младший брат Борис. Он погиб под Смоленском 13 июля 1943 года.

 Дневник вела папина старшая сестра Нина.

 
 28 июня 1941 года. Город Сапожок Рязанской области.
 С 22 июня 1941 года Новая война с Германией. На фронте творятся ужасы, морем льётся кровь. Гибнут молодые, здоровые, талантливые жизни. Одноглазый циклоп Гитлер - мировое чудовище, пожирающий сотнями тысяч жизни. От Виктора ни звука. Вчера подала телеграмму на Марию - молчит.

 26 февраля 1942 года.
 Уже 8 месяцев идёт война. Каждую секунду умирают люди на фронте, и не менее того гибнет мирное население в жестоких муках от фашистов. В Михайлове немцы были две недели. Виктор находился в плену у дьяволов, под пулемётным огнём фашистов и своих лётчиков его заставляли возить награбленную шерсть. А теперь призывают год рождения Бориса 1924 год. Тех, кто является причиной смерти людей, взорвал бы. Бориса на фронт! Да ведь он ещё дитя, и что видел этот ребёнок в жизни, кроме горя и страданий - ничего. Впереди нам голодная и мучительная смерть. Ничего абсолютно не имеем. Мясо 100 р. кг. на базаре, пшено 900 р. пуд, мука 500 р. пуд, и всё в том же духе, а я получаю 250 рублей на троих. Настроение скверное. Чем всё это кончится? (Учительница математики Нина Васильевна содержала свою мать и младшего брата Бориса, который был младше её на 18 лет, также она платила большой налог за бездетность, потому что не была замужем никогда. Жили всё в съёмной избе. У её родителей в 1918 году отобрали дом в городе Скопин Рязанской области, потом отец её платил непосильные налоги. Сначала от туберкулёза умерли три мальчика в детском возрасте, потом в 1934 году умер 21-летний брат Нины Васильевны - Шура, потом расстреляли отца в 1937 году, потом умерла 23-летняя сестра Люся от туберкулёза. Примечание В. Г.) 

 24 мая 1942 года. Город Сапожок Рязанской области.
 ...Скоро уже год, как началась проклятая война. 22-го в пятницу Борис отправился в Ряжск на комиссию. Уже на комиссию Борис!  Всё роковое подходит неожиданно... Сегодня воскресенье, а его всё нет. Отправились пешком, пятеро их. (Город Сапожок отстоит от города Ряжска на 30 километров. Примечание В. Г.) Где теперь, и что с ним. Голодный. Весь день порет дождь проливной. Несчастный мальчик, с пелёнок одни страдания бесконечные видит...

 22 августа 1942 года город Сапожок.
 ... 4 часа утра... Бориса сейчас проводили уже на фронт... Всё роковое приходит неожиданно. На душе у меня не то, что происходит всё время на бумагу. Эту тяжесть и скорбь я не передам... Сколько ему мук и страдания придётся выносить...
 Муки начались у дома. В час дня вручили повестку к отправке уже в 6 часов вечером в тот же день. С 6 ч. до 12 ночи томительное ожидание. Холод, ветер. Мы иззябли на улице. Он как цыплок томился, хотел спать. С 12 до 2 часов ночи перекличка, и только в 3 часа отправились. К чему такие ненужные волнения - отправка в ночь. Все те ребятки уткнулись кое-где спать, ведь работали день, и большинство из них приехали издалека.
 Проводили его далеко... Нужно было видеть и запомнить, как он, обняв, ласкал маму. И всё ко мне обращался, чтобы я её не обижала. Какой он по-детски беспомощный. Все метались с вещами, с пуд набралось, идти пешком до Ряжска. ( Ряжск находится в  30-ти километрах от Сапожка. На подводы новобранцы укладывали только вещи, а сами шли пешком. Примечание В. Г.)  Никто из храпоидолов не брал на отправляющиеся подводы. Какой-то малый хулигански подкинул его мешок с воза, на который я положила, яйца побились. И Борис за это взорвался на нас. А потом через минуту раскаяние к маме. Я хочу этим сказать, что он за любой пустяк может пропасть.
 Виктор ничего не знает. Писем от него нет с мая.
 Сердце в груди завернётся холодом смертельным - на ЧТО отправили Бориса... Плакал бедный мальчик и всё говорил, что маму очень жалко, тебя меньше...  Да. У каждой матери отрывался кусок от сердца...
 Какая ненависть поднималась во мне ко всем виновникам войны.  В океане человеческой крови погибли миллионы молодых лучших жизней...
 Я не понимаю окончательно. Ведь народ терпит эту войну на своих плечах, и отвечает своими головами, а в результате наживается и пользуется всем кучка двуногих зверей и там и здесь.
 ... Чего пошёл Борис защищать?! ...Какое счастье ему было с детства, а?! И ведь ему только 17 лет 9 месяцев 28 дней исполнилось, совершенный ребёнок. И сколько их таких. Когда в истории была детская война?! А где же Виктор теперь?

 6 сентября 1942 года.
 1 сентября получила наконец открытку от Бори. Писал из Мурома, куда они доехали 26 августа. Борис болен. Сильно опухли ноги, и болит голова. Ехали не останавливаясь на станциях. Адреса нет. Их отправляют далее, Очевидно на Д-В... Несчастный мальчик... Как вспомню про Бориса, такая скорбь сжимает сердце особенно вечером, ночью. Где-то и как сожмётся зябко мой братишка младший и спит. И спит ли, или бредит сном, когда здесь он, отправляясь в свою постель, всегда просил:"Укрой меня, мама, пойду спать."
 Виктор молчит.

 28 сентября 1942 года.
 Вчера от Борюши пришло пятое письмо.

 3 ноября 1942 года.
 ...От Борюши нет писем уже от 11 октября. Наше письмо вернулось с пометкой "выбыл". А куда выбыл, неизвестно. Где он теперь, родной мой Борюша? Боже мой, какие покаянные письма он прислал последние! Невыразима скорбь его и страдания... Где ты родной Борюша, теперь отзовись. Мама ушла в Александровку, завтра там Казанская. ( Александровка в  15-ти километрак от города Сапожок. Во время войны всё же открыли там закрытую ранее церковь. Примечание В. Г.) Пустила её, чтобы она рассеялась, без меня она всё время плачет. Передо мною Борина картина "Раскинулось море широко."

 25 декабря 1942 г.
 От Борюши пришли почти вместе три письма. Несчастье и страдание. С 4 ноября по 10 декабря он лежал в госпитале. Отморозил себе руки ноги, страшно страдал. На руках вместо отмороженных, стали отрастать новые "когти", как он пишет. На ноге было ещё рожистое воспаление. Сильно зябнет на холоде. Без войны изуродовался на всё время. Родной мой братец, беспомощен, как дитя, и письма его все детские, всё читаю и читаю их без конца. Напишу сейчас Виктору. Мама у тёти Клани. Рад и доволен посылкам, получил и от Виктора и от нас. Отослала ему 350 рублей переводом. Господи, сохрани его невредимым... Отморожение было в 3-ей степени, самое сильное. Не дала ему при отправке я варежки - гадина. Чувствует себя крайне слабым. Теперь, когда изуродовали, дали ему всё тёплое. Калечат, а потом лечат. Война дьявольская.

 1943 год. 7 января.
 Ещё один год канул в вечность. Кроме горя, страданий, и мук душевных ничего не осталось. Виктор ждёт мобилизации. Останутся двое его малюток. Мама больна. Всё время сидим голодными. Душа пуста, писать не могу.

 10 января 1943 года. 
 Ещё один смертельный удар. От Борюши сейчас получила письмо. У него доктор признал туберкулёз. Ах, пусть будет проклята вся эта эпоха сталинская, погиб несчастный мой мальчик. Всё потеряно. Борюша, родной ты мой братец. Что сейчас будет с мамой!

 28 феврвля 1943 года.
 Небывалая тоска, терзания и скорбь о Борюше. Родной ты мой , любимый братец. Где теперь страдает он?! Последнее известие от него было от 18 февраля. Птенчик несчастный написал по пути на фронт. 5 дней простояли под Москвой и ещё несколько дней простоят, писал. Питаются сухарями 400 грамм, разумеется и тех полностью не получают. Варят себе сами тут же в вагоне. Получил валенки, а в них теперь погибель, сырость, дожди. ( Серые солдатские валенки вообще мало грели, потому-что крашеные валенки плохо греют. Галош не выдавали солдатам, поэтому отсыревшие валенки это уже не обувь! Примечание В. Г.) Как мне жаль его, Бог мой! Родной мой мальчик. Сегодня мне особенно тяжело за него. Всё вспоминаю его детские выходки. Вот последние проводы. За 10 часов переживаний тогда, в последний раз, мы утомились, устали, иззябли. Провожали с мамой  далеко. Было часа 3 ночи. В бледном тумане предрассветном едва заметны были очертания домов. Простились. Дорогие черты скрадывались туманной темнотою.  Взглядом старались запечатлеть навек родные черты. В какое-то мгновение расстались и стоим с мамой смотрим, как Борюша побежал догонять свою подводу. Вот он всё дальше и дальше, и скрылся. Так захотелось ещё раз увидеть его лицо, ещё проститься, и мы побежали с мамой вперёд. Он будто испугался чего-то в первый момент. Прошли несколько. Но ведь разлука была неизбежна. Словами не передать скорби. Ах, какая тоска... У самого горла кипят рыдания. Родной мой мальчик, любимый братец. Что я в жизни сделала для него?! -  Ничего. Другой за 70 лет не переживёт столько, сколько пережил Борис. Гарнизонная комиссия признала в нём ревматизм ног, туберкулёз лёгких, плохое крайне зрение. Вообщем весь никуда, и тем не менее отправили на фронт.
...Проклятье главарям войны!
... И Виктор с 11 февраля в армии, оставил своих малюток. Люсе три  годика, а Славе полгодика. Так жаль было расставаться пишет. Ведь они такие маленькие и такие миленькие.( Гарнизонная комиссия приписала возраст детей школьного учителя Виктора. Люсе поставили 4 года, а Славе 3 года. Примечание В. Г.)
 Перестреляла бы всех немцев, будь они прокляты.   

 2 марта 1943 года.
 От Виктора пришло два письма. Их перегоняют в другое место - в Кимры. Адреса нет. От Борюши ничего нет. Мама больна. Рожистое воспаление. А я бываю с ней невыдержанна. Она единственный в мире человек, который может пожалеть и любит меня. Передо мною карточка Борюши.

 15 марта 1943 года.
 13-го числа в 11-ом часу вечера получила телеграмму о смерти тёти Маши, папиной сестры. Большая печаль в душе от смерти близкого человека. А в 1941 году в июле умерла тётя Оля, вдова дяди Андрюши. Старшее поколение сходит со сцены, а их заменяет новое поколение. Нет уже папы, Шуры, Люси, тёти Маши, тёти Оли, дяди Андрюши. И вновь пришли к жизни Люся и Слава - Викторовы. Природа снова пробуждается к жизни. На солнце появились ручейки. Снег ослепительно ярко светит на солнце. Щебетание каких-то птичек радостью предвесенней отзывается на сердце.
 А люди в это время яростно и ожесточённо уничтожают друг друга. Вот уже 20 месяцев продолжается война, какой история ещё не видела. И на сердце тяжело, молчаливо... Временами эту тягость непреодолимо чем-то хочется заглушить. И тогда я читаю книги, читаю, вся уходя в эти книги. ( Нина Васильевна читала те книги, которые были в советской библиотеке. В тех книгах авторы не скупились на краски, чтобы идеализировать революционеров. Не симпатизировать им было невозможно. Но уже в дневниковых записях 1932 года она писала:" Неужели все эти замечательные люди хотели для нас ТАКОЙ жизни!? За ЧТО было пролито столько крови!?" А из дореволюционных авторов в советской библиотеке в изобилии было книг Л. Н. Толстого и Кропоткина. Примечание В. Г.)

4 апреля 1943 года.
От Виктора получили письмо от 14 марта. Пишет с дороги. Его должность - вожатый. ( Должность по записям военкомата - вожатый ездовых собак. На самом деле он разминировал мины со специальными собаками. Сапёров тогда называли минёрами.  Одни минёры разминировали дорогу для солдат, другие - всё поле. Виктор разминировал всё поле. Примечание В. Г.) Он сыт здоров, и это хорошо. А от Борюши нет писем, последнее его письмо от 11 марта, писал под вражескими пулями.  Родной мой, любимый Борюша. До чего жаль его! Дитя беспомощное... Виктор повозмужалее, а этот птенец...  (Виктор моложе своей сестры Нины Васильевны на 5 лет, а Борис - на 18 лет. Примечание В. Г.) Родной ты мой братец! Часто во сне вижу папу. Как бы он страдал теперь несчастный. Проклятье сталинской эпохе - все погибли. Океан человеческой крови. Миллионы жизней убито, самых лучших, дорогих жизней. А страданий не объять, и невозможно представить во всём мире от этой проклятой войны. Сколько загублено девушек, женщин, детей... Кто выдумал такие жестокие зверские законы, как война! Я бы перестреляла всех зачинщиков войны. Где ты, Борюша, милый родной наш. Будто не так давно я нянчилась с тобой с маленьким в полтора - два годика. Он и теперь дитя.

18 апреля 1943 года.
 Вчера получили от Борюши письмо.  "Мамочка, теперь я нахожусь уже на самой передовой линии фронта, и сейчас в ночь иду опять бить немчуру," - пишет он. Письмо нервное, и опять повторяет. "Сейчас мне нужно идти на передовую."  Ах, дитя, дитя несчастное... Виктор молчит. 16 апреля в пятницу по Шуре исполнилось 9 лет. 9 лет уже... Если бы Шура не умер тогда от туберкулёза, сейчас был бы на фронте...

 11 августа 1943 года.
 Жизнь оборвалась, Борюша убит... Известие на военкомат пришло... Родной мой мальчик, страдалец несчастный! Убит 13 июля, проявив геройство и мужество в борьбе за Родину... За Родину ли, несчастная жертва, погиб ты Борюша, милый мой. Со дня рождения и до самой смерти одни страдания видел. Борюша, жизнь наша. Теперь впереди у меня только слёзы и горечь одиночества.

 15 августа 1943 года.
 21 августа исполнится год, как мы разлучились с Борюшей. В это же день исполнилось 40 дней со дня его смерти. Роковой день.


 
Но какими бы тяжёлыми не были переживания старшей сестры, переживания матери о сыне, тяжелее. И вот письмо матери к сыну, которое не успели отправить.

 
 
 Здравствуй, родной мой сыночек, будь здоров! Милый Боря, что так долго от тебя нет весточки? Откликнись моё дорогое дитя. Мы сильно стосковались, не получая от тебя писем.  Через несколько дней сравняется год, как мы с тобой расстались. Всё это время я жила и дышала твоими милыми сыновними ласковыми письмами. А теперь письма не получаем, и сильно приуныли. Борюша, родной, если есть возможность, черкани несколько слов, и мы успокоимся. Витя очень часто нам пишет письма, и в каждом письме справляется о тебе и передаёт непременно искренний сердечный братский привет и пожелания всего доброго и счастливого в твоей жизни. Борюша, сыночек, мы тебя ежеминутно и ежечасно  помним и вспоминаем твою твою трудовую жизнь, твою любовь к нам  и твоё желание большое помочь семье. Пусть моя любовь хранит тебя, мой дорогой Боря. По возвращении с войны с победой, когда вы, наши защитники, прогоните с родной земли фашистскую гадину, вас ждёт в родных семьях только любовь и всегдашняя забота устроить для вас лучшую жизнь. Чтобы вознаградить вас за все трудности боевой жизни. Борюша, мальчик мой, могу тебе сказать, что на огороде нашем, то есть на данном участочке, хорошо растёт картофель, капуста, свёкла, помидоры, огурцы и всего нам бы хватило, лишь бы вы, мои сыночки воротились с победой целы и невредимы. Много трудов Нина положила, чтобы всё это получить, но зато труды не пропали даром. Всё растёт и зреет в изобилии. Я тоже немного поработалась, потрудилась, но самую малость. А теперь что-то нездоровится. Нездоровье моё выражается обычно как и всегда: болит сердце. Дождусь родного милого своего сыночка, и буду с ним неразлучна. И будем мы жалеть и любить друг друга ещё больше, ещё крепче. Соберёмся все вместе, и сделаем свидание с Витей, с его семьёй. Маруся молодец, на огороде посадила картофель, гречиху, пшеницу. Картофель засадила 20 мер, чтобы хватило и перехватило, лишь бы Витя жив остался. Детишки растут и ждут папу. Сама она работает. ( Учительница Мария Ивановна весь учебный год работала в школе, а всё лето на полевых работах в колхозе. Так работали ВСЕ учительницы, иначе не дали бы огород. Жили в съёмной избе. Примечание В. Г.) Мы раньше писали тебе, что к нашей хозяйке приехала племянница с семьёй, и мы теперь живём только в одной комнате, а другая занята ими. Найти подходящую квартиру трудно, и трудно переходить, то есть перевозить топливо на себе. Потому придётся перезимовать несмотря на их требование очистить квартиру. Квартир свободных нет, и потому приходится терпеть и молчать. Мы всегда здесь устроимся, мы живём в мирной обстановке, а потому о нас не беспокойся. Много, много раз целую тебя. Желаю счастья, здоровья и всякого благополучия. Остаюсь любящая тебя мать. Борюша, не успела написать отдельно. Я пишу письма Вам с Виктором беспрерывно. Получил ли ты мою паспортную фотокарточку, напиши.  Наши дорогие родные. Целую тебя, милый Борюша.


 Матери Бориса в 1943 году было 58 лет, но никакой пенсии она не получала. Для этого нужен был советский стаж - 25 лет работы. Или дореволюционный "стаж" профессионального революционера. Тем платили персональную огромную пенсию значительно раньше пенсионного возраста. А матери погибшего солдата стали платить  пенсию такую мизерную, мизернее даже, чем вдовам.  С 1943 года она стала получать пенсию. Но в 1951 году мать погибшего солдата умерла.

От Виктора сестра и мать целый год скрывали гибель Бориса. Боялись за Виктора. Виктор писал родным: "...Вы, может быть, что-то скрываете о моём милом брате?"
17 ноября 1946 года школьный учитель Виктор Васильевич возвратился с фронта домой.

 Дневник, который писала Нина, она вообще начала в молодом возрасте. Писала на тему любви. Были девичьи грёзы о семейном счастье. Была влюблённость. Были надежды устроить личную жизнь. Но счастья не получилось. А получилось много горя и слёз. Не устроив личную жизнь, она пыталась спасти семью своих родителей. Но в сталинскую эпоху и этого не получалось. После репрессий 1937- 1938 годов следовала война 1941-1945 годов. Значит немцы доделывали то с русским народом, что не успел сталин.


Рецензии
На старости лет многие люди, ровесники ваших героев, думали: всё надеешься на лучшее, а вот. уже постарел, а ничего хорошего в жизни не видел...
Я лично считаю, что в жизни каждого человека, дожившего до старости, есть немало хорошего, иначе не бывает.

Карагачин   13.09.2017 16:33     Заявить о нарушении
Это правда.

Валентина Газова   14.09.2017 08:30   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.