Ленинская аграрная политка в 1917-1920 годах

      Владимр Голдин

ЛЕНИНСКАЯ АГРАРНАЯ ПОЛИТИКА В 1917-1920 годах.


Переселенцы сотнями лет шли и шли к Земле, к своему счастью, к своему трудному, но радостному труду. Шли и в двадцатые годы, не замечая всей неустроенности болотисто-лесного урало-сибирского края. Однако их движение, как и всегда не вызывало восторга властей, но если раньше оно вызывало брюзжание власть предержащих, то в новейшей истории государства Российского это движение крестьян вызывало подозрение. (1)
И это не случайно. Власть в государстве сменилась. Во всех волостях и уездах громадной России произошли свои маленькие «октябрьские» революции. Власть на местах захватывали путем «избрания» кругом единомышленников, вернувшиеся с фронтов солдаты. Вооруженные большевистской пропагандой они смело брали власть в свои руки, не много задумываясь о правах волостного общества и мнениями проживающих в них крестьян.
В Гаринской волости Пермской губернии впервые советская власть была установлена 18 июня 1918г. До этого времени властью управляла земская управа и лишь только с приходом солдат-фронтовиков, под их непосредственном руководстве, был подготовлен и проведен первый съезд Советов. Земская управа была разогнана. Первым Председателем был избран Василий Александрович Поспелов. (4)
Советская власть в селе Гари просуществовала до 1 октября 1918г.
Всё происходило в рамках призывов вождя: «Совет Народных Комиссаров призывает крестьян самим брать всю власть на местах в свои руки». (5)
Но захватить власть путем революции или государственного переворота – это только начало. Главная проблема для любой власти организовать производство промышленной и аграрной продукции, занять и накормить народ.
Как известно торжественного шествия Советской власти в России не получилось, для её утверждения по всей территории страны потребовались годы и годы Гражданской войны. В период захвата власти большевиками страна была ослаблена империалистической войной.
Уже в январе 1918 года Ленин призывал своих сторонников к борьбе с голодом, он восклицал: «Петроградские рабочие и солдаты должны понять, что им никто не поможет, кроме их самих. Если не поднять массы на самодеятельность, ничего не выйдет». (8) Уже в это время в центре страны действовали сотни продотрядов, которые были посланы в деревни для хлебного изъятия у крестьян. 20 мая 1918 года было образовано «Управление главного комиссара и военного руководителя всех продовольственных отрядов» при Народном комиссариате продовольствия. (9)
22 мая 1918г. в статье «О голоде», Ленин призвал, так называемых, сознательных, революционных и твердых рабочих к «крестовому походу» против спекулянтов хлебом, кулаков, мироедов, дезорганизаторов, взяточников, «крестовый поход» против нарушителей строжайшего государственного порядка в деле сбора, подвоза и распределения хлеба для людей и хлеба для машин». (10)
Однако выполнить указания вождя на Урале не успели, через несколько недель политическая обстановка в крае резко изменилась. Власть перешла в руки вначале чехословаков, а затем Колчака. На целый год большевики потеряли власть на Урале и Западной Сибири. 
Менялась политическая обстановка в стране, менялось и отношение власти к Земле и Крестьянину, к его быту, организации труда и отдыха. Сразу после октябрьского переворота земля была роздана крестьянам без всякого выкупа, и были уничтожены помещичьи хозяйства. Большевики вынуждены были тогда под влиянием авторитета эсеров принять их условия, которые касались земли и отношения к ней крестьянства. «Здесь раздаются голоса, - говорил В. И. Ленин накануне выборов в Учредительное собрание, - что сам декрет и наказ составлен социалистами – революционерами. Пусть так. Не всё ли равно, кем он составлен. Но, как демократическое правительство, мы не можем обойти постановление народных низов, хотя бы мы с ним были не согласны. В огне жизни, применяя его на практике, проводя его на местах, крестьяне сами поймут, где, правда». (12)
Цель большевиков была не бесплатная раздача земли крестьянам, а её обобществление. Ленин придавал огромное значение организации коллективных хозяйств с первых дней Советской власти. В мае 1918г. в СНК был поставлен вопрос о создании в стране совхозов. Уже в июле 1918г. в Советской России насчитывалось 600 коммун. (13) Чтобы показать пример другим единоличным хозяйствам, что коммуны пользуются государственной поддержкой Совет Народных Комиссаров 3 июля 1918г. принял постановление об ассигновании 100 млн. руб. на мероприятия по развитию земледельческих коммун.
Ленин в своей торопливости преобразовать сельское хозяйство России на социалистических принципах скорей всего показывает себя как опытного многолетнего пропагандиста, но не как хорошо просчитывающего на несколько лет вперед экономическую ситуацию – стратега. Идея у Ленина всегда шла впереди экономического расчета и реальной экономической ситуации.
1 октября 1918г. Ленин подписывает два важных документа: Декрет о переходе имений сельскохозяйственных предприятий и участков земли, имеющих в культурно-просветительском и промышленном отношении общественное значение, в ведение Народного Комиссариата Земледелия и создает фонд в размере 1 млрд. руб. на строительство сельского хозяйства на социалистических началах. Эти деньги были предназначены для создания и поддержания экономического состояния совхозов, создаваемых на помещичьих землях. Однако решения СНК о создании совхозов несколько запоздали, поскольку помещичьи имения к этому времени были уже разгромлены то ли в силу невежества русского крестьянина, то ли вследствие большевистской пропаганды «грабь награбленное».
Из информационного листка № 8, 18 февраля 1918г. Новгородская губерния. Боровичский уезд. В деревнях до 10 имений разгромлено до основания; разрушены даже каменные столбы ворот. Хлеба в уезде нет. Семян не хватает.
Тамбовская губерния. Усманский уезд. Разгромлено имение Вяземского, оцениваемое до 50 млн. руб. Сад вырублен, оранжереи разбиты, племенной скот чисто резался, до 400 рысистых лошадей было уведено, и большинство из них на крестьянских кормах – подохло.
Информационный лист № 9, 19 февраля 1918г. Симбирская губерния. Губерния голодает. Семян для посева тоже нет во многих местах. Для продовольствия губернии нужно 11 млн. пудов хлеба до нового урожая. Для посева необходимо два с половиной миллиона пудов семян.
Смоленская губерния. Многие имения в губернии разграблены. Хлеба в уезде очень мало. Семенного материала далеко не достаточно». (14)
Ленин знал об этих трагических событиях, но не придавал им большого значения. В ЦК РКП (б), СНК шли ежедневно сообщения со всех концов страны, сгруппированные, они ложилась на стол вождя в виде информационных листков. Достаточно напомнить о том, как Ленин восхищался работой продотряда в Усманском уезде Тамбовской губернии, который реквизировал 6 тысяч пудов хлеба и 3 из них передал бедноте той же деревни, подвергшейся обработке продотряда. (15)
Предпосылки голода и нехватки семян начались в Советской России, можно считать, наряду с другими причинами, с момента разграбления помещичьих хозяйств, как крупных центров хранения запасов семенного и продовольственного зерна.
Уничтожив помещиков, Ленин тут же взялся за уничтожение крепкого хозяйственника на селе – кулака. Для осуществления этой политики большевикам нужны были союзники. Поэтому создание профсоюзов сельскохозяйственных рабочих, комбедов, продвижение бедняков в сельские советы, разжигание классовой вражды – вот главные мероприятия правительства для достижения этой цели. Большевики во главе с Лениным видели своё будущее в деревне в том, «что деревня объединилась с городом, что пролетарские и полупролетарские – не пользующиеся чужим трудом – элементы деревни вместе с городскими рабочими открыли поход на кулаков и мироедов». (16)
«Целью нашей является поголовное привлечение бедноты к практическому участию в управлении, и всяческие шаги к осуществлению этого… Целью нашей является бесплатное выполнение государственных обязанностей каждым трудящимся. По отбытии 8-часового «урока» производительной работы». (17)
К созданию такого союза большевики приступили и стали осуществлять свою политику через действия в центре страны продовольственных отрядов. При этом большевистская партия не скрывала свою зависть к кулакам и судила об их богатствах по слухам: «конечно, денег у них достаточно; они сами рассказывают, что керенки у них накопились целыми фунтами». И на основе таких слухов делали далеко идущие политические выводы: «Но такие люди – злейшие преступники. С ними надо бороться, как с худшими врагами народа.
И эту борьбу в деревне мы начали… и потому решили деревню расколоть. Мы говорили: мы потеряем кулаков, это правда, этого несчастья не скроешь (смех), но мы выиграем тысячи и миллионы бедняков, которые станут на сторону рабочих. (Аплодисменты)». (18)
Глава СНК определил и количественную величину своих союзников «% бедноты подогнать < 40%, среднее не < 20%». Определил отношение через натуральный налог к врагам и союзникам: «(б) экспроприация буржуазии полная. (в) богатого крестьянина не экспроприировать, а обложение справедливое, сильное. (г) среднее крестьянство – мягкое обложение. (д) бедное – никакого». (19)
Железной логикой вождя 40% крестьянского населения, крестьянской страны должны были подвергнуться экспроприации. Процент бедняков по России был явно меньше 40%, и в угоду классовой теории вождя эту величину предстояло статистам и партийным функционерам на местах «подогнать» под требуемый показатель.
Через три месяца появляется документ, который по своему содержанию полностью противоречит «Декрету о Земле»  и «Крестьянскому наказу о земле». Если в «Наказе» было записано: «Вся земля отчуждается безвозмездно, обращается во всенародное достояние и переходит в пользование всех трудящихся на ней», (20) то в новом документе мы наблюдаем совершенно другую трактовку.
Большевики, закрепившись у власти, начинают свою политику отказов от компромиссов и твердого проведения своего классового курса, на основе новых соглашений и новых отказов.
«О социалистическом землеустройстве и о мерах перехода к социалистическому землепользованию (положения)» яркое тому подтверждение. «Положения» были приняты ВЦИК в феврале 1919г. и опубликованы в «Известиях Всероссийского Центрального исполнительного комитета Советов» от 14 февраля 1919г. в № 34, за подписью Председателя ВЦИК Я. Свердлова, Народного комиссара земледелия Середы и секретаря В. Аванесова. В этом положении говорилось: «Глава 1. Статья 1. Вся земля в пределах РСФСР в чьем бы пользовании она не состояла, считается единым государственным фондом.
Статья 3. Крупные советские хозяйства, коммуны, общественная обработка земли и другие виды товарищеского землепользования являются наилучшими средствами достижения этой цели, поэтому на все виды единоличного землепользования следует смотреть как на проходящее и отживающее.
Глава 2. Статья 7, гласила: «Землеустройству подвергается вся площадь сельскохозяйственного фонда.
Статья 8. Этот земельный фонд используется в первую очередь для нужд советского хозяйства и коммунизма, во вторую, для нужд трудовых артелей и товариществ и для общественной обработки, в третью для добывания средств к существованию единоличных землепользователей». (21)
Глава СНК стремился выступать на всех совещаниях и собраниях по несколько раз в день, подготовленных по его же указанию. Делал это он не от хорошей жизни, так как не всегда доверял своим ближайшим соратникам, да и  условия для пропаганды его же собственной политики в начале ХХ столетия были ещё скудные. Радио было развито слабо, газеты хотя и распространялись бесплатно, но имели недостаточный тираж и прочитывались малым количеством людей в силу массовой безграмотности. Выступления вождя трудно воспринимались на слух и не поддавались аудиторному конспектированию. Ленин сам признавал, что «я ни единого раза не видел сколько-нибудь удовлетворительной записи моей речи. Отчего это происходит, судить не берусь, от чрезмерной ли быстроты моей речи, или от ее неправильного построения, или от чего другого, но факт остается фактом». (22)
Громкие читки газет и многочисленных постановлений Советской власти не всегда на слух воспринимались объективно, получались пересуды и искажения, а на основе их рождались всевозможные слухи.
Идя на многочисленные собрания и заседания съездов, Ленин не всегда был готов к правильным оценкам происходящих событий и делал необдуманные и путаные ответы, исходил не из здравого смысла экономики, а из политических посылок. Так выступая на заседании 1 съезда сельскохозяйственных рабочих Петроградской губернии 13 марта 1919г., где он, как всегда, призывал к созданию коллективных товарищеских хозяйств, договорился до того, что «может быть, на те же 100 десятин понадобиться не 10 лошадей, не 10 плугов, а понадобиться 3 лошади, 3 плуга. Вот так можно сберечь человеческий труд и достичь лучших результатов». (23) Защитники вождя могут возразить, что он привел безотносительный пример, как можно коллективно справиться малыми силами с большими проблемами. С этим согласиться никак нельзя, поскольку крестьянин в Сибири на одну десятину в среднем, как мы знаем, из предыдущей главы имел в среднем две лошади. Лошадь живое существо и она имеет свойство уставать в работе, как и человек. Вспахать на трёх лошадях 100 десятин, конечно, можно, но в земледелии ещё существует такое понятие как лучшие агротехнические сроки посева, уборки и обработки почвы.
Таким количеством живого и мертвого инвентаря, предложенным Лениным выполнить работы в лучшие сроки не возможно. Здесь желаемое выдается за действительное.
На том же совещании Ленин чувствовал себя не совсем уверенно при ответе на вопрос: «… дозволяется ли держать мелких животных в советских хозяйствах, отдельные огороды и птиц?».
Выступающий не нашелся сразу что ответить. Запросил документ и только затем, чтобы сразу не оттолкнуть от себя и от власти сидящих перед ним крестьян, стал долго и витиевато отвечать, зачитывая статью 46: «Никто из рабочих и служащих не имеет права заводить в хозяйствах собственных животных, птиц и огороды».
Статья «Положения» определённо, без обиняков запрещала крестьянину держать личную скотину, била по его многовековому сознанию, что жить в деревне без собственного хозяйства совершенно непривычно. Крестьяне делегаты съезда, естественно, глубоко задумались над таким решением власти.
По-видимому, в возникшей напряженной тишине в зале Ленин и нашёл, как бы временный выход из положения. «Мне сказали, что ваш съезд собран только из представителей Петроградской губернии, которую вы хорошо знаете, несмотря на все соображения, говорящие в пользу общего хозяйства, придете к выводу, что, допустим, нужно сделать временное исключение для Петроградской губернии, то мы рассмотрим второй раз этот вопрос». (24)
Вождь просто спасовал перед сурово притихшими слушателями и пошёл на попятную для крестьян Петроградской губернии.
 Чтоже получается, давайте вспомним, царская власть в начале препятствовала крестьянину в свободном освоении земель. Но, в конечном счете, стала ему помогать и в передвижении до места поселения, и в освоении целины, дала свободу управления через сельскую общину, а затем и право свободного выхода с землей из общества.  Новая власть своими решениями не только стала препятствовать хозяйствованию крестьянина на земле, но даже стала вмешиваться в его личную жизнь – что можно, что нельзя.
 Ленин сразу понял, что идея запрета на личное подсобное хозяйство не принимается, сидящими в зале тружениками села. Что он делает? Он присутствующим показывает в своем ответе, что в железной логике коммунистов всегда можно найти мягкие места, на которые можно надавить и получить уступки для избранных, уступки для сиюминутного смягчения возникшей напряженности, уступки для близких людей, товарищей по партии и влиятельных членов ЦК. По сути дела, можно считать, что Ленин на этом совещании заложил существование, так называемого телефонного права, так широко использовавшегося в советский период в Советском Союзе: «вы нам обоснуйте, а мы вам сделаем временное исключение». Однако мы забегаем вперед, как большевики, у которых идея-идеология всегда опережала экономические и прочие возможности государства, кстати, это тоже традиция, заложенная Лениным и о которой мы ещё не раз будем вспоминать.
Для чего необходимо так подробно останавливаться на выступлениях Ленина? Для того, чтобы понять, что это первоисточник всего сущего советской власти. Для понимания большевизма нужно вспомнить, как простые русские мужики, Ермаки, Дежневы и другие, покоряли земли Урала, Сибири, Дальнего Востока, вплоть до Аляски и Калифорнии и дарили её государственной казне!!! Как закладывались традиции сибирского русского крестьянина, свободного от крепостного права в отношениях с царской властью. Вот с этих ленинских статей начала складываться система власти и её традиции в отношениях к Земле и  Крестьянству в СССР. Как начали большевики формировать свои установки и осуществлять первых шагов своей деятельности, так и начали складываться традиции в треугольнике:   Власть – Земля - Крестьянин.
Прочитывая труды Ленина не трудно придти к выводу, что вождь мирового пролетариата больше всего опасался за победу социализма в России со стороны противодействия партии эсеров, меньшевиков и со стороны крестьянства. Первых он поносил впопад и невпопад, при каждом удобном и неудобном случае, мстя им за их критику большевистских ошибок, и за то, что они мешали ему проводить единолично социалистический эксперимент в отдельно взятой стране.
С многомиллионным, единоличным крестьянским хозяйством Ленин, как руководитель государства столкнулся впервые, и понял, что добротный единоличный хозяин зависит от государства номинально. Крестьянин получает от государства право на владение участком земли, обязанность платить подати и поставлять сыновей в армейские государственные казармы. Все остальные проблемы крестьянин решал самостоятельно: расширять ли свое хозяйство до уровня товарного производства и «выбиваться в уважаемые люди деревни», оставлять ли его в неизменных размерах простого воспроизводства или пьянствовать и лодырничать.
Сколько людей, столько характеров – равенства возможностей людям природа не дала. Однако вождя беспокоил один им же выведенный афоризм, что «мелкое производство рождает капитализм и буржуазию постоянно, ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе», (25) а это никак не соответствовало его личным представлениям о социализме.
Борьба с этой неорганизованной крестьянской массой, развивающейся по «неправильному» пути сотни лет, стала головной болью большевиков на многие десятилетия.
Расколов деревню, по классовому и психологическому признакам, в основу которых, прежде всего, были заложены человеческие личностные факторы: зависть, неудовлетворенность собой, неуживчивость, склонность к интригам, большевики сделали ставку на крестьянскую бедноту.
Ленин в течение 1918г. неоднократно говорил о роли бедноты для построения социализма. В его речах звучали заигрывания с беднотой: «Образовывается новая форма борьбы против кулачества, форма союза бедноты, которой нужно помочь, которую нужно объединить. Деревенской бедноте даем всякие премии, она имеет право на это». В одной  из статей Ленин торгуется с беднотой и говорит, на каких условиях он предоставит им премии: «… деревенской бедноте мы идем на встречу и мы дадим всяческие премии, мы поможем, если она нам поможет организовать ссыпку хлеба, получение хлеба от кулаков, и, чтобы стало это в России реальностью, мы не должны жалеть никаких средств». (26)
Беднота, объединенная в комбеды, сделала своё дело, разожгла классовую борьбу в деревне и получила высокую оценку из уст вождя: «… гражданская война в деревне понята правильно: беднота объединяется и дружными рядами борется против кулаков, богатеев и мироедов». (27)
       Однако комитеты бедноты очень скоро стали препятствием в политической игре большевиков и их, чтобы не было склок и лишних словоговорений их  влили в сельские советы.
Многие бедняки вступили впервые созданные в стране коммуны, артели, совхозы. Они перестали числиться бедняками, однако их экономическое положение вряд ли изменилось, судя по письму одного из коммунаров.
Письмо из деревни Новоселок, Владимирской губернии Муромского уезда. «12 июня с.г. организовалась сельскохозяйственная артель, которая в самое непродолжительное время должна перейти на коммунистические начала. Стремления наши велики и чисты, но мы бессильны материально. Нет у нас ни земли, ни зерна, ни посева, нету у нас и лошадей. Нашлось несколько лошадей и три десятины земли у общества. Вывезли 150 телег навоза. Время к посеву, где будем брать семена? Денег нет, сами голодны, лошади малосильны, потому что для них тоже нет корму. Весной обращались в уездную комиссию земледелия, чтобы они отпустили нам овса, но он отказал. Видимо, на него не приходится надеяться, и теперь волостной совет тоже никакой поддержки не делает, и делается понятным для нас, кто же нас бедняков поддержит в строении нашей коммуны.
Помогите нам и советом и материально, мы всегда с вами». (28)
Вождя революции в большей степени интересовали теоретические построения, чем практическая сторона их реализации.
К интересному выводу о судьбе батраков приходит автор статьи в Малой Советской энциклопедии: «Комбеды оказывают активную поддержку получению из деревни хлеба и других сельскохозяйственных продуктов. При помощи комбедов доводится до конца аграрная революция в деревне. Середняк остается центральной фигурой деревни этой эпохи, но беднота получает земельные наделы, инвентарь и пр. К 1919 число батраков сократилось с 2.100 тысяч до 34 тысяч». (29)
Какая была успешная аграрная политика большевиков!!!
Батрак как явление практически исчез из деревни, по мнению автора этой статьи. Это скорей пропаганда, чем реальность.
Определив правильное направление деятельности бедноты в гражданской войне, Ленин отодвигает эту часть крестьянства на второй план и приступает к теоретическому обоснованию использования в интересах большевистской партии середняцкой прослойке среди крестьянства.
Менее чем через три недели Ленин заявляет: «Нет сомнения, что главным социальным слоем, который дает экономическую основу мелкобуржуазной демократии, является в России среднее крестьянство». (30)
Ленин убежден, что: «Эти элементы никогда не станут социалистами по убеждению, прямыми, настоящими социалистами. Они станут социалистами, когда увидят, что выхода нет», (курсив – В. Г.) а пока «в том-то и трудность социалистического строительства, что нам приходиться строить социализм из элементов, насквозь испорченных капитализмом». (31)
Советская власть держится в России уже год, и крестьяне начинают задумываться о дальнейшем её существовании и своем хозяйствовании в этих условиях, поскольку на стороне власти оказались и пролетариат, и беднейшее крестьянство, деревня, расколотая классовой борьбой, перестала быть единой, козни классовой борьбы захватили внутреннюю жизнь крестьянства.
Колеблющийся в своем понимании происходящего середняк качнулся в сторону большевистской власти, поскольку «выхода нет». В этих условиях Ленин напоминает слушателям отношение марксизма к этому слою крестьянства: «Наша задача, - писал Энгельс, - по отношению к мелким крестьянам состоит, прежде всего, в том, чтобы их частное производство, их собственность перевести в товарищескую, но не насильно, а посредством примера, предлагая общественную помощь для этой цели».
На данном этапе развития гражданской войны вождь призывает своих сторонников искать пути примирения и соглашения с середняком. Указывая им, что это новый шаг на пути обобществления сельскохозяйственного производства.
Проблема середняка стала основной в многочисленных выступлениях  Ленина в конце 1918 – начале 1919г. Он заявляет о расширении опоры власти, и говорит уже рабочем, о беднейшем и среднем крестьянине (32), об отношении трудящегося крестьянства к среднему крестьянству, (33) Разъясняет несведущим «что такое средний крестьянин». (34)
На VIII съезде РКП (б) Ленин заявил, что «вопрос о среднем крестьянстве выдвинулся на первый план». В защиту середняка Ленин высказал несколько лозунгов-заклинаний: «Насилие по отношению к среднему крестьянству представляет из себя величайший вред», «Нет ничего глупее, как сама мысль о насилии в области хозяйственных отношений среднего крестьянина», «не сметь командовать!», «Действовать здесь насилием, значит губить всё дело». (35) Предлагает ряд мер в защиту середняка: «Чрезвычайный налог с середняков ослабить тотчас. План поездок Калинина выработать и утвердить. Опубликовать даты, места, приёмы просителей и пр. «Манифест» о защите середняка-крестьянина. Проверка продовольственных мероприятий в таком направлении, чтобы с середняка ослабить реквизиции, взыскания и прочее» и др. (36)
Однако Ленин понимает всю несостоятельность своих заклинаний, он говорит эти лозунги скорее для пропаганды, для прессы, чем для аудитории-практиков, которые его слушают. Он дважды признается в своем докладе и в своем бессилии и в своей косвенной поддержке происходящих процессов: «Но при наших нравах, при нашем уровне культурности, при нашем недостатке культурных и технических сил, которые мы могли бы предложить деревне, и при том бессилии, с которым мы часто подходим к деревне, товарищи очень часто проводят принуждение, чем портят всё дело». И ещё. «Миллионы не могут сразу понять перемену курса и поэтому сплошь и рядом удары, предназначаемые для  кулаков, попадают в среднего крестьянина. Это не удивительно. Надо только понять, что это вызывается историческими условиями, которые изжиты, и что новые условия и новые задачи по отношению к этому классу требуют новой психологии». (37)
Выступления Ленина в защиту середняка были не что иное, как пропагандистская акция, практика жизни была совершенно противоположной, как мы увидим поздней.
На мой взгляд, отношение Ленина к крестьянству в корне меняется после написания им статьи «Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата», подготовленной к двухлетию октябрьского переворота. На основе данных Центрального статистического управления Ленин приводит таблицу, из которой следует, что в города и села 26 губерний, имеется, по-видимому, в виду территория, которая контролировалась тогда Советской властью компродом доставлено хлеба 53 млн. пудов, а мешочниками 68,4 млн. пудов. После этого он сделал вывод, что тот крестьянин, который сдал по твердой цене хлеб в руки государства «есть крестьянин трудящийся, полноправный товарищ социалиста-рабочего, надежный союзник его, родной брат в борьбе против ига капитализма». Здесь уже Ленин не подразделяет крестьян на бедняков, середняков и кулаков – для него они все равны, как сдатчики хлеба.
 «Крестьянин из другой половины «есть спекулянт, союзник капитализма, есть классовый враг рабочего, есть эксплуататор». Далее Ленин начинает упрекать крестьянство, как мачеха, в том, что они стали жить лучше, чем рабочие, питаться лучше горожанина. Его упрёки выливаются в совершенно нелепые выводы: «Ибо иметь излишки хлеба, собранного с общегосударственной земли (как будто после принятых большевиками «Положений» о земле она, как в той сказке, превратилась в скатерть самобраную и к ней не надо прикладывать крестьянский труд – В.Г), при помощи орудий, в создание которых вложен так или иначе труд не только крестьянина, но и рабочего (вождь забыл, что крестьянин ничего ещё не получил бесплатно от рабочего, что крестьянин купил орудия производства за свои честно заработанные деньги, значит, он уже оплатил труд рабочего, и тот к нему не имеет права предъявлять претензии – В.Г.) и так далее, иметь излишки хлеба и спекулировать ими, значит быть эксплуататором голодного рабочего». (38)
Эти свои выводы Ленин повторяет неоднократно и особенно перед партийными работниками, научая их к практическим действиям: «… крестьянин, который эксплуатирует благодаря тому, что имеет излишки хлеба, - наш противник. Но крестьяне далеко не все понимают, что свободная торговля хлебом есть государственное преступление. «Я хлеб произвел, это мой продукт, и я имею право им торговать», - так рассуждает крестьянин, по привычке, по старинке. А мы говорим, что это государственное преступление. Свободная торговля хлебом означает обогащение благодаря этому хлебу, - это и есть возврат к старому капитализму, этого мы не допустим, тут мы будем вести борьбу, во что бы то ни стало». (39)
Здесь уже Ленин окончательно забывает о градации крестьянства на бедняков, середняков и кулаков. Здесь Ленин открыто говорит о продолжении своей политики «грабь награбленное», но в действительности получается ограбление наоборот - ограбление труженика, объявленного политического союзника, из этой политики напрашивается вывод, что Ленин забыл народную мудрость, что дорога в ад вымощена благими намерениями.
В своих поучениях партийных работников Ленин начинает употреблять уничижительные по отношению к крестьянину словечки «мелких хозяйчиков (выделено – В.Г.) гораздо больше, чем нас». И далее. «Ведь тут перед нами та мелкобуржуазная стихия, которая в числе десятков миллионов нас окружает; нас меньше, нас очень мало по сравнению с этой мелкобуржуазной массой». (40)
Во-первых, здесь впервые появляется слово не крестьяне, не народ, а масса. Это слово – масса – будет многие десятилетия подразумевать для партийных функционеров советский забитый многочисленными постановлениями и декретами советский народ. Во-вторых, если партийные работники попали в окружение «буржуазной массы», то надо понимать, что из окружения выходят с боем, уничтожая всё на своём пути. В этих выражениях не напрямую, но косвенно Ленин показывает свою мысль, которую он высказывал в полемике с социал-демократом Г. А. Соломоном: «крестьяне – «мелкие буржуи», поэтому они должны «исчезнуть с лица земли, как рудимент…». (41)
После этой откровенной мысли Ленина совсем понятно его очередное заявление: «… крестьянин – наш враг, и мы с ним будем бороться со всей решимостью, со всей беспощадностью». (42)
Самая благодатная для обучения и воспитания аудитория – молодежь.
 Вождь учит молодежь коммунистической нравственности, и, конечно, «нравственность это то, что служит разрушению старого эксплуататорского общества и объединению всех трудящихся вокруг пролетариата, созидающее новое общество коммунистов. Коммунистическая нравственность это та, которая служит этой борьбе, … против всякой мелкой собственности, ибо мелкая собственность дает в руки одного лица то, что создано трудом всего общества».
«Ну, а если, - продолжает рассуждать вслух Ленин, - из этой общей собственности я беру себе известный кусок, возделываю на нем вдвое больше хлеба, чем нужно мне, и излишком хлеба спекулирую? Разве я тогда поступаю как коммунист? Нет, как эксплуататор, как собственник. С этим нужно вести борьбу». (43)
Здесь явно проводится мысль неуважительного отношения рабочей молодежи к крестьянству в целом. Вырисовывается на будущее тупиковая ситуация как для воспитания нравственности молодежи, так и для сельскохозяйственного производства, но именно на таких идеях нас и воспитывали в школах и университетах. Зачем же много, старательно и качественно работать сверх меры, если всё это в дальнейшем оборачивается низкой зарплатой и кличкой «эксплуататор»?
Ленин очень боялся, что и при общественной собственности рабочие и крестьяне смогут существовать зажиточной жизнью, и мысли вслух, высказанные молодежи он обсуждал и с членами ЦК РКП (б).
«Всякую напряженную работу, если в ней нет приёмов кулачества, надо награждать», - пришли к выводу члены ЦК партии. Дальше возник вопрос кого награждать и главное чем? Ведь если дать средства труда, то, в конечном счете, получится кулак, а этим «идем вразрез с основными положениями не только земельной, но и всей советской политики и нарушаем основной принцип – поддерживать интересы трудящихся против интересов кулачества».    Члены ЦК пришли к выводу, что надо награждать в первую очередь сельские общества, во вторую единоличные хозяйства и при этом предметами домашнего быта «от чего жить будет красивее». (44)
Ленин, конечно, дополнил мнение членов ЦК о премировании отдельных хозяев тремя пунктами. Воспроизведем лишь третий пункт, поскольку первых два практически то же самое, что и третий пункт. «Чтобы отдельные домохозяева премировались знаками отличия, предметами личного потребления, домашнего обихода и т.п.; средствами же производства допустимо премировать отдельных домохозяев лишь при непременном соблюдении того условия, чтобы  для премии выдавались только такие средства производства и только на таких основаниях, чтобы эти средства производства не могли быть использованы как орудие превращения хозяина в кулака». (45)
После этого съезда вошёл в жизнь советского общества Орден «Трудового Красного Знамени». «Средства производства», даже маломощные токарные станки и станки по дереву, электрорубанки и электродрели и прочие инструменты, облегчающие труд человека, были запрещены в употреблении на многие годы, а на основании дополнений Ленина участковый милиционер получил право заходить в крестьянский двор и проверять на шум каким инструментом работает крестьянин. Находились народные умельцы, сами собирали такие станки, что было запрещено. Советское машиностроение вообще не производило станков бытового назначения.  Подобная «классовая политика» привела к непоправимому отставанию от других государств в данной отрасли промышленности.
Эти теоретические рассуждения Ленина одобренные членами ЦК РКП (б) и есть начало расширенного воспроизводства бедноты в советской стране, как в промышленности, так и в сельском хозяйстве.
Конечно, проводимая Лениным политика не всегда находила безоговорочное понимание даже в управленческих слоях большевизма. Трудно сейчас восстановить тот эмоциональный протест, выплескивающийся на руководителя СНК на собраниях, которые он проводил. Сохранившиеся документы не могут передать той атмосферы, в которой они проходили. Но даже те, что дошли до нас создают возможность сказать о происходящем.
 Первое. Ещё существовала свобода устного протеста в узком кругу единомышленников, или мягче сказать возможность задать нелицеприятный вопрос самому главе государства без опаски о политических и физических последствиях. Второе. Документальная фиксация подобных протестов дает возможность заявить об этих эксцессах ушедшего времени.
На совещании председателей уездных, волостных и сельских исполкомов Ленину пришлось выслушать этот протест против руководства страны. Ленин признает справедливость протестов: «Товарищи! Мне придется ограничиться коротким заключением, потому, что по началу собрания было видно, что есть довольно сильное, очень сильное желание поругать центральную власть». «Мы видим, - продолжает Ленин, - во что вылилось это собрание. Какое недовольство, какие бурные крики протеста; но мы понимаем, почему это происходит. Мы понимаем, что у каждого из волнующихся здесь наболела душа, потому, что нет корма для скота, и скот гибнет, что обложение непосильно, и напрасно сказал товарищ, что для нас являются новыми эти крики протеста».  (46)
Однако Ленин во всех ситуациях сохранял свою линию выработанной политики, и всегда из его ответов на нелицеприятные вопросы получалось так, что задавший вопрос оказывался неправ.
Следует ещё обратить внимание в ленинских работах на один факт, который все исследователи творчества Ленина в последние годы обходят молчанием. Это его манера обращаться с цифровым фактичным материалом. Ленин очень небрежно обращался с цифрами и на основе этого делал политические выводы, но когда внимательно сопоставишь приведенный им же цифровой материал, то сразу же возникают к автору дополнительные вопросы, а политические выводы вызывают определенное недоверие, и это по такому болезненному для страны и её экономики вопросу, как заготовка хлеба.
В июне 1920г. он сообщает: «Заготовка хлеба с 1 августа 1917г. дала 30 миллионов (пудов – В. Г.), с августа 1918г. – 110 миллионов. Это показывает, что мы начали вылезать из затруднений. С 1 августа 1919г. по сие число – больше 150 миллионов». (47)
В сентябре озвучиваются новые факты: «Если нам суждена зимняя кампания, мы победим, в этом нет сомнения, несмотря на истощение и усталость. За это ручается и наше экономическое положение. Оно значительно улучшилось. Мы приобрели, по сравнению с прошлым, твердую экономическую базу. Если в 1917-1918г. мы собрали 30 миллионов пудов хлеба, в 1918-1919г. – 110 миллионов пудов, в 1919-1920г. – 260 миллионов пудов, то в будущем году мы рассчитываем до 400 миллионов пудов. Это уже не те цифры, в которых мы бились в голодные годы. Мы уже не будем с таким ужасом смотреть на разноцветные бумажки, которые летят миллиардами и теперь ясно обнаруживают, что они – обломок, обрывки старой буржуазной одежды». (48)
И, наконец, декабрь 1920г.: «Это – цифры итогов заготовок по годам. С 1 августа по 1 августа 1917г. заготовлено 320 миллионов пудов, следующий год 50, потом 100 и 200 миллионов пудов. Эти цифры – 320, 50, 100 и 200 -  дают основу хозяйственной истории Советской власти, работы Советской власти в хозяйственной области, подготовку того фундамента, овладев которым, мы начинаем настоящим образом наше строительство. 320 миллионов пудов до революции – вот приблизительный минимум, без которого строить нельзя». (49)
И этот факт Ленин подчеркивает особо, сбор хлеба путем разверстки «без Сибири, без Кавказа и без юга», и, конечно, без Украины.
Первое, что бросается в глаза, Ленин ни разу не назвал общих цифр по годам – они всегда разные. Первый год: 30, 30 и вдруг – 50. Второй ряд цифр: 110, 110 – 100. Третий ряд: 150 – эту цифру можно понять, т.к. сроки разверстки ещё не закончились, 260 – 200 млн. пудов. Если для Ленина эта игра цифирью ничего не значила, то для пропагандистов в своей работе, которые его слушали на какие факты ориентироваться? А для населения страны потерять в речах 10, а затем 60 млн. пудов – разве это ничего не значит?
И ещё в военные годы 1916-1917 – было собрано 320 млн. пудов – была армия, была война, но в стране не было голода, и эти 320 млн. пудов были собраны по всей России, ведь Ленин не оговаривается, с какой части государства были собраны эти миллионы пудов хлеба? В то время в России жило – 94 млн. человек. Ленинские продотряды проводили разверстку только в подконтрольных им 26 губерниях, где проживало – 54, 7 млн. человек. (50) Вся промышленность стояла на коленях, и кое-как функционировала, а значит, и продукцию сельского хозяйства потребляла в ограниченных объемах. Из 260 собранных миллионов пудов хлеба можно было сделать определённый государственный страховой фонд.
Но о нём никогда не было речи, ни в ЦК партии, ни в СНК.
Возникает вопрос, как оперировали стратегическим продуктом органы Советской власти? Где собранный хлеб? Растащила голодная беднота? Разбазарили члены продотрядов? Раздали нужным служащим при плохом учёте и контроле? Или просто разорили крестьян, этих мелких буржуев наперед, чтобы потом, впоследствии из них не выросли спекулянты, торгаши, носители старого капиталистического прошлого? Это не праздные и не надуманные вопросы в тиши домашнего уюта. Это вопросы для научных исследований и выводов.
Наступил 1920г., на фронтах гражданской войны определились заметные успехи, уже освобожден Урал и Западная Сибирь. Ленин предвкушает новые разверточные походы против крестьян этих регионов. Он не скрывает своей зависти к экономическому положению урало-сибирских крестьян. Ленин видит новую лагуну, ещё не подвергнутой опустошительной продразверстке. Его выступления типичны, в них лишь добавляется новые географические названия: «Гибнут люди здесь, - твердит заученные фразы вождь, - тогда как на Украине, на Северном Кавказе и в Сибири мы имеем неслыханные богатства, которые могут накормить голодных рабочих и восстановить промышленность». (51)
Его задача накормить рабочих, надо понимать центра России. Но разве рабочие Урала не хотят есть? Конечно, хотят. Но в Сибири крестьяне не знали крепостного права и у них особый характер, о котором мы говорили в первой части повествования. Да и сам Ленин наверно не забыл ещё кто такой сибирский крестьянин из своего опыта ссыльной жизни.
Нет. Ленин не забыл о сибирском крестьянине, и поэтому он готов дать ему свою классовую оценку. «Теперь к нам присоединились массы крестьянства Сибири, где крестьяне имеют излишки хлеба, где они развращены капитализмом (курсив – В. Г.), держатся за старинную свободу торговли, и считают своим священным правом, в этом отношении их сбивают меньшевики и эсеры (без этих обязательных напоминаний не было ни одного выступления вождя, навязчиво, как болезнь. (курсив – В. Г.), - это уж их печальная участь, да больше им и делать нечего, - считают своим священным правом осуществлять свободную торговлю хлебными излишками, думая, что это право за ними может быть оставлено».
Далее Ленин продолжает свою песню о том, что свободная торговля хлебом возврат к капитализму и переходит к угрозам сибирским крестьянам, забывшим о социализме за один год его отсутствия. «Поэтому нашей задачей в отношении к этим мелкобуржуазным собственникам, к мелким спекулянтам, число которых миллион и которые, владея излишками хлеба, думают, что чем дальше мы пойдем, тем больше они наживутся, и чем сильнее голод, тем выгоднее это держателям хлеба, - наше отношение к ним есть отношение войны (курсив – В. Г.)». (52)
Далее Ленин продолжает поучать своих слушателей: «Мы должны, во что бы то ни стало, стереть с лица земли следы политики меньшевиков и эсеров, которая говорит о свободе личности и т.д., потому что эта политика обрекает нас на голод. Это отношение должно быть проведено во всей нашей работе. Передовая часть пролетариата берет на себя руководство остальным населением и говорит: «Мы вас должны довести до полного понимания и проведения в жизнь наших идей, как мы довели вас до того, что вы все больше и больше становитесь на нашу сторону». (53)
Ленин ставит задачу «довести до полного понимания» урало-сибирского крестьянина, какой-то передовой частью пролетариата «наших идей», и подчеркивает: «Мы в течение этих двух лет провели громадную работу. Мы привлекли к этой работе массу крестьян и рабочих, мы сумели отовсюду взять то, что нам было нужно». (54)
Каким образом Ленин доводил крестьян до полного понимания большевизма миру известно из открытого письма ЦК партии большевиков М. А. Спиридоновой и писем крестьян к М. А. Спиридоновой, брошюры К. Каутского «Терроризм и коммунизм», из произведений М. Горького, В. Вересаева, И. Бунина и многих-многих других.
В первые годы Советской власти Ленин проводит свою политику с догматическим деспотизмом. За эти годы большевистский правительственный аппарат накопил опыт борьбы и ликвидации неугодных элементов в классовой борьбе. Стал опытным и более жестким.
 Краткие выводы.
1. Диктатура пролетариата, это насаждение классовой борьбы в деревне. Как показывает анализ ленинских работ, практика его политического действия – это в первую очередь борьба против мелкобуржуазного торговца хлебом, т.е. против крестьянина.
2. Свободная торговля хлебом – это возврат к капитализму. Крестьянин хочет свободной торговли. «И мы говорим: на это мы не пойдем никогда, скорее ляжем все костьми, чем сделаем в этом уступку». (55)
3. Ленин объявил всем сибирским крестьянам войну и готов положить костьми не только своих сторонников в этой войне, а, прежде всего, положить костьми свободолюбивое сибирское крестьянство.
4. Трудовая повинность, низкооплачиваемый труд, после него бесплатная общественная работа, субботники.
5. Из анализа ленинских работ напрашивается вывод, что вождя мирового пролетариата, прежде всего, интересовала проблема сохранения большевистской власти и ради этого он идет на союз то с бедняком, то середняком. Он больше говорит о насилии над крестьянином, чем о задачах развития сельского хозяйства. Разговоры о совхозах, коллективном хозяйстве, скорей разговоры о намерениях, чем реальная аграрная политика.
6. Политика «грабь награбленное» - наоборот, если в 1917 грабили крупный капитал руками крестьян, рабочих и солдат, то в 1918-1920 грабили мелкого буржуа, т.е. крестьян теми же, но вооруженными руками и тем самым разжигали гражданскую войну – столь милую сердцу вождя.
7. Никакой сколько-нибудь взвешенной, продуманной на перспективу экономической политики не было, и быть не могло – была лишь война за выживание. Но добрый хозяин и во время пожара стремится спасти часть своего имущества, здесь же пожар разжигали целенаправленно, для того чтобы уничтожить, убить дух свободного предпринимательства крестьянина. Большевикам не нужен был крестьянин с его скарбом, он нужен был гол, как сокол, чтобы впредь крестьянин всегда чувствовал зависимость и страх перед властью.
В этой статье изложены как исторические, так и идеологические предпосылки развития и становления Советской власти. Но надо четко представлять, что история и идеология не одно и, то же. Историю необходимо изучать и знать, её из нашей реальной жизни не выкинешь, но идеология большевизма не приемлема, и к ней нельзя возвращаться.
Статья написана на основе анализа архивных материалов и литературных источников, все использованные цитаты обозначены цифрами и указаны в примечаниях в книге Владимир Голдин «Взгляд из деревни, или почему пустует земля». Кн. 1. - Екатеринбург, 2010.


Рецензии
Больная для меня тема... Не смогла пройти мимо... Рада, что у меня есть единомышленники...
Спасибо Вам за историческую правду...

Моих дедушку с бабушкой раскулачили "под одну гребёнку" со всеми, хотя они были середняками по зажиточности. У них отняли коров, быков, плуги, сеялки... - всё, что было нажито своим горбом; их большую семью зимой выселили во времянку...

Валентина Юрьева-50   02.07.2017 10:31     Заявить о нарушении
Валентина, признателен, что вы одолели эту статью. Приятно, что мы понимаем её содержания. С уважением.

Владимир Голдин   02.07.2017 07:32   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.