Великая космическая мать. Перевод Части 1

Моника Сьё и Барбара Мор. ВЕЛИКАЯ КОСМИЧЕСКАЯ МАТЬ. НОВОЕ ОТКРЫТИЕ РЕЛИГИИ ЗЕМЛИ.
Этой замечательной книге в 2017 году исполняется 30 лет, но она до сих пор не переведена на русский язык (во всяком случае, я не обнаружила в Интернете ни любительских, ни профессиональных попыток перевода). Содержатся лишь «упоминания вскользь» - в качестве ссылки. Однако, на мой взгляд, книга достойна самого пристального внимания.  Сведения, изложенные в ней, актуальны поныне. Проблемы, поставленные в ней – до сих пор не решены, несмотря на возрастание нашего женского самосознания и пробуждение нашей коллективной памяти.
Лично для меня данная книга стала важным этапом обретения личной силы. Поэтому я  решила перевести основные фрагменты книги для русскоязычной аудитории. Книга очень объёмная - 432 страницы основного текста, 70 страниц ссылок и комментариев, 21 страница предисловия. Это поистине фундаментальное исследование  Женского Начала в Мироздании.
Источник:
The Great Cosmic MOTHER. Rediscovering the Religion of the Earth . MONICA SJOO  and BARBARA MOR // HarperSanFrancisco . - A Division of Harper Collins Publishers. Copyright ©1987, 1991 by Monica Sjoo and Barbara Mor. Printed in the United States of America.
Перевод Ольги Лучининой, 2017

Часть 1
ЖЕНСКАЯ ДРЕВНЯЯ КУЛЬТУРА: НАЧАЛО

ВСТУПЛЕНИЕ: КОЛЕСО ЖИЗНИ
С «Великой Космической Матерью» мы совершили путешествие, полное женской творческой выносливости. Книга, как говорят читатели, возвращает нам нашу Женскую Историю (HerStory). Создание женщинами человеческой культуры, наша эпическая борьба, чтобы, образно говоря, выжить и преобразовать мир, который мы породили: наша коллективная история поражает, бесит, держит нас в тонусе. Индивидуальные жизни озаряются и становятся сильнее благодаря этому. Женщины и мужчины возвращаются к себе. Мой небольшой вклад, (написание книг и прочее), отражает (я надеюсь) эту тенденцию. Женский дух, богиня в нас, не хрупка и не нова; она - не изобретение привилегированных женщин или эскаписта элиты Нью-Эйджа. Мы суровые и древние: испытанные миллионами лет льда и пламени. Мы движемся на огромных или мелких колёсах боли и красоты. Пряжа ведьм передаёт наш опыт миру: мечта превращается в реальность, нужда в искусство, трудности - в повседневные картины. Опытные в воспоминаниях, натренированные прыгать, мы возвращаемся, чтобы рассказать и расколдовать нашу историю. Иногда, идя в  гору; против шансов и суровых ветров: моя метафорическая сага это – Каждая Женщина.
Знания нашего воистину революционного прошлого может решить наши нынешние дилеммы. Дочери земли, прошлое вращается в нас, и вращает нами. Мы сильны нашим опытом. Теперь мы можем создать и освятить следующий поворот земного шара: магию будущего. Великая мать в ее многочисленных аспектах - Дева, яростный Воин, доброжелательная Мать, говорящая со Смертью мудрая Старица, непознаваемая и сверхъестественная – всё это сейчас мощно воссоздаётся и воскрешается в человеческом сознании по мере приближения двадцать первого века. Изида, Маву-Лиза, Деметра, Гея, Шакти, Дакини, Шехина, Астарта, Иштар, Рея, Фрейя, Нертус, Бригитта, Дану – зовите её, как хотите – была  с нами с самого начала и ждет нас до сих пор. Она – это красота земной зелени, живительных вод, всепоглощающего огня, сияющей луны и огненного солнца. Она - Звёздная Богиня и Паучиха; она ткёт светящуюся паутину, что создаёт вселенную. Как великий планетарный Дух Земли, она порождает жизнь в своём тёмном чреве.
После тысячи лет отрицания жизни в анти-эволюционных патриархальных культурах, которые насиловали, разоряли, и оскверняли Землю, Она возвращается. Иммунная система Земли разрушается, наша - тоже. Ее почва, атмосфера, растительная жизнь, деревья и животные миры исчерпаны до невыносимости. Все существа страдают до предела.
Основанная на матереубийстве, уничтожении природы, полной эксплуатации женщин, Западная культура поработила землю, и нет другого пути, кроме как вернуться к Матери, которая дает нам жизнь. Если мы хотим выжить, мы должны еще раз обратиться к Духам Природы, и мы должны научиться "слышать" голоса предков, кто говорит с нами из иных Миров. Великая Космическая Мать является центральной частью этого возрождения Матери и альтернативного, гораздо более древнего сознания/интеллекта. Мы являемся пионерами в этом великом движении - вместе со многими другими писателями, художниками, поэтами и мыслителями, - чтобы добиться успеха или умереть.

Глава 1
ПЕРВЫЙ ПОЛ: «В НАЧАЛЕ ВСЕ МЫ БЫЛИ ЖЕНЩИНАМИ»
        В начале ... было женственное Море. Два с половиной миллиарда лет на земле, все формы жизни плавали в среде планетарного океана как в утробе матери – были накормлены и защищены жидкими химическими веществами, качались в ритмах лунных приливов. Чарльз Дарвин считал, что менструальный цикл зародился здесь, органично перекликаясь с лунными пульсациями моря. И, поскольку в этот долгий период времени на земле господствовали морские формы партеногенетического размножения, он сделал вывод, что женский принцип был изначальным. В начале, жизнь не вынашивалась в телах каких-либо существ, но в лоне океана, содержащем всю органическую жизнь. Тогда не было специализированных половых органов; скорее, обобщенное женское существование воссоздавалось изнутри женского организма моря. 
      Пенис впервые появился в эпоху рептилий, около 200 миллионов лет назад. Наши архетипические ассоциации змеи с фаллосом содержат, без сомнения, эти генетические воспоминания.
     Это фундаментальный и повторяющийся паттерн в природе: Жизнь - это женская среда, в которой мужской организм происходит из женского, и периодически появляется для выполнения узкоспециализированных задач, связанных с эволюционным усложнением и размножением новых видов. Дафнии, пресноводные ракообразные, воспроизводят несколько поколений самок с помощью партеногенеза; яйцо и его собственное полярное тело соединяются, чтобы сформировать полный набор генов для женского потомства. Один раз в год, в конце годичного цикла, рождается группа самцов, живущих недолго, самцы специализируются на производстве кожистых яиц, способных выжить зимой. Среди пчел группа трутней рождается и регулируется стерильными дочерьми (рабочими пчёлами) и плодородной королевой. Трутни существуют для того, чтобы спариваться с королевой. В среднем семь трутней в улье выполняют это действие в каждом сезоне, и затем вся группа самцов уничтожается рабочими пчёлами. Среди длиннохвостых ящериц в американском юго-западе, четыре вида размножаются партеногенетически; самцы неизвестны среди ящериц пустынных пастбищ, плато, и ящериц Чихуахуа, они были найдены лишь среди клетчатых ящериц.
Мы не хотим сказать, что мужской пол не нужен. Партеногенез - это процесс клонирования. Половое размножение, которое повышает разнообразие и здоровье генофонда, необходимо для столь сложной эволюции, с которой связан человеческий род. Просто речь идёт в том, что когда пришло время существования двух полов, один из них существовал намного дольше, чем другой.
В работе «Природа и Эволюция Женской Сексуальности» Мэри Джейн Шерфи, доктор медицины, описала своё открытие в 1961 году под названием «теория индуктора».  В «Теории индуктора» утверждается, что «все эмбрионы млекопитающих, мужские и женские, являются женского пола на ранних этапах жизни плода."(2) Шерфи удивлялась, почему эта теория была похоронена в медицинской литературе начиная с 1951 года, полностью игнорировалась профессионалами? Просто мужчины, которые столкнулись с этим открытием во имя женской истории, не хотели, чтобы это оказалось правдой.
(2). Mary Jane Sherfey, M.D., The Nature and Evolution of Female Sexuality. – New York: Vintage Books, 1973, 43
       Уязвимость мужского новичка в женской среде хорошо известна. Влагалищные выделения являются более разрушительными к сперме, носительнице Y. Смертность выше среди новорожденных и младенцев мужского пола. Плод мужского пола, в течение первых двух месяцев, находится под защитой в чреве, так как практически неотличим от женщины. После этого он должен произвести большое количество маскулинных гормонов для того, чтобы определиться как мужчина, чтобы добиться и сохранить свою половую идентичность. Мы хорошо знаем ближневосточные мифы, на которых наша западная мифология был построена, те, которые изображают молодого бога или героя, сражающегося против женщины-дракона. Некоторый аналог присутствует в матке, где мужской зародыш ведёт некую  «химическую войну» против того, чтобы вновь стать женщиной.
    Сейчас достаточно сказать, что "мужественность" среди млекопитающих не первичное состояние, но отмежевавшееся от исходной женской биохимии и анатомии. Исходное либидо у теплокровных животных - женское, а мужчина - или мужественность - это производное от изначального женского шаблона. Почему же тогда врачам и ученым мужам понадобилось больше времени, чтобы выяснить этот основной биологический факт, чем для того, чтобы расщепить атом? И почему, когда этот факт был обнаружен, они отвернулись и похоронили его в профессиональном молчании в течение десяти лет, пока женщина не выкопала его снова? Действительно, зачем?
           Примерно в течение двух тысяч лет Западной истории женская сексуальность отрицалась; когда её стало невозможно отрицать, она была осуждена как зло. Женщину рассматривали, как божественно предназначенную, чтобы быть пассивным сосудом для репродуктивных целей. В один не слишком древнем словаре, «клитор» был определен как  «рудиментарный орган», а «мужественность» уравнена с «Космической творческой силой»! Фрейд не столько «переоткрыл» женскую сексуальность, сколько патологизировал её. Фрейд отправил клитор «в отставку» как недоразвитый мужской орган и определил исходное либидо как мужское. Клиторальный эротизм был сведён к извращенному неврозу. Даже после того, как лабораторные исследования Мастерса и Джонсона были опубликованы в Human Sexual Response в 1966 году, их выводы не были интегрированы в психоаналитической теории. В исследованиях Мэри Джейн Шефри в этот период указано, что не найдена ни одна работа в области сравнительной анатомии, где описаны - или хотя бы упомянуты - глубоко лежащие клиторальные структуры, хотя любые другие структуры человеческого тела описаны живо и детально.
Почему? Потому что есть обобщенный, традиционный страх женской сексуальности. С самого начала, есть дискомфорт, связанный со сходством, с общим происхождением женского клитора и мужского пениса. Женщины привыкли слышать, что клитор описывают как "недоразвитый половой член"; мужчины же не привыкли думать о пенисе как о переразвитом клиторе. Наконец, и наиболее серьезно, существует глубокое психологическое и институциональное нежелание столкнуться с последствиями того факта, что женский клитор - это единственный орган в человеческом теле, целью которого является исключительно эротическая стимуляция и освобождение. Что это значит? Это означает, что для женщины, единственной среди всех земных форм жизни, сексуальность и репродукция могут быть не связаны. Что не скажешь о мужском половом члене, носителе спермы и сексуальной реакции: он одновременно орган деторождения и эротики. Если мы хотим свести один из полов к чисто репродуктивной функции, исходя из его анатомии (хотя мы не делаем этого!), то для этого подойдёт мужской пол, но отнюдь не женский. Не человек женского пола.
         Но это только биологические факты. Это только биологические реалии. Но, как мы знаем, факты и реалии, систематически игнорируются  в угоду устоявшихся идеологий. Сегодня во всем мире практически все религиозные, культурные, экономические и политические институты стоят, где были поставлены много веков назад, на твердом основании ошибочных концепций. Концепция, которая предполагает психическую пассивность, творческую неполноценность и сексуальную вторичность женщин. Это тщательно оберегаемое понятие гласит, что мужчины существуют для того, чтобы создать человеческий мир, в то время как женщины существуют для того, чтобы размножаться людям. Постоянно. Если мы поспорим, что существует данные не только биологические, но и археологические, мифологические, антропологические и исторические данные, которые опровергают универсальность этой ошибочной концепции, нам прикажут заткнуться, потому что нечто под названием "Бог" поддерживает ошибочное понятие, и это все, что важно. Это окончательное слово.
И это, несмотря на общеизвестный факт, что среди современных и древних собирателей и охотников, в частности, среди наших отдаленных предков, от 75 до 80 процентов пищи предоставляли женщины – их собирательство. И это, несмотря на общеизвестный факт, что старейшие инструменты, используемые современными охотниками и собирателями, и старейшие, самые первые инструменты, найденные в местах обитания древних, это палочки для копания, созданные женщинами. И это, несмотря на известные по всему миру легенды, которые ссылаются на женщин в качестве первых пользователей «одомашненного» огня. И это, несмотря на общеизвестный факт, что женщины были первые гончары, первые ткачи, первые красильщики текстиля и кожевники, первые, кто собирали и изучали лекарственные растения - т. е. первые врачи и т.д. и т.п.
Известно также, что первые измерения времени, первые оформленные календари являлись женскими наблюдениями за фазами луны, зафиксированными  на окрашенной гальке и резных палочках. И также досконально известно, что единственным изображением Божества, когда либо нарисованном на скале, вырезанном из камня, или вылепленном из глины, с начала Верхнего Палеолита до эпохи Среднего Неолита - а это примерно 30000 лет,  - был образ человека женского пола.
     В 1948 году в Великобритании были опубликованы «Ворота из рога»; в 1963 году эта книга была издана в Америке под названием «Религиозные Представления Каменного Века». В этой новаторской работе, археолог и исследовательница Г. Рэйчел Леви показала непрерывную преемственность религиозных образов и идей, начиная от истоков Кроманьона у народов Верхнего Палеолита в Ледниковый Период Европы, через Мезолит и Неолита на Ближнем Востоке, и до нашего собственного исторического времени. Как отметила Леви, эти ранние люди потеряны для нас в глубине веков, но их изначальные видения, образы, и гештальты человеческого опыта на этой планете до сих пор находят отклик в наших душах, а также в наших исторических религиозно-онтологических символах. Жители Раннего Каменного Века «завещали всему человечеству основу идей, которые могут составить основу сознания»(5)
5. G. Rachel Levy, Religious Conceptions of the Stone Age, and Their Influence Upon European Thought (New York: Harper & Row, 1963), 70.
  Каковы же были эти первозданные человеческие образы и идеи? Пещера как лоно женщины; мать, как беременная Земля; волшебная плодородная Женщина как Мать всех животных; Венера Лоссельская, стоящая с рогом Луны, поднятым в руке; пещера-гробница, как женское лоно, где жизнь похоронена, окрашена в красный цвет крови, и в ожидании возрождения. Леви показывает преемственность этих образов и символов через ближневосточные обряды и мифологию Позднего Неолита, а также их сохранность 30 000 лет спустя в "современных" религиях.
Эта очевидность не оставляет никаких сомнений, что данные образы были у истоков того,  что мы называем психологическим и духовным самовыражением человека. Книга Леви является шедевром; она получила большую похвалу после британской и американской публикаций; однако была практически обойдена и проигнорирована антрополого-археологическими учебными заведениями. Почему? Потому что ее доказательства неопровержимы. Она показывает с ясностью - и с прочностью камня и кости - что первые 30 000 лет существования Гомо Сапиенс были доминирующим чествованием женских процессов: мистерии менструации, беременности и родов как аналогов земного изобилия; сезонного движения животных и циклов времени в Великом Круге Матери. «Ворота из рога» - это приближает нас к чтению «священной книги» о наших ранних предках. И это подтверждает, что слишком много людей не хотят знать: что первым "Богом" была Женщина.
      Со времени опубликования  книги Леви, существует тенденция относить образы Каменного Века и Неолита в психологическую сферу - они стали "архетипами бессознательного", и тому подобного, в то время как собственно писатели - антропологи, как академические, так и популярные, продолжают объяснять физическое, реальное развитие человека исключительно с точки зрения опыта мужского тела в охоте, агрессии и создании инструментов. Поэтому женские образы, которые существуют и которые нельзя отрицать, сводятся лишь к "субъективным", "мифическим мирам"; и, таким образом, первые 30,000 лет человеческой истории забыты нами, низведены до «фантазий» или «психологических программ».
     Чтобы приблизиться к нашему человеческому прошлому -  и к женскому Божеству - нам нужна повозка, по крайней мере, с двумя колёсами: одно мифически-историко-археологическое; другое - биолого-антропологическое. Мощная колея уже проложена для мифически-историко-археологического колеса; вехами на пути этой дороги, наряду с выдающейся работой Рахель Леви, являются J. J.. Bachofen «Миф, Религия и Материнское Право», Robert Briffault «Матери», Helen Diner «Матери и Амазонки», Jessie Weston «От ритуала к романтике»,Robert Graves «Белая Богиня» , 0. G. S. Crawford «Глаз Богини», Sibylle von Cles-Reden «В Царстве Великой Богини», Michael Dames «Сокровище Силбери и Круги Эйвбери», Marija Gimbutas «Богини и Боги старой Европы», и совсем недавние работы  Elizabeth G. Davis «Первый пол»; Merlin Stone «Когда Бог был женщиной», и «Древние Зеркала Женственности»; Phyllis Chesler «Женщины и безумие» и «О мужчинах»; Adrienne Rich «Рождённое Женщиной»; Mary Daly «За пределами Бога-Отца», «Женская Экология», и «Чистое Вожделение»; Susan Griffin «Женщина и Природа»; Anne Cameron «Дочери Медной Женщины» и многое другое, в том числе крайне полезная для женщин «Энциклопедия мифов и тайн» Барбары Уолкер.
     Другая сторона нашей «повозки» - биолого-антропологическая сторона - почти не имеет колеса и не имеет колеи; не потому, что это не важно, чтобы идти в данном направлении, но потому,  что антропологи находятся где-то в других местах, занятые картографированием эволюции «Тарзана». Не существует антропологических работ, основанных на эволюции биологии женщины. За редким исключением, вообще не было никаких попыток изучать эволюцию физиологии человека и его культуры - от «раннего» до «современного человека» - с точки зрения значимых изменений, которые проходят женщины в процессе этой эволюции. Популярные книги на эту тему, написанные Lionel Tiger, Desmond Morris, и другими, неизменно ориентированы на мужчин, и рассматривают эволюцию женского пола исключительно как сексуального объекта, от обезьяны в период течки до современной «горячей зайки». Одно восхитительное исключение – это работа Elaine Morgan – «Происхождение женщины»
     В книге «В момент падения тела летят к свету», историк Вильям Ирвин Томпсон отмечает, что в ранней истории человеческая эволюция шла в трех важнейших направлениях: (1) очеловечивание, в процессе которого наши тела стали человеческими, не только благодаря прямохождению и освобождению рук, но особенно в наших половых характеристиках  и функциях; (2) символизация, в которой мы начали, используя речь, отмечать время, создавать живописные и скульптурные изображения; и (3) рождение сельского хозяйства, когда мы «приручили» семена и стали контролировать пищевое производство. И, как пишет Томпсон, все три этапа были начаты и разработаны женщинами. (6)
6. William Irwin Thompson, The Time Falling Bodies Take to Light: Mythology, Sexuality and the Origins of Culture (New York: St. Martin's Press, 1981), 43 - 156.
 Символическая и сельскохозяйственная стадии были изучены, и исходная роль женщины на этих этапах известна; однако сексуальное очеловечивание до сих пор практически не исследовано.
    Почему? Действительно, почему? Потому что сексуальное очеловечивание почти исключительно Женская История. Механика и анатомия мужской сексуальности, в конце концов, не очень сильно изменились со времен, когда приматы занимались любовью. Революция в человеческой сексуальности - революция, которая сделала нас людьми, произошла от эволюционных изменений, случившихся в женском организме. Эти изменения не связаны с биологическими целями  размножения млекопитающих, их смысл - человеческие сексуальные отношения и общение.
Радикальные сексуальные метаморфозы произошли благодаря женщине:
---- Устранение цикла течки и развитие менструального цикла означает, что женщины стали способны к сексуальной активности в любой момент. Беременность может произойти в течение определённой части цикла; но секс не обязательно заканчивается  беременностью. Среди всех других живых существ цикл течки означает, что совокупление всегда приводит к беременности, и нет другой цели у него, чем репродукция.
---- Развитие клитора и эволюции влагалища означало, значительное повышение сексуальности и оргазмического потенциала у женщины по сравнению со всеми другими живыми существами.
----Переход от секса сзади к фронтальному сексу, как мы можем представить себе, создал огромные
изменения в отношениях между полами; фронтальный секс означает длительный и расширенный период предварительных ласк, и то, что можно назвать сексуальной персонализацией. Роль эмоционального пробуждения в процессе соития лицом к лицу ещё предстоит оценить как фактор развития человеческого самосознания (она повернулась и посмотрела ему в глаза: и там был свет!)
---- Развитие молочных желез дало женщине дополнительный потенциал для сексуального возбуждения; далее, в сочетании с фронтальным сексом, несомненно, женские материнские и социальные чувства активизировались общением с возлюбленным, чье тело было теперь аналогично телу младенца на ее груди.
       Как отмечает Томпсон, таких радикальных изменений в женском организме уже одних было достаточно, чтобы вызвать очеловечивание вида. Человеческие существа, с этими изменениями, стали единственными существами на земле, для кого совокупление происходит - может произойти в любое время - не только для целей размножения.
        Таким образом, человеческий секс стал многоцелевой деятельностью. Он может использоваться для эмоциональной связи, для социальной связи, для удовольствия, для общения, для безопасности и комфорта, для личного освобождения, для отдыха, а также для размножения вида. И это одно из исходных и главных, определённых различий между людьми и всеми другими животными, птицами, рептилиями, насекомыми, рыбами, червями ... - для кого совокупление существует только и исключительно в целях размножения вида.
     Человеческая раса была окончательно сформирована благодаря эволюции/революции женского тела, способного к сексу не связанного с размножением.
     Это не просто физический факт. Это культурный, религиозный и политический факт, который имеет первостепенное значение.
     Популярные доминирующие описания и изображения раннего человеческого общества были созданы мужчинами-сексистами. Если бы первые люди были исключительно зависимы от деспотичных и агрессивных лидеров-мужчин, или нескольких мужчин в постоянном ритуальном утверждении собственной власти - человеческое общество никогда бы не развивалось. Человеческая культура никогда не была бы изобретена. Существование человека на земле никогда бы не развивалась. Дело в том, что именно от этого первого внутреннего круга женщин – в поселении, у огня, в пещере, у первого очага, в процессе родов - человеческое общество культурно эволюционировало. Как гоминиды эволюционировали в Гомо Сапиенс Палеолита, а затем в оседлых людей Неолитической деревни на краю времени "цивилизации", эти десятки тысяч лет человеческой культуры были сформированы и поддерживались сообществом творческих, сексуально и физически активных женщин - женщин, которые были изобретателями, производителями, учеными, врачами, законниками, ясновидящими шаманами, художниками. Женщины, которые также были Матерями - приемниками и передатчиками земных и космических энергий.
     Мы должны понять, как и почему эти древние тысячелетия из Женских культур были похоронены - игнорировались, отрицались, рассматривались как "мифология" или "примитивные доисторические истоки"- по меркам западным мужчин-историков, которые настаивают (и часто действительно верят), что "реальная история" началась всего около пяти тысяч лет назад – в связи с относительно недавно утверждённым патриархатом.
           (Страницы 2-12 оригинала)

Глава 2
МАРКС И МАТРИАРХАТ
     Древние сообщества, ориентированные на женщин, были изначальным коммунизмом. Фридрих Энгельс и Карл Маркс признавали это. Энгельс ссылается на концепции материнского права Бахофена, и оба они строят анализ социального развития на первичном существовании древних матриархальных культур – т.е. на сообществах  матрифокального типа.
     В этом они находились под влиянием произведений Льюиса Моргана, американского антрополога. Морган жил в племенном обществе Ирокезов. Изучая родственные структуры Ирокезов, язык и обычаи, он нашел свидетельства ранних общественных и кровных связей, основанных на различных этапах группового брака. В работе «Древнее Общество», написанной в 1880 году, Морган заключил, что такое общество было «матрилинейным», и «матрифокальным» по необходимости, поскольку в групповой брачной структуре только мать может быть определенно известна как родитель ребенка.
     Теперь мы знаем, что подобные свидетельства могут быть найдены во всем мире; например, многие системы родства различают биологического отца ребенка и социального отца, который, как правило, брат матери, или другой родственник мужского пола. Социальный отец считается "настоящим отцом" в этих обществах; идентичность и наследство передаются по женской линии.
     Но, будучи пионерами, ни Морган, ни Энгельс, ни Маркс не были полностью осведомлены о реальных функциях женщин и их достижениях в прошлых культурах. Они не были настроены на общий образ жизни ранних народов. Маркс и Энгельс и, в особенности, их догматические переводчики и последователи, - сузили фокус к строгому экономическому и классовому анализу, что полностью скрыло исходное человеческое состояние бытия, которое было, скорее, духовным, чем экономическим. Это марксистское сужение фокуса, и последующее отрицание духовного опыта человека, имело трагические последствия во всем мире.
     Как это произошло? Карл Маркс (как и Энгельс) был глубоко сострадательным человеком; его заявление об "опиуме для народа", которое никогда не цитируется объективно, является доказательством этого:
«Религия - это вздох угнетенного создания, сердце бессердечного мира, подобно тому как она - дух в бездуховной ситуации. Это опиум для народа» (3)
3. Karl Marx, Critique of Hegel's Philosophy of Right; quoted by Christopher Hitchens, "Laying to Rest Beliefs on Religion and Politics," In These Times 8, no. 2 (November 16, 1983): 27 .
     Трагедия Маркса и марксистов - в том, что они спутали дух с религиозными институтами.
     Марксисты справедливо осудили сговор традиционных религий в историческом угнетении человека. Трагично, что они отрицали реальность человеческого духа и его подлинные желания. Они справедливо хотели - спасти человечество от религиозной эксплуатации; но вследствие сужения фокуса к экономической и классовой борьбе, они разделили человеческое существо на две конфликтующие части: материальное существование против духовного бытия. Этот раскол был всего лишь зеркальным отражением уже существующего религиозного дуализма. В то время, как догматический марксистский коммунизм разворачивался в стране за страной, этот раскол усиливал всё то же внутренне "отчуждение" человека, которое Маркс хотел преодолеть
       Маркс и Энгельс спутали Дух с религиозными институтами. Последователи их доктрины продолжают это делать, потому что, как западные белые мужчины, они не могут увидеть общую парадигму изначального древнего женского коммунизма.
       Если марксизм разоблачал и пытался ликвидировать патриархальную религию, основанную на привилегиях, собственности и мистификации реальности, функционируя за счет эксплуатации человеческого труда и человеческой сексуальности, это было бы хорошо. Но он также отрицал, что является истиной человеческого бытия, и сутью изначального матриархата:  опыт единства психической/производственной/сексуальной/космической силы и деятельности в эгалитарном коллективе женщин.
       В результате марксизм сделал именно то, что и патриархат всегда намеревался сделать: отделить материальное производство от духовного опыта, науку от магии, медицину от знания о травах и окружающей среды, сексуальность от святого, искусство от ремёсел, астрономию от астрологии, язык от поэзии, чтобы поместить всё это в руки привилегированной мужской элиты, организованной в профессии, иерархии и классы  на основе "специализированного", абстрактного, механистического знания.
     Патриархат разделяет жизнь на высшие и низшие категории: "дух" против "природы", "разум" против "материи"- и, как правило, в этом отчуждённом  символизме, высший "дух/разум" - это мужчина (и/или белый человек), а низшая "природа/материя" - это женщина (и/или чёрный человек). Этот лживый дуалистический символизм происходит от порядка насильственного мужского доминирования. С помощью подобной фаллической психологии, мужчины могут идти по Земле, насилуя Природу, используя ресурсы и человеческий труд, манипулируя и "улучшая" Её с помощью технологических-механических изобретений и для "прогрессивных целей". В патриархате мужчина отделяется от Земли, подражая некоторым образом отдалённому и отсоединённому Богу Неба своего собственного изобретения, и это интеллектуальное разделение заставляет его чувствовать себя "свободным" разрушить мир Природы без всякого осознания, что он сам входит в общую с ней экосистему. Он эксплуатирует "это", совершенно отчуждённый от факта своей включённости в "это". Для обманной выгоды нескольких, к экзистенциальной боли многих, патриархат существует, уничтожив изначальный холизм.
     Марксистский «коммунизм» не устраняет эти разрушения; он усугубляет их, но с другой риторикой. Он избавляется от "Бога" и "Церкви",  чтобы заменить их другим тираном: к примеру,   "государством", "машиной", "партией" или "производственной квотой». Это не делает по-настоящему свободной человеческую личность; меняется только бренд - название цепей.
     Репрессии, контроль и эксплуатация женской сексуальности являются основным инструментом патриархата, потому что они идут рука об руку с эксплуатацией женского труда. «Левые» мужчины, которые не видят связи между эксплуатацией труда и сексуальной эксплуатацией, так и не сумели сделать тотальный анализ - или, с точки зрения Райха, они не смогли пройти тотальную революцию; на уровне нейронов они по-прежнему подключены к угнетению.
       Райх отмечал в 1930-е годы, что превалирующей мужской сексуальной фантазией в обществе, где доминируют мужчины, является фантазия об изнасиловании. И он знал, что это не была личная фантазия, но политическая - с политическими последствиями. Он был очень ясен в том, как сексуальное подавление женщин является наиболее мощным патриархальным оружием в создании социальных жертв - женщин, которые ослаблены, сделаны зависимыми, боятся, или стыдятся своего тела, и наказаны за свои функции, они - сексуально-психологическая добыча для любого хищника. Таких существ легко эксплуатировать политически и экономически; люди, которые не владеют собственной сексуальностью, не могут владеть собственным трудом.
       Райх был предан идее освобождения силы здорового удовольствия у человека, считая её единственно стоящей политической целью. Биологическую энергию – освобождённую  и неискажённую - он увидел, как поток космической энергии, без различий между "физическим" и "духовным". Он увидел их, как единую форму энергии, и назвал ее Оргон – манифестирующую через всю Вселенную, одну и ту же энергию, как в нервных клетках, так и в звёздах и в сознании человека. Эта эволюционная энергия пронзает все формы жизни, и, как энергетическое поле в пространстве, она определяется и как духовная реальность, и как физическая сила; и он считал, что политика включает перестройку репрессированного человека с помощью этого изначального творческого потока. Т. е., Райх был не механистический идеолог, но политический мистик. Поэтому он был изгнан из Коммунистической партии и психоаналитических профессиональных кругов в Европе; он должен был сбежать из нацистской Германии; он закончил жизнь в США: его книги были уничтожены федеральным правительством, и его работа оказалась вне закона; и он умер в федеральной тюрьме. Т. е., он был, наверное, близок к чему-то…
       Еще одной проблемной областью, среди марксистов, является предположение, что матриархальное общество существовало только при очень низких стадиях производства и только в "примитивных" условиях. Это предположение перекликается с обобщенной линейностью и шовинизмом Западной истории, которая пытается увидеть все "другие" культуры - "другие" в пространстве или во времени - лишь как предварительные этапы на пути к "современному развитию", или, как печально проваленные попытки построить автостраду или шаровой подшипник.
    На самом деле, практика показывает, что технологически продвинутые общества древнего мира, а также продвинутые культурно, - были матрифокальны, т. е. ориентированы на женщину. Ранние Критяне поклонялись Богине, и критские женщины были жрицами, судьями, врачами, ремесленниками, спортсменками, предпринимателями – культурными лидерами на всех уровнях. Крит был крупным культурным и торговым центром своего дня, с кораблями, путешествующими в Ирландию, Испанию, Африку, и на Ближний Восток за золотом и оловом; (…) В домах Критяне имели внутренние ванны, с горячей и холодной водой, которая бежала по керамическим трубам; Критская сантехника, в 1700 году до н. э., была намного лучше всего, что было достигнуто в Европе вплоть  до 1700 г. н.э. Изящные и артистические Этруски также были матриархальными, как и ранние Египтяне. Следы существования матриархата в Египте обнаруживаются и в более поздних империях и династиях.
      В этих культурах, как и во многие других, семьи жили на земле, что принадлежала всем матерям. Муж женщины, или любовник, жил с женщиной и группой её родственников; дети, независимо от личности и статуса отца, жили с семьёй матери. Древние Египетские законы чётко обозначают, что всё семейное имущество - земля и бытовые товары - принадлежали женщине, и что она, замужняя или незамужняя, полностью распоряжалась всем, включая себя саму. Никто, изучавший Критян, Этрусков или Египтян, не мог говорить об этих культурах как о "примитивных". Очень развитые культуры также расцветали благодаря матриархальным народам Дагомеи и Ашанти в Западной Африке, народам Найи и Керала в Южной Индии. Среди коренных американцев, это во многом, заслуга матрифокальных жителей Пуэбло, что позволило им так долго продержаться на своём пути, с сильными, развитыми  архитектурными технологиями. Места обитания этих людей - от компактных травяных хижин до многоэтажных "многоквартирных" зданий - не просто обустраивались женщинами  - женщины их строили. Везде домостроительные  технологии были отмечены как изначально женская компетенция. (8)
8. Robert Briffault, The Mothers: A Study of the Origin of Sentiments and Institutions, volume 1 (New York: Macmillan, 1952), 4 78-79.
           (Страницы 13-20 оригинала)

Глава 3
ИЗНАЧАЛЬНАЯ ЧЁРНАЯ МАТЬ
       Вполне возможно, что религиозные идеи древнего Крита и Египта возникли в чёрной Африке. Во времена 7000 - 6000 гг до н.э.., в Сахаре была богатая и плодородная земля, и великая цивилизация процветала там. Изображения Рогатой Богини (которая стала Изидой в  Египте) были найдены в пещерах на недоступном ныне плато в центре нынешней пустыни Сахары. Когда ранее плодородная земля высохла, вероятно, в результате изменения климата, люди растеклись из этого центра, и там, где они поселились, они принесли с собой религию Черной Богини, Великой Матери Африки.
        Королеве-Матери на африканском континенте всегда придавалось большое значение. Изначальная Чёрная Богиня считалась бисексуальной, орудием своего собственного плодородия; она была древней "ведьмой" кто несла змею в своём животе. Африканцы поклонялись ее многочисленным проявлениям. Создательницей богов Дагомеи, например, была Маву-Лиза, изображённая в виде змеи; Маву-Лиза была как женского, так и мужского пола, самооплодотворяющаяся, в виде земли и радуги. Африканцы считали, что земля, в конечном итоге, более мощная, чем небо и его боги; небо может удержать дождь, но земля является источником жизненной силы. Теория Гайя современной экологической науки подтверждает это древнее понятие: небо, со всеми его животворящими функциями, на самом деле, создано Землёй - конверт из воздуха и влаги,  окружающий нас, это, действительно, «дыхание» земли. Так, в древних африканских верованиях, боги неба – создания Матери-Земли, она выдыхает их, и вдыхает их обратно снова.
     Африканские общества не были ни "примитивными", ни "неразвитыми", но являлись творческой колыбелью мира (…) Древние Африканцы были искусные мореплаватели, торговцы и поселенцы, плавающие на Запад и Восток, через Атлантический и Тихий океан, и распространяющие свою передовую культуру.
     Развитие человека не протекает по прямой линии, от «примитивного" до "продвинутого". Ничто в природе не развивается по прямой линии, но по кругу, и человеческая культура тоже, как отдельные люди, идёт через циклы развития и регрессии. Империи взлетают и падают; и культуры, которые сейчас кажутся "примитивными" или "не развитыми", вполне, может быть, стоят на развалинах великих цивилизаций прошлого, когда-то построенных их предками, некогда цветущих, а затем распавшимися под давлением времён. Этот момент важен для женщин, исследующих прошлое существование матриархата, а также для изучающих древнюю африканскую славу: одни и те же закономерности применимы к обоим в современном западном мире, где правит, по сути, белая патриархальная элита, считая себя вершиной человеческого развития.
       Эти культуры не идеальны, но они избежали пресловутой «мыльной оперы» Западного быта. Самое главное, эти матрифокальные культуры вплетены в ткань  из межгрупповых отношений, лишённых собственничества, они поддерживают растущую личность на каждом этапе и кризисе разворачивающейся жизни.
       Колониализм пытается разорвать эту ткань с помощью артиллерийского огня патриархальных понятий: понятия о женской неполноценности,  женоненавистнической и анти-сексуальной морали, отцовского права на собственность, конкуренции, жадности и отчуждённого индивидуализма, понятия о женщинах, детях и землях, существующих как собственность у доминирующих мужчин. Основное расщепление подразумевает оторванность человеческого духа от Матери-Земли и ее циклических процессов, и насильственное прикрепление этого отрезанного духа на "небе" -т. е., к какому-то  отчуждённому и абстрактному источнику господства и власти. В результате всего этого у людей происходит разрушение памяти крови, исторической идентичности; тем более, что колонизированные люди стремятся сохранить устные истории, а Патриархат настаивает на том, что только записанная история реальна.
Колониализм - это форма вампиризма, что усиливает и раздувает собственный образ колониальной империи, благодаря осушению жизненной энергии колонизованных людей; оставляя лишь тот объём крови, чтобы обеспечить колониальную зависимость для выполнения ежедневной работы для целей империи. И эта высушенная энергия не только связана с настоящим и будущим, но и с прошлым, с самой памятью: с преемственностью идентичности народа и каждого колонизированного человека.
      Никто не может распознать этот процесс лучше, чем женщины; женский пол функционирует в колониальных условиях, организованных властью патриархата, уже в течение нескольких тысяч лет. Наш мозг был опустошен от всех воспоминаний о нашей собственной культурной истории, и колониальная власть систематически отрицает, что такая история когда-либо существовала. Колониальная власть глумится над нашими попытками вспомнить и отпраздновать нашу древнюю матриархальную историю как реальность. В прошлом женщины были вынуждены принимать эту навязанную  женщинам амнезию как "норму"; и многие современные женщины продолжают верить, что женский пол существовал всегда и вечно в качестве вспомогательного в мировом порядке, управляемом мужчинами. Но мы продолжаем копать в развалинах, ища энергию памяти; полагая, что реконструкция древней женской истории имеет революционный потенциал равный сегодня любому политическому движению.
Между 1920 и серединой 1930-х годов, Helen Diner, Robert Briffault, Margaret Murray и Jessie Weston страстно  раскапывали доказательства древних женских культур и религий, опираясь на великое произведение 1910-х годов Джейн Эллен Харрисон. В этот же период W. E. B. DuBois, Carter G. Woodson, Leo Wiener, и Eugen George, в частности, изучают историю чёрной Африки, опираясь на опубликованные в 1913 году работы Фробениуса и работы Джозефа Маккейба, который с 1917 по 1935 год исследовал дохристианскую всемирную историю, включая древнюю африканскую историю. Так как древние женские культуры существовали везде, включая Африку, и так как Африка изначально была матриархальной, обнаружилось множество совпадений в этих исследованиях, и большинство учёных пришли к единому выводу: Женщины – и, более того, тёмные женщины - были основательницами большинства из того, что мы относим к человеческой культуре.
       В сочетании с западным сексизмом, расизмом, с их хроническим опасением "тёмного", "оскверняющего женского," и "притаившихся звериных сил джунглей", была создана официальная научная, а также публичная враждебность к любым серьёзным исследованиям "языческого", т. е. нехристианского, не белого, не хорошего. Эта враждебность была оправданием, если не мотивацией, для общего отказа признать важность изучения древних африканских культур и древнего матриархата. "Языческое", "женщина" "тёмное" до сих пор трактуются как атрибуты дьявола, и многие люди по-прежнему желают вытолкнуть их с глаз долой и из сердца вон.
     Лишь в одной области Запад позволяет себе исследовать этот материал - изучать языческое, тёмное и женское, признать его существование; близко ознакомиться с ним, - это материал сновидений. Это область психоаналитических и, в частности, юнгианских исследований.(…) Но они предполагают, что верования, а также все эти изображения Великой Матери, были сформированы мужчинами. Великая мать существует для них только как архетип, как классический психический объект мужского ума, который пытается развиться и понять себя.
       Их исследования концентрируются исключительно на изолированной личности - солипсистская парадигма, вытекающая из привилегированного экономического положения, как аналитика, так и клиента; фокусируясь на изолированном индивидуальном эго в современном мире, они не могут понять политическое содержание древних мифов, их экономическую и социальную основу, и женскую общественную среду, из которой они произошли.
       Кроме того, используя без вопросов модель «неизбежного и линейного прогресса» (модель развития девятнадцатого века), юнгианцы считают, что религии Матери Богини, если они существовали,  существовали только временно – у истоков человеческой культуры. Поэтому они должны выражать только "младенчество" расы или индивидуальной психики. Психоаналитическое высокомерие соответствует христианской богословской точке зрения обо всех языческих религиях как о "духовно недоразвитых", поэтому архетип Матери Богини считается  "инфантильным" или "зачаточным подсознательным материалом".
     Современные болезни коренятся в том, что Эго отключено, Эго не может чувствовать себя органической частью мира, кроме как через пристрастия к химическим средствам  и популярной культуре. Но когда целители – врачи, лечащие разум и тело – сами не знают, к чему именно должно подключиться Эго, то как они могут преодолеть синдром разъединения? Когда Эго позволяет себе уйти, опуститься в океаническое изначальное единство всего сущего, то они называют это "регрессом"! Они буквально определили "зрелый ум" как состояние постоянного отчуждения – «Я» хронически отделено от «Всё». И это сводится к тому, что "зрелый ум" - это мужской ум, отвергший свою мать. В пределах западной культуры, когда "двери восприятия" открыты настолько мало, что мы едва способны  мельком увидеть голографический космический разум, живущий в нас – всё равно мы в опасности быть запертыми для психиатрического наблюдения, употребления  транквилизаторов и другого "лечения." Установленные патриархальные институты – все они заинтересованы в сохранении индивидуального ума, отключённого от опыта космического единства, потому что это отключение -  И ЕСТЬ Патриархат. Основной груз патриархальной индустрии - наркотики, алкоголь, развлечения, СМИ, мода и косметика, порнография, туристический бизнес, популярная политика, религиозные проповеди, системы межгосударственных шоссе, вы можете продолжить список - существуют и получают прибыль исключительно благодаря продаже кратковременных развлечений толпе «тихо отчаявшихся людей», которые ищут анестетик, чтобы спастись от боли личного одиночества и  отчуждения.
     То, что в древние времена воспринималось как наше "Супер-Сознание", в котором мы практиковали растворение Эго в космическом единстве, и в результате чего мы получали понимание, мудрость за пределами дуализма, магическое восприятие, и целительные силы  - теперь полностью утонуло в глубине и названо "бессознательное". И психотерапевтические учреждения, в том числе юнгианство, изображают это "бессознательное" в образе страшного и угрожающего царства - "тёмные джунгли внутри", "место разнузданных желаний", " земля людоедов ", "черный, мохнатый лес, полный зверей"( !) - т. е. языческий, женский, тёмный. Кольцо ужаса размещается вокруг бессознательного по патриархальным политическим причинам: чтобы держать нас в состоянии постоянного страха и недоверия в отношении нашей собственной сокровенной сущности, и перед лицом огромного космоса. Патриархат манипулирует и получает выгоду от этого хронического состояния страха и отчуждения; и западная религиозная и социальная история может быть прочитана как одна долгая попытка подавить Космическую Женщину, поддерживая этот страх отчуждения живым и целым:
       «Исследователи мифологии обнаружили, что, когда женский принцип подвергается продолжительной атаке, как это было со времён средневековой христианской власти, он тихо погружается вглубь. Под водой (где органическая жизнь началась) он плывёт  через подсознание в обществе, где доминируют мужчины, изредка появляясь на поверхности, чтобы дать знак в виде проблеска отвергнутой гармонии». (13)
13. Michael Dames, Silbury Treasure: The Great Goddess Rediscovered (London: Thames and Hudson, 1976).

Патриархальная политика, религия, и психотерапия всегда мгновенно появляются, воинствующие и быстрые, чтобы сказать нам, что эта "отвергнутая гармония" - ребячлива, иллюзорна, безумна, кощунственна, или непатриотична.
В некоторых очень интересных клинических экспериментах, проведенных в период между 1975 и 1979, множество женщин, мужчин и подростков, получивших неосознаваемое сообщение «Мамочка и я едины», мелькавшее на экране тахистоскопа, были гораздо более успешными - и постоянно успешными - как теряющие лишний  вес, прекращающие пить и курить, и преодолевающие эмоциональные проблемы. Разработанные психологом Ллойдом Сильверманом из Нью-Йоркского университета (и описанные в его книге «В поисках единства»), эти исследования показывают, что успешное преодоление проблем - то есть, достижение зрелости,  - не от разъединения раннего детского чувства единства с Матерью, но благодаря восстановлению его. (14)
14. R. C. Morse and David Stoller, "The Hidden Message That Breaks Habits," Science Digest 90, no. 9 (September 1982): 28.
Холистический смысл религии древних женщин заключался в том, что Мать не чья-то личная биологическая родительница, но всё сообщество женщин, вся живая земля, и, помимо этого, весь окружающий мир  и непрерывный космический процесс. Никто не может быть отчуждён, потому что Единое всегда в этом процессе, так как оно всегда внутри нас. Если, конечно, такие знания не подавляются извне, патриархальной обусловленностью.
       Великая мать была проекцией собственного опыта групп весьма осознанных и продуктивных женщин, которые были основательницами  многого в человеческой культуре. В этом смысле Великая Мать-это не просто психический архетип, а исторический факт. Старинные изображения, символы и мифы не могут быть поняты, если они отъединены от этого факта. Они не могут быть поняты лишь как "блуждания мысли", но должны рассматриваться в контексте древних политических реалий.
     По всей Европе, особенно в Восточной Европе, но также в Испании, Франции и Италии - мы можем найти Чёрных Мадонн. Люди рассказывают местные легенды, объясняющие черноту статуй Девы Марии, используя нехитрую идею, что эти изображения - обугленные, чудом выжившие в страшном пожаре. Юнгианские интерпретаторы видят черноту как "подсознательную" ссылку на тёмную сторону чего-то, очевидно - Луны. Крайне редко предполагается, что это реальная, историческая чернота ранних богинь Египта и Африки. Но когда мы читаем Briffault, и других исследователей ранних мифических историй, и видим не только чёрное африканское происхождение Великой Матери, но и то, насколько широко матриархальные африканцы путешествовали по всему древнему миру, везде распространяя знание о Чёрной Богине (…), то легко можем понять существование этих чёрных Мадонн. Они – твёрдые культовые останки древних времён, когда религия Чёрной Богини правила Африкой и оттуда, большей частью остального мира.
           (Страницы 21-32 оригинала)

Глава 4
ЖЕНЩИНЫ КАК СОЗДАТЕЛЬНИЦЫ КУЛЬТУРЫ
Эвелин Рид, антрополог, марксистка и феминистка, подробно описала женские ранние изобретения и социальные формы взаимодействия. В книге «Миф о неполноценности женщины и женская эволюция» Рид описывает, как человеческая культура развивалась в условиях трудовых групп женщин, их взаимоотношений, первых ремёсел.
        «Для человечества решающим был тот факт, что материнство вело к труду – первая человеческая социальная система была в слиянии материнства и труда. Это были женщины, кто стал главным производителем: рабочие и фермеры, лидеры научной, интеллектуальной и культурной жизни. На языке "примитивных народов" термин "мать" совпадает с понятием "производитель-роженица".(1)
1. Evelyn Reed, "The Myth of Women's Inferiority." (New York: Merit, 1969), 22-41.
        Это было общество, где власть была связана с настоящей любовью, что подтверждается исследованием современных «примитивных» народов. Потому что ранние матрифокальные группы были сосредоточены на поддержании, а не эксплуатации жизни.
       Мировые мифы, народные традиции и антропологические исследования подтверждают, что
женщины первые узнали, как использовать и добывать огонь. (…) В ходе опроса 224 современных  племенных общин было установлено, что огонь разводится и поддерживается всегда или, как правило, женщинами в 84 общинах; почти все эти общины имеют легенды, рассказывающие о начале времён, когда женщины были исключительными "хозяйками" огня. Ритуал поддержания огня доверяли женщинам вглубь исторических времён, например, Весталкам Древнего Рима, или Ирландским монахиням Святой Бригитты (первоначально - Кельтская Богиня Бригид или Невеста), которые заботились о Вечном огне в Килдэре до подавления монастырей при Генрихе VIII. Огонь посвящён Лунной Матери. Приготовление пищи - варка, жарка, выпечка, пароварка – одна из технологий, что женщины получили от овладения направленным жаром. Огонь был инструмент инструментов; благодаря его использованию продукты могли быть высушены и сохранены для использования в будущем, а некоторых ядовитые растения и фрукты становились съедобными. Именно женщины разработали взаимосвязанные производства приготовления пищи и керамики, что огонь стал основным средством.
       Женщины построили первые зернохранилища и склады для провизии; некоторые из них были глубоко в земле, а на болотистой почве они были приподняты на ходулях. Женщины приручили кошку, чтобы защитить эти зернохранилища от грызунов. (4) Кошки, с незапамятных времен имели особые отношения с женщинами; среди европейских ведьм кошки выступали в качестве "близких друзей" и обладали, как считается, телепатическими способностями (вот почему специальные костры были воздвигнуты во времена инквизиции, чтобы сжечь всех кошек в городе, наряду с женщинами).
(4)Evelyn Reed, Woman's Evolution:… 121. Reed quotes Mason, Woman's Share, 17-18.
        Промышленность, наука, и человеческие потребности были объединены женским трудом, и ежедневные задачи переплетались с магическим смыслом. Женщины преобразовали растения и травы в лекарства - некоторые вещества, обнаруженные женщинами, до сих пор используются сегодня из-за их лечебных свойств; и данные Всемирной Организации Здравоохранения показывают, что в 95 процентах уход за здоровьем по-прежнему в руках женщин, которые используют многие из этих древних рецептов. Женщины разработали и изготовили контейнеры и ёмкости из таких материалов, как дерево, кора, волокна, и кожа. Огонь был использован для  создания полости в дереве, техника, которая затем могла быть использована, чтобы делать каноэ и лодки из стволов деревьев.
        Все эти потрясающие находки связаны с ежедневным выживанием. Хотя они также были опытом волшебного превращения сырья в что-то совсем другое, - через алхимию огня. Рассмотрим химию хлебопечения: посадка семян и их рост за счёт сочетания Луны, Солнца, Дождя, и возделанной Земли; аккуратный сбор урожая, молотьба зерна в муку; затем, в правильном сочетании воды, дрожжей и огня изначальное семя превращается в хлеб - человеческую еду.
      Оригинальные куполообразные или похожие на улей печи, найденные во всём мире, могли быть использованы только женщинами; печи являлись символическим отражением чрева Великой Богини. Многие миниатюрные модели гончарных изделий были найдены в Юго-Восточной Европе в Неолитических святилищах. В святилищах есть печи, глиняные алтари (изначально покрытые деревянными досками), рогатые троны, фигурки поклоняющихся женщин, и настенные изображения, отражающие символы дождя и волшебного помола зерна. В этих регионах до сих пор существуют женские праздничные ритуалы, включающие священное новогоднее хлебное тесто, которое вместе держат на воздетых руках старшие женщины  группы.
      Текстильное производство также произошло благодаря работе женщин. Женщины разработали приемы свивания верёвки, плетения из бересты и травы, технологии работы с волокном, изготовления корзин и текстиля. Женщины были кожевниками: работая с кожей, размягчали её, к примеру, пережевывая, как полярные эскимосы делают до сих пор. Скребок по коже, наряду с палочкой для копания - везде  известен как женский  инструмент - и так до сих пор используется среди эскимосов. Выработанная  кожа затем использовалась в палатках, одежде, сапогах, ремнях и шнурах. Они были ярко орнаментированы с помощью растительных и минеральных красителей и других сложных химических веществ, изобретённых женщинами.
     Женщины были первые гончары. В книге «Мир Майя», археолог В. Виктор фон Хаген пишет: «Керамика была женской. Все мы видим остатки керамического искусства Майя, сделанного женщинами. Это факт, который следует подчеркнуть. Почти в каждом месте, где гончарное дело было в древности – в Африке или Меланезии – керамика была женским делом и его дизайн – следствие женского вдохновения. По всей территории Амазонки, керамика была женская задача. Женщины были горшечники, насколько нам известно, в Древнем Перу. Ранний греческий и ранний египетский фаянс также был сделан женщинами до введения гончарного круга». (5)
5. Victor W. Von Hagen, World of the Maya (New York: New American Library, 1960), 80.
       Графический дизайн - идеограммы - были использованы тысячелетиями в Старой Неолитической Европе. Мария Гимбутас, в книге «Богини и Боги Старой Европы - 6500-3500 до н. э.», говорит, что есть две категории идеограммы: та, что означают воду и дождь (углы, зигзаги, шевроны, меандры и спирали), - все они связаны с Богиней Змеёй-Птицей; и те, что связаны с Луной, с жизненным циклом вегетации, сменой сезонов, рождением и ростом необходимого для жизни. Это - знаки креста, опоясанного креста (символ четырех сторон света, года как путешествия, охватывающего четыре основных направления космического цикла), полумесяц, рога, гусеница, яйцо и рыба.(6)
6. Marija Gimbutas, The Goddesses and Gods of Old Europe-6500-3500 B. C.: Myths and Cult Images (Berkeley and Los Angeles: University of California Press, 1982), 89-111, 112-136.
     Все они были символами континуума жизни, - для чего эти идеограммы были предназначены -  они обозначали Великую Лунную Богиню Жизни и Смерти, Космоса, Земли и Растительности. Рога, лунный серп, крест, - все они были изначальными символами для растущей и убывающей Луны.
       Последовательности вписанных линейных знаков также были найдены; это форма очень древних и до недавнего времени неизвестных Неолитических-Энеолитических надписей, датированных примерно 5000 г. до н. э., - за две тысячи лет до развития Шумерской "письменной" цивилизации. Даже в соответствии с данными «мужской»  исторической традиции, самые ранние образцы письменности были обнаружены в храме Царицы Небесной в Уруке, который стал священным городом Шумерской богини; это были глиняные таблички с надписью около пяти тысяч лет назад. (7)
7. Сведения из книги Мерлин Стоун «Когда Бог был Женщиной»: Merlin Stone, When God Was a Woman (New York and London: Harcourt Brace Jovanovich, 1976), 3, 21.
       Богиня в Уруке была известна как "изобретательница" глиняных табличек (глина была священна для женщин и Богини), языка, изначального алфавита и пиктографической письменности. Известно, что особый сакральный язык использовался женщинами, посвященными  Богине, до позднего Неолитического времени.
           (Страницы 33-38 оригинала)


Глава 5
ПЕРВОЗДАННАЯ РЕЧЬ
              Александр Маршак, исследователь Палеолита, уже выдвигал тезис, что человеческая речь развивалась не среди мужчин-охотников, но «настраивалась» в детстве, среди женщин, работающих вместе. Мы не можем вернуться в прошлое, чтобы подтвердить этот тезис, но мы можем подтвердить его вероятность, посмотрев вокруг нас в повседневной жизни, и на развитие индивидуальной речи. (…) Мы все видели, как зарождается речь у каждого ребенка, в домашней атмосфере лепета и игры. Звуковая коммуникация между матерью и ребенком впервые начинается (…) в первые дни после рождения. Томпсон ссылается на последние исследования новорожденных, одного-двух дней от роду, которые двигают руками и ногами "в ритмической синхронности с пульсом материнских слов... Новорожденный буквально танцует под музыку речи» (3)
2. William Irwin Thompson, The Time Falling Bodies Take To Light: Mythology, Sexuality and the Origins of Culture (New York: St. Martin's Press, 1981), 88.
       У Томпсона есть замечательная идея, что женская деятельность по сбору растений была связана с развитием словарного запаса и систем классификации: "Сбор полезных растений - это упражнение в создании культурной систематики природы, именно такого рода деятельность может способствовать созданию грамматических форм на основе дискретных элементов"(4)
 4.Thompson, 91
        Собирательство позволило женщинам участвовать в создании весьма подробных списков различных свойств растений и трав - что съедобно, что ядовито, что является лекарством или снотворным. Они  передавали эту информацию другим,  на протяжении многих поколений. Невероятно сложные и насыщенные ботанические и фармакологические каталоги находились в женских умах. Если вы мужчина-охотник, вам не слишком трудно назвать разницу между мамонтом и лосем; если же вы женщина – собирательница пищи или лекарственных растений, различие между ядовитым и неядовитым грибом, или между двумя сортами трав (токсичным и лечебным), может быть очень тонкой, требующей самых мельчайших наблюдений и навыков предугадывания; ошибка может быть смертельной для ваших близких. Поэтому наблюдения Томпсона имеют смысл, важная часть женского раннего языка могла быть детальным наблюдением и классификацией растительной и минеральными среды - экспериментальной классификации, которая была основой происхождения науки.
       Первые символы возникают не из изолированного разума, а из целостного переживания ума, тела, пола, сердца, души, что в мире движется вместе, в единстве. Это – ритуальный язык «тела сновидения» древних женщин. Язык «тела сновидения» является самым глубоким типом мышления; это правополушарное мышление - это магическое и поэтическое мышление, в котором левополушарный язык используется для нелинейных, нелогических выражений - и это режим восприятия и силы, что Западная культура отвергла себе во вред.
       По мнению некоторых исследователей, мозолистое тело в женском мозгу содержит обилие нервных связей, соединяющих правое и левое полушария; они обнаружили, что это не относится к мужскому мозгу. Таким образом, получены некоторые нейрофизиологические свидетельства того, что мужчины, как правило, разделяют и раскладывают по полочкам "чувства" и "логику", а женщины, как правило, синтезируют их. (См. "Why Men Don't Speak Their Minds," Science Digest 91, no. 11 [November 1983]: 84.) Однако, как только исследователи обнаружили, что мужской мозг имеет тенденцию быть неврологически разобщенным, они объявили этот мозг "нормальным", а синтезирующий женский мозг сразу стал источником "аберрации": аллергии, шизофрении, фобии, депрессии, бездарности в математике (См., например, "The Battle in the Brain," Science Digest 92, no. 1 January 1984]: 85 .)
       Во многих исследованиях Роберт Грейвс фокусируется на подавлении мужской линейной логикой ранее синтетического целостного языкового процесса, что способствовало победе Патриархата над Средиземноморским и Европейским Матриархатом.
       Первобытные люди видят мир иначе. Практическое и святое не разделены с помощью ножа логики; индивидуальная душа не оторвана от мира - чрева Матери.
       Что же случилось с нами? Наше первозданное и практичное, материально-магическое восприятие единства между нами и Вселенной - это врожденное женское состояние, которое в современном патриархальном мире мы все обязаны "перерасти" для того, чтобы стать ... мужчинами. Наш древний женский способ бытия сейчас называется "первобытным анимизмом" (…)  Воображение, мать человеческой памяти и творческих умственных способностей, присваивается инфантильному женскому миру, биологии и детству. (…) Как мужчины, мы должны получить новые тела и новые миры от Отца Логоса (батарейки в комплекте) - в то время как Мать-Природа остаётся в качестве служанки на этом предприятии, её энергию и ресурсы предполагается использовать для реализации этих мыслеформ и достижения этой цели. Земле, телу, душе, и воображению будет позволено выжить только как прислужницам великого мужского «небесного» ума.
       Так говорит патриархат - его религия, философия, естественная наука, политика и экономика, бихевиоризм и психоаналитические системы – вот уже более двух тысяч лет. Что они действительно говорят? Нам стоит только посмотреть вокруг, чтобы увидеть ЕГО видение для нас: Роботы. Компьютерные сердца. Спутниковые ракеты. Эпицентр. Крейсерские ядерные пенисы наносят удары по городам, ограждённым колючей проволокой. Наша плоть никогда не была достаточно хороша для него; его дети - металлоиды. Таковы наши новые тела в наших новых мирах. Мужчина настолько абстрагировался от женского воображения и космических «оков» Матери Природы, что он уже готов полностью вырвать себя из картины живого мира. И всё, что с ним.
           (Страницы 39-43 оригинала)

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…


Рецензии