Близкие люди. Глава 3. Встреча

      Я довольно долго предпочитала собачье общество человеческому, чувствовала себя единовластной хозяйкой чудесного сада и не жаждала перемен. Но настал срок, и мнение о незнакомых людях сильно изменилось.
      Самая значимая встреча Детства по велению Судьбы состоялась в счастливое дошкольное лето. В мои ограниченные владения бесцеремонно вторгся чужак!

      Незваный гость, один из маминых  пациентов, сразу удивил и насторожил необычностью. Возраст его был неопределённым: волосы седые, как у древнего дедушки, а движения лёгкие и свободные - старики так не ходят.
      Этот диссонанс усугублялся странностями одежды. Тонкий клетчатый костюм выглядел чересчур элегантно и совсем не походил не пижаму. Однако, так же пропах лекарствами, как облачение завсегдатаев больницы.
      Неестественные синюшность губ и бледность лица явно указывали на хроническое нездоровье, только никаких охов-вздохов я не слышала.
      Ничего устрашающего в странном облике не было, но из-за ветвистого укрытия я опасливо оглядывала худого стройного мужчину несколько дней. Не знала, чего от него ожидать.

       Пристальные наблюдения меня совсем запутали: дамочками он не интересовался, в азартные игры не играл, в шумных дебатах пациентов не участвовал. Не курил. И совсем не ругался.
      Листал газетки, журналы и прогуливался неспешно по едва заметным дорожкам парковой зоны, местных «шариков» да «бобиков» подкармливал, поглаживал.
      В отличие от меня, животные встречали его с шумным восторгом. Они были не шибко ручными, но быстро отзывались на доброту и ласку – хороших людей чувствовали. И плохих тоже.

      Подгоняемая странным волнением и зудящим любопытством однажды я  рассекретилась. Надоело в кустах прятаться. Собачье расположение к чужаку влекло к знакомству.
      Александр Михайлович моему внезапному появлению обрадовался. Он в один миг очаровал улыбчивостью и дружелюбием. Мы уселись на пустующей скамье и завели вежливый неторопливый разговор.
      Мужчина обращался ко мне иначе, чем остальные взрослые – уважительно, спокойно, серьёзно и заинтересованно. Вопросов лишних (и глупых) не задавал, нравоучениями не осыпал, больше слушал.
      Обычно я словоохотливостью не отличалась. Но в той ситуации всё стало необычным, включая желание говорить без умолку. Детские откровения наверняка отразили неразрешённые семейные проблемы.

      Александр Михайлович озадачился моими печалями и предпринял отвлекающий маневр, чтобы отодвинуть их хотя бы на время. Его ладони вдруг наполнились россыпью крохотных конфет, похожих на цветные драгоценности. Я обомлела от неожиданного фокуса – сладости появились ниоткуда!
      Спросив позволения, забрала себе не одну, а сразу все – уж так заманчиво они блестели! Ликование тут же смешалось с благодарностью и невнятной надеждой на следующую встречу.

      Она состоялась очень скоро, буквально на следующий день. Не разочаровала, а очаровала очередными сюрпризами: леденцами и мясными косточками. Мы с собаками правильно распределили лакомства согласно вкусам.
      Райское наслаждение довольно быстро закончилось, но уходить от чужого дяденьки не хотелось. Он привлекал не только конфетами. Мне понравилось быть вместе. Оказывается, это возможно, даже если человеки совсем разные: один давно уже большой, а другой – ещё совсем маленький.   

      Та памятная прогулка затянулась до темноты. «Заповедные» места в одночасье перестали быть тайными: я охотно делилась своими «секретиками» - стёклышками, бусинками, какими-то бумажками. Воодушевлённо рассказывала о «сокровищах», удерживая внимание нового знакомого.
      Я откровенно рассчитывала, что в следующий раз он снова предпочтёт моё общество посиделкам пациентов. Ведь на их скамейках так скучно!

      Александр Михайлович каждый вечер делал верный выбор - приходил ко мне. Ни разу не изменил. Мы играли с собаками, поливали цветы на клумбах, собирали полудикие ромашки в маленькие букетики для мамы. 
      И просто бродили по скверу, взявшись за руки. В таком сопровождении я не спотыкалась, уверенно преодолевала всякие ямки и кочки. Больше всего любила вышагивать по высоким бордюрам вдоль тротуаров, ровно, словно по линеечке, выставляя ножки.
      С надёжной поддержкой я почти не хромала – ну чем не повод покрасоваться?  У одной так не получалось – опоры не доставало и равновесия.
 
      Обилие взрослого участия и понимания вызывало безграничное восхищение. Я неумело выражала его потоком речевой бессмыслицы. Скудного словарного запаса для излияния чувств явно не хватало.
      Обычно добрый друг терпеливо выслушивал болтовню, но однажды перебил на полуслове и конкретно спросил, умею ли я читать и писать. Получив отрицательный ответ, был крайне разочарован: «Как жаль, Маринка!».
      Потом пояснил: «Вот буквы выучишь – много нового узнаешь, умной станешь, говорить складно будешь». Я умолкла, призадумалась. Быть дурочкой не хотелось. 
      Решила, во что бы то ни стало, оправдать надежды Александра  Михайловича. И скорее, скорее! Прям еле дождалась следующего дня.


      Фото из сети Интернет. Продолжение - http://www.proza.ru/2017/03/27/277


Рецензии
Прав был, Александр Михайлович, - много читая, словарный запас Ваш стал ро-настоящему богатым, а изложение мыслей интересным. Вам повезло в той встрече! С уважением,

Виктор Некрасов   17.10.2017 06:30     Заявить о нарушении
Еще как повезло! На всю жизнь доминанта осталась - не быть дурочкой! )
Спасибо, Виктор. Приходите на мою страницу когда сможете. Всегда Вам рада!
С уважением

Марина Клименченко   17.10.2017 08:19   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 34 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.