Тимохины мечты

   Подруга Майка – человек неравнодушный. Как-то предложила:
– Хочешь, познакомлю тебя с классным парнем? Его зовут Тим. Тебе надо с ним пообщаться.
– Зачем? – улыбнулась я.
– Тимоха – совершенно уникальный человек. Таких мало. Давай сегодня в кино все вместе сходим. Ты что последний раз смотрела?
– Моего любимого Киану Ривза.
– Ужас! Так совсем рехнуться можно. Пойдём на какую-нибудь романтическую комедию.
 
   Майка со своим парнем сидели в пятом ряду и грызли попкорн. Мы с Тимом – чуть позади. Фильм оказался такой пошлостью, что даже название упоминать не хочется. Когда герои целовались, Тим взял меня за руку, но навязываться не стал. Какой тактичный, подумала я. Не совсем в моём вкусе, но отвращения не вызвал. Забавный, немного замкнутый, с чуть раскосыми глазами. Но я тоже не королева красоты. После сеанса Майка подмигнула нам. Я невольно рассмеялась – жизнь прекрасна!

   Вскоре Тим познакомил меня с родными. Очень милые у него предки – такие же трогательные, как он сам. Родители раньше работали на стройке. Потом отец получил травму позвоночника, и теперь мама ухаживает за ним. От нелёгкой жизни она постарела раньше времени. Но меня поразили её глаза – светлые, молодые. Чувствуется, до сих пор любит мужа. А вот он вместе со здоровьем утратил и силу воли, и жизненный стержень. Жена – его правая рука и свет в окне, а этот бедняга считает себя обузой и не хочет жить. Есть ещё бабушка – крошечная тихая старушка. Бесшумно скользит она по дому, стараясь никому не мешать, а чаще спит.

   В квартире ощутимо пахнет лекарствами, бедностью и болезнями. Ютится семейство в хрущёбной «двушке»: в одной комнате – родители, в другой – Тим с бабушкой. Уединиться явно негде, и мои робкие мысли о близости улетели, как гуси на юг. Очевидно, Тим уловил направление моих фантазий и чуть заметно усмехнулся. Бабулька засуетилась и удивительно поспешно для её возраста ретировалась на кухню.

– Какая тактичная у тебя бабушка, – заметила я, когда за старушкой захлопнулась дверь.
– Она прелесть! Если бы ты знала, как она меня любит!
– И с девушками встречаться даёт?
– Конечно! Правда, лучше за ширмой спрятаться, чтоб её не шокировать.
– Хороший ты внук. Но тут у тебя особо не расслабишься.
– А я вот расслабляюсь. Даже порнуху тайком смотрю.
– Да ты, оказывается, продвинутый пользователь!
– Ага! А твой отец, небось, держит тебя в строгости?
– С чего ты взял?
– Сам не знаю. Почему-то мне кажется, ты его боишься.
– Просто папа переживает за меня. Особенно после того, как мамы не стало.
– Ещё бы! Теперь он, наверно, далеко тебя не отпускает. И с парнями встречаться не даёт – ревнует. Угадал?
– Ты что, Шерлок Холмс?
– Есть немного. Но я не потому спросил. В будущем хочу заняться реабилитацией инвалидов – чтобы помочь папе.

– Ах, вот, оказывается, почему ты убедил Майку нас познакомить! Чтобы отец устроил тебя по блату в Медицинский ВУЗ?
– Не только поэтому, Ник. Я хочу стать изобретателем, а не врачом. Смотри, что придумали японцы!
– Что это?
– Приспособление для ходьбы. Инвалид надевает такой костюм и может свободно перемещаться.
– Классная штука! Помню, мне папа рассказывал про какого-то нашего изобретателя, который в своём бюро сконструировал что-то похожее. Но применить изобретение не дали.
– Гай Северин?
– Точно, он самый! Вот бы тебя к нему в ученики!
– Смеёшься? Северин умер. Я немного опоздал. Но ничего! Вот выучу японский язык и поеду на стажировку в страну восходящего солнца.
– Какой же ты фантазёр, Тим! Может, лучше попытаться у нас?
– Бесполезно! Если Северину не дали реализовать идею – несмотря на все его заслуги, то мне и подавно никто не поможет. Но я буду пытаться! Хочешь поглядеть на Ящера?
– Кто это?

   К моему удивлению, Тим достал из маленькой клетки белую крысу.
– Зачем она тебе?
– Это не просто крыса, а тренер. Я научил её работать с отцом. Запускаю ему под одежду. Папе щекотно, и он изо всех сил пытается увернуться. Преодолевает себя.
– Попахивает садизмом.
– Всё лучше, чем полная неподвижность и желание покончить с жизнью…
– Да, ты прав, что пытаешься помочь отцу.
– А ты бы на моём месте не пыталась?
– Папа говорит, что никто не может помочь нам лучше нас самих.
– Вот видишь! Значит, я угадал: ты боишься отца, Ник. А я боюсь, что однажды войду к папе в комнату, а его уже нет…
– Не думай об этом, Тим! Хочешь, расскажу всё отцу? Он человек неравнодушный.
– Не надо! Как ты могла подумать, что я только из-за этого с тобой познакомился?

   В комнату заглянула бабулька и пригласила нас пить чай с пирогами. Милая старушка! Всё время подмигивает и хихикает, как девчонка. Похожа на одну из «Бурановских бабушек».

   Домой вернулась позже, чем обещала. Тим проводил меня до подъезда. Хотел до квартиры, но я подумала, что лучше не стоит.
– Ну что, нагулялась? – спросил с усмешкой отец. – Зачем тебе этот чудак, понять не могу.
– Может, и чудак. Зато необыкновенный!
– Так я тебе и поверил. Повелась, дурочка!
– Ты что, ревнуешь?
– Даже не воображай! Но парень этот тебе не пара…

   Папа как в воду глядел. Вскоре мой друг обиделся на какую-то ерунду – и мы расстались. Через несколько лет Тим прислал мне фотку из Японии, где он ест рыбу фугу и коротенькое сообщение: «Привет, Ник! Кажется, я застрял здесь надолго. Зайди, если сможешь, к отцу и обними его от меня!» Это была прощальная весточка от Тима. Вскоре я узнала, что ядовитая фугу стала его последним ужином…


Рецензии