Близкие люди. Глава 4. Ликбез

      Взрослая идея ликвидации моей безграмотности оказалась верной, своевременной и увлекательной. Затянувшемуся детскому безделью враз пришёл конец.
      К очередной встрече с Александром Михайловичем я приготовилась основательно: прибыла в условленное место с чистой, правда, немного помятой, тетрадкой.
      Ещё принесла альбом для рисования, кучу цветных карандашей и облезлый ластик – всё подходящее для уроков, что нашла дома.
 
      С такой нестандартной экипировкой приступила к учёбе, удобно устроившись на коленях своего друга. Он запросто позволял эту роскошь. 
      Мне было тепло, уютно и надёжно. Как тут не внимать каждому сказанному слову?

      Я догадывалась, что букв на свете много, но раньше их количеством и разнообразием не интересовалась. Когда все они предстали перед моим взором, сразу запуталась.
      Обилие новой информации смутило до трепетного волнения и боязни никогда её не усвоить. Александр Михайлович, видя такое замешательство, снова и снова убеждал, что именно эти буковки, большие и маленькие, красивые и не очень, однажды сделают меня умной.
      Истинное чудо! Я верила в него и охотно склонялась над печатным текстом, чтобы лучше разглядывать непонятные значки. Надо, значит, надо.
 
      Соответствующих учебников не имелось. Для азов образования сгодились толстые книги из врачебной библиотеки, а также газеты и журналы, попавшие под руку.
      Мы аккуратно раскладывали их на высоких ступенях больничного крыльца, и ветер, словно невидимый ревизор, забавно шелестел потёртыми страницами.
      Я отбирала у этого озорника то один, то другой экземпляр периодики и в цепочках слов, отражающих весь алфавит, отыскивала одинаковые буквы. В многочисленных строчках прессы они встречались сотни раз.

      Ещё не ведая, что «повторенье – мать ученья», я с удовольствием их запоминала и «собирала» в невидимые закрома разума. Чем больше – тем лучше! А в заключение вырисовывала  уже знакомые контуры на бумаге. 
      Пусть не с первого, но с третьего-четвёртого раза обреталось отчётливое сходство с книжным вариантом. Иногда  получалось так красиво, что самой нравилось! Александру Михайловичу тоже.

      Я всё время ждала продолжения «АБВГДейки». Неутихающий  интерес подогревался новыми книжками – появилась потребность не гадать, а знать, что в них написано.
      Игровой азарт да желание поумнеть явились мощнейшим двигателем уличного обучения. Мозг точно настроился на самую главную волну познания. Вскоре незнакомых буковок не осталось, гласные и согласные перестали быть тайной.
      Я прислушивалась к их звучанию и составляла простые слоги и слова. Первым прочитанным стало не «ма-ма» из Букваря, а «о–го–нёк».  Так назывался популярный журнал страны Советов – импровизированное учебное пособие. 

      Наставник не скупился на похвалу, наблюдая, как я изо всех сил стремлюсь к поставленной цели. Он заметил и оценил не только способности. Скорее всего, и характер своей ученицы разглядел, потому пожелал встретиться с мамой.
      Их разговор был эмоциональным и длинным - про светлую голову (скорее всего, мою), хорошее образование и какие-то перспективы.
      Понятным стал лишь один совет - родители должны  уделять ребёнку гораздо больше внимания. «Толк будет!» - считал Александр Михайлович.

      Его рекомендации мне очень понравились, но были они совершенно невыполнимыми. Папа к нам совсем перестал приходить. Ни игрушек, ни книжек он мне не покупал. И буковки никогда не показывал.
      Мама работала с раннего утра до позднего вечера, всё, что успевала – почитать сказку на ночь глядя. Чаще всего на самом интересном месте повествования засыпала не я, а она.
      А до поступления в школу ещё целый год надо было ждать. Полуигровым занятиям альтернативы не нашлось.

      Чужой дядя с каждой встречей становился ближе и роднее. Я желала его видеть, слышать и радовать, мысленно готовилась к нашим урокам.
      Научилась время по часам безошибочно определять: без конца поглядывала, когда стрелочки на нужные места встанут, и придёт пора показывать свои умения. Ох, как нравились мне эти демонстрации! Не могла я опоздать. Ни за что! 

      Мы встречались с Александром Михайловичем в тенистом сквере после сончаса, чтоб не нарушать больничный режим. Он удивлялся моей послушности и сообразительности, хвалил от души и привычно выуживал из карманов сладости в блестящих обёртках.
      Я обожала подобные вкусняшки, принимала их с огромной благодарностью и замирала от чувства собственной значимости и гордости. Жмурилась от удовольствия и ласковых лучей вечернего солнца, рассыпающихся на ресницах пульсирующей знакомой радугой.
      Вкус успеха был неповторимым, но похожим на шоколадный. А стоимость первых «могу» и «знаю» не шла ни в какое сравнение с самыми дорогими конфетами.

      Когда я осилила пару десятков цифр сверх алфавитной программы, получила великолепный  подарок  -  самодельные простенькие качели.
      Наверное, когда-то  проговорилась, что давно мечтаю о них. А может, Александр Михайлович сам догадался, чем девчонку порадовать.
 
      Сюрприз он приготовил тайком: привязал к развилке корявых яблоневых ветвей две толстые верёвки и прицепил к ним отполированную дощечку. Причём расположил её на нужной высоте, чтоб я залезала без посторонней помощи, при этом ноги по земле не шоркали после того, как усядусь.
      Учёл ограниченные физические возможности.
 
      Моему восхищению предела не было! Переполненная детской радостью, я то взлетала вверх, то проваливалась вниз – аж дух захватывало.
      Ветер шумел в ушах, трепал подол платья, а сердце посылало и посылало волны ликования каждой клеточке тела.
      Счастье казалось упоительным и бесконечным.

      Фото из сети Интернет. Продолжение - http://www.proza.ru/2017/03/28/292


Рецензии
Какой увлекательный по смыслу и языку сюжет! А язык то, язык умного ребёнка передан ,как аудиозапись, (а сколько лет прошло!), а какие чувства ребёнка. Чудо! А выражение:"Ещё не ведая, что «повторенье – мать ученья», я с удовольствием их запоминала и «собирала» в невидимые закрома разума". И всё это для того, чтобы стать умной! Рано подобную цель поставили. Похвально! Работа замечательная! Читал бы и читал, да есть ещё дома дела, да и торопиться не стоит. У нас ещё много взаимных встреч. Надеюсь, что так и будет!

Виктор Некрасов   18.10.2017 07:52     Заявить о нарушении
Цель оказалась верной. )
Смущена Вашей похвалой, Виктор.
Конечно, мы не раз еще встретимся. С неизменным уважением

Марина Клименченко   18.10.2017 08:02   Заявить о нарушении
На это произведение написано 36 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.