Снегопад

                                                    

      Милой красавицей Лаурой восхищались все: пронзенные стрелой Амура парни с интересом наблюдали за каждым движением изящной девушки, а завистливые кокетки словно по расписанию бросали на нее неодобрительные взгляды, будто бы обвиняя конкурентку в излишней лучезарности. Однако Лауре нравилось слышать гневные упреки в своей адрес: подобные слова, порой совершенно пугающие и отвратительные, лишний раз убеждали ее в собственной уникальности. Приятно улыбаясь друзьям и кляузникам, она, ожидаемо, сыскала славу самой прекрасной снежинки во всем мире.
– Ее лучики настолько тонкие, - восхищенно сказал поэт, - что их почти не видно! Лаура само олицетворение красоты!
– Красота – это, конечно же, хорошо. – Хмуро ответил банкир, пересчитывая накопленные сбережения. – Но разве она практична?
– Кому какое дело! В нашем мире снежинок главное - изящество!
      Одному только Богу известно, какое наслаждение получала Лаура, плавно кружась в воздухе. Блаженно покачиваясь, она полностью отдавалась на растерзание бродяге-ветру, который будто бы нарочно забрасывал красавицу в самые дальние уголки воздушного пространства. В такие моменты злопыхательницы обсуждали Лауру с особенным рвением: их тела были слишком тяжелыми для подобных кульбитов, отчего их ревностное сердце обливалось ледяной кровью зависти.
      Прекрасная снежинка была полностью довольна своей жизнью, ведь каждый считал своим долгом одарить ее хоть каплей внимания. Растворяясь в бесконечном потоке комплиментов, она не сразу заметила странные изменения в своем здоровье: голова красавицы стала болеть по вечерам, а тонкие лучики будто бы прибавили в весе! Не в силах объяснить происходящее, Лаура обратилась за помощью к старику Джефу, чьи года застали не один круговорот воды в природе.
– Мне знакомо это чувство. – Снисходительно ответил мудрец. – На дворе декабрь, а значит, в скором времени нам суждено коснуться земли….
– Но после приземления все придет в норму? – Волновалась красавица. – Все снова смогут наслаждаться моими лучами и наблюдать за тем, как я заигрываю с бродягой-ветром?
– Боюсь, что нет. Каждой снежинке суждено стать частью сугроба.
– Но неужели я не могу упасть вдали ото всех? – Не унималась Лаура. – Я бы осталась знакомой всем девушкой, а с наступлением марта… Уверена, я бы растаяла, превратившись  в самую чистую каплю воды!
– Так установлено природой: снежинка должна стать частью сугроба, как капля должна стать частью лужи. Другого не дано. Смирись с этим и наслаждайся последними деньками падения.
      Смирись? Да как он смеет так говорить ей… Ей, самой красивой представительнице их ледяного рода! Над ее лучами трудилась сама матушка Метель, заботливо искупавшая милую девушку в холодных лучах зимнего Солнца! Неужели это творение северных ветров можно сравнять с обыкновенными снежинками, лишенными какой-либо эстетической ценности? Почему олицетворение вьюжного искусства должно стать частью огромного несуразного медведя-сугроба?
      Время шло: голова болела все чаще, поддаваться дуновениям ветра становилось все труднее, но ответов на тревожащие морозное сердце вопросы так и не появилось.
– Ты чувствуешь? – Спросила поэта простодушная снежинка. – Мы вот-вот коснемся земли! Я уже могу рассмотреть каждый кирпичик этих уютных домов!
– Я тоже! Но… Разве они могут сравниться с красавицей Лаурой?
– Не знаю… - Девушка бросила злобный взгляд в сторону соперницы. – Ты только взгляни! Чем это она занимается?
– Боже! Лаура дарит нам свой последний танец…
     Дитя Метели нежно скользила по легким порывам ветра, вырисовывая своим изящным тельцем линии искристого льда. Каждое движение давалось ей с невероятным трудом, но чувство близости со зрителями, пришедшими полюбоваться на крайний концерт некогда великой Лауры, придавал красавице невообразимые силы. Ценители искусства во всеуслышание заявляли, что это был самый великолепный танец, когда-либо исполненный снежинкой. С каждой секундой становясь все ближе и ближе к земле, она демонстрировала поклонникам пируэты высшего класса, будто бы отказываясь верить в окончание чарующего движения вьюги…
      Наконец ее лучик коснулся холодной брусчатки. Вот она лежит на поверхности, созерцая движения миллионов снежинок. Впервые за долгое время она превратилась из актрисы в зрителя, пусть и сидящего в первом ряду. Спустя несколько минут, под дружные возгласы ее ледяных собратьев, их тела стали настолько близки друг к другу, что никто не мог понять, где начинается обыденность простушек, а где заканчивается блаженность и изящность Лауры. Красавица сама перестала осознавать отличия между собой и ними. Первый снегопад в этом году продолжался и вот уже никто не восхищается удивительной девушкой, ведь каждый приобрел частичку ее изящности и хрупкости. Лаура погрузилась в безграничную печаль, полностью понимая свою никчемность…
     Только в теплые зимние дни, когда дворовые мальчишки случайно захватывали красавицу во время игры в снежки, на ее лице проскакивала легкая, еле заметная, улыбка…

(Фото из Интернета)


Рецензии
Порой над вымыслом слезами обольюсь… (с)
Нет-нет, всё, конечно, с глубоким смыслом.
Решила запечатлеть фразу в нашей переписке, а то приходится долго искать в интернете, а тут "будет под рукой")
*
Евгений, подскажите, что прочесть в первую очередь, многое не читала у Вас.

Спасибо.
С уважением,

Любушка 2   21.02.2018 20:21     Заявить о нарушении
Фразу Вы ловко "припрятали"))
Ну а что почитать, я даже не знаю.
Все лучшие (на мой взгляд) рассказы находятся на самом верху. Штук 10-15. Они и были написаны уже после окончания школы. Здесь ведь есть и "творения", написанные в 12-14 лет. Не скажу, что мне стыдно за них, но сейчас бы уже написал по другому. И не знаю, хорошо это, или плохо.

Поздняков Евгений   22.02.2018 08:22   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.