Инноватики

        Так сложилось в российском ученом мире, что бюрократический аппарат науки рос самостоятельно независимо от уровня образования и научных достижений. Прошли очередные выборы  ректора в вузе. В течение двух месяцев после утверждения молодого пенсионера – шестидесятилетнего ректора шла подковёрная борьба по обновлению бюрократического аппарата.

   Ставилась цель снижения затрат на содержание бюрократического аппарата. Решили сократить руководящих пенсионеров под указ президента о недопустимости нахождения чиновников на руководящих должностях после 65 лет. Бывшему ректору, пенсионеру организовали должность президента вуза с зарплатой в 400 тысяч рублей. Двух преданных семидесятилетних пенсионеров, выдвинувших Петра Петровича на вожделенный пост оставили на должности проректоров по административной и учебной работе.

   Прикрепили к каждому проректору молодых заместителей, старички  с бюрократической нагрузкой не справлялись и сформировали подразделения: по управлению,  образованию,  науке и социально - хозяйственной части.
Набрали в помощники изголодавшую по бюрократическим зарплатам от 50 тысяч и выше, при средней зарплате доцента в 15 тысяч молодёжь. Численность нового аппарата ректора при оптимизации приросла, выросли и расходы на содержание ректорской братии.
 
   Ректор Пётр Петрович роста невысокого и помощников подбирал под себя неброских. Были они невысокие, с незапоминающимися лицами, скромные и вежливые. Представив новую администрацию на ученом совете, решил Петр Петрович молвить  слово.

 - Хочу, чтобы каждый доцент получал больше 50 тысяч рублей в месяц, профессор – больше 100. Желаю, чтобы уровень подготовки наших студентов превосходил столичные вузы и даже мировые. Для исполнения великих замыслов надобно вам холопам высшей школы, добывать денежные договора и платных студентов. Вас мы не обидим, делить добытые вами деньги будем поровну: 50% на 50%, мою администрацию кормить надо.

  Спрашивали у ректора члены ученого совета – где в индивидуальных контрактах обязанности преподавателей по поискам дополнительных работ? И как реализуются обещания ректората по увеличению заработной платы, о которых на выборах рассыпался Петр Петрович?

  - Начнём мы с проверок кафедр, кто и сколько на общие нужды отчисляет. Кто не добывает, того и сократим. –  Отвечал ректор. -  Разбежались, сокращай - возмутились преподаватели - кто кроме пенсионеров пойдёт работать на 15 тысяч с нагрузкой в 900 часов в семестр. - Бодро пошагала вся  мелкорослая компания  за ректором на кафедры.

   На кафедре автоматики все пять пенсионеров предстали перед ректорской свитой. – Не вели казнить, вели миловать, вся наша кафедра бьёт челом. Никто не хочет к нам поступать и учиться не хотят. Сгоняют к нам двоечников со всех факультетов, велят выпускать. Мы и выпускаем, на одну пенсию тяжело жить.

  - Где наука? – спросил ректор. – Вся вышла - ответил заведующий. – За десять лет не было ни одного желающего поступить в аспирантуру или остаться на кафедре. Два профессора в проректора из нашей кафедры вышли. Повезло им, тысяч по триста в месяц получают. Перспективные были ребята, наукой занимались. -  Молчали подчиненные, поживиться нечем и помочь сложно, только самим работать на кафедре за копейки.  Приняли решение о передачи специальности на факультет инноватики.

  Познакомимся с успешной кафедрой РадЭко – предложил декан. РадЭко – Радиотехники и Экологии образовалась сравнительно недавно. Не поступали на радиотехническую специальность молодежь, собирались закрывать. Открыли специальность экологию, и пошли абитуриенты по пять человек на место и платную группу создали и две аспирантуры открыли. Появились деньги на ремонт помещений, покупку компьютеров, издание учебных пособий и монографий, ожила кафедра – рассказывал заведующий кафедрой.

     Конкурс при поступлении увеличился на радиотехническую специальность? – удивился ректор. – Нет на экологию, но мы и радиотехникам снизили общей балл при поступлении, полную группу стали набирать. – Хорошо, статьи, монографии, диссертации, аспирантура тоже по экологии? – Да – подтвердил декан. – Ну, а вы чем занимаетесь? – Осваиваем новые технологии.
 
 От изумления глаза у ректора  вуза поползли и вверх и вопросительно установились на новый прибор. – Это что? – Установка для анализа микроэлектронных плат, приобретённая семь лет назад за десять миллионов рублей на государственные деньги – быстро пояснил проректор по науки. – Почему не распакована? – Специалистов нет, и микроэлектроники  нет, распакуем, разворуют – Последовал ответ. – И что дальше? – закончится период амортизации, продадим или спишем – заверил материально ответственный.

    Поход по кафедрам выявил с десяток вымирающих технических специальностей. Решили организовать новый факультет – Инноватики на основе неэффективных кафедр, добавив к каждой специальности название инновационной. Открыть открыли, но чему учить? С первыми курсами просто, предметы на них общеобразовательные. Но дальше, что делать? Решили, ко всем существующим предметам добавили слово инновация: инновационная электроника, инновационная радиотехника, инновационная экономика, инновационная социология, маркетинг и т.д. Оставались свободные часы, добавили экологические предметы и стали готовить инноватиков.
 
    Решение об организации нового факультета инноватики с передачей всех низкорейтинговых  специальностей оказалось удачным. Конкурс абитуриентов на модный факультет вырос, и начали готовить инноватиков. Во всех вузах нашлись специальности с низким уровнем привлекательности и открылись инновационные факультеты и кафедры. С энтузиазмом поступали на новые факультеты абитуриенты, легко учились, заканчивали вуз и растворялись в массе неработающих по специальности выпускников.

                    Джобсики
 
 Умер великий технократ двадцать первого века Стив Джобс — создатель персонального компьютера, фирмы «Эппл», миллионер, подаривший миру многофункциональный сотовый телефон. И любой потребитель, купив эту штуку, мог звонить, фотографировать, слушать музыку и смотреть картинки. Рай для дураков. Джобс полагал, что, облегчив доступ к информации, улучшит человечество. Ошибся: информацию, как и хлеб свой насущный, необходимо добывать в поте лица своего.

 Великий технократ не имел специального образования и всё создал своей собственной головой, без многочисленных НИИ, СКБ и даже денег. Он их зарабатывал. Заболев раком поджелудочной железы, лечился самостоятельно, надеясь настроить свой биологический компьютер. Не получилось — умер.
В России Стива решили тиражировать. В российских университетах не было ни хорошей научно-технической базы, ни денег. Деньги-то были, но кто их пронесёт мимо своего кармана?

 В небольшом сибирском городке ввели в учебный процесс Джобса. Студентов с третьего курса делили на группы по три — шесть человек, приставляли к ним преподавателя, и он прививал им практические навыки по реализации их идей. После окончания желающие перекочевывали в так называемые бизнес-инкубаторы, где продолжали осваивать принципы предпринимательской деятельности. Идея нашла поддержку сверху, и бизнес-инкубаторы появились во всех вузах. Реально обсуждалась тематика инкубаторов для безопасности жизнедеятельности и экологии.

Какие предпринимательские идеи можно развивать? Наиболее окупаемой оказалась деятельность по изготовлению липовых удостоверений, предписаний и экспертиз. Что было немножко не то. Не лучше обстояла ситуация и в технической области. Идеи в основном давались кураторами групп, понятно, среднего уровня, и студент скучал, плевался, но делал вид, что интересно: шла доплата к стипендии.
Собирались совещания ректоратов, учёных советов по одному вопросу: почему нет Джобсов среди российских студентов? Чего это они не хотят изобретать? Стив не учился.

 Может, и студентов не стоит учить? Хотя посещение вузов молодыми людьми трудно назвать обучением. Уровень снижен, научная база минимальная, молодое поколение преподавателей с научными степенями невежественно и ориентировано на дополнительные заработки. На одну зарплату не проживёшь. Старшее поколение учёных без интереса относилось к клонированию джобсиков. Некоторые говорили, что хорошо бы при клонировании добавлять начинающим джобсикам и чуток гениальности Стива.

 Идея была отвергнута по технической причине — трудностью поиска искомой субстанции в вузах. Решили: результат не главное, важен процесс. Джобсики переходили с курса на курс. Избранным джобсикам на последнем курсе для отчётности впихивали научные разработки целой кафедры, лаборатории, и они всплывали в бизнес-инкубаторах. Там их потихоньку приучали к черновой работе. Трудолюбивых оставляли на кафедрах рядовыми сотрудниками, остальных отправляли в свободное предпринимательское плавание.

 Слегка побултыхавшись в бизнес-среде, поистратив родительский капитал, они оседали за прилавками магазинов или на предприятиях рядом со своими однокурсниками. Что ни говори, весь мир знает, что в России отлажена система клонирования джобсиков. Возможно, заинтересуются нашим ноу-хау, тогда мы им и передадим сопроводительные бумаги, экспертизы, рейтинговые таблицы, мало не покажется.

                          Образованцы

 Министерство образования и науки России развивалось в направление непримиримой борьбы с образованием. В  министерстве работа непыльная, спокойная, бумажная и безответственная. Контролируй себе деятельность нищих преподавателей России. Зарплаты в министерстве значительно превышали пособия по работе профессоров и доцентов.
 
  Штат министерства постоянно увеличивался. Чиновники заваливали вузы многочисленными формулярами по отчетности, имитируя бурную деятельность. Общая финансовая отчетность, сто пунктов  квартальной и годовой отчетности. Отчеты по каждой лекции, практики и лабораторной работе. Сопроводительные бумаги по каждому курсу превысили объемы лекции и учебных пособий.

 Действие порождает противодействие. Каждый Вуз создал свои бюрократические подразделения, которые разрастались, занимались отчетностью министерским сотоварищам и получали приличную зарплату. Много хороших специалистов перетекло в бюрократические структуры. Придумали чиновники каждые три года менять систему отчетности и классификации. Новый ворох бумаги покатился в вузы и в десятикратном объеме вернулся в министерство. Высоко оценивались в министерстве разработки по сокращению преподавателей и привлечению студентов на платной основе.
   
 Постоянную борьбу вело министерство с преподавателями. Хорошие специалисты уезжали за границу, переходили в НИИ или платили своим бюрократам, чтобы не читать весь набор пустопорожних положений о компетенциях студентов, квалификациях, рейтингах и т.д. На должности заведующих кафедрами избирались претенденты, умеющие хорошо отчитываться.

 Выдавив за границу своих ученых низкой зарплатой, начали приглашать на высокие оклады иностранных специалистов и своих бывших специалистов. Рейтинги международные необходимо повышать. И пишут статейки в научные журналы заезжие мэтры, читают по одной лекции в неделю, приносят баллы купившему их вузу. Запредельная нагрузка и нищенская зарплата приводила к вымыванию молодых преподавателей. Выживают пенсионеры, прибавляя к зарплате пенсию. Хочешь получать хорошие деньги, пролазь в администрацию. У чиновников и зарплаты больше профессоров и ответственности меньше.

 
  Великая идея озарила  заведующего одной из кафедр – сократить число преподавателей кафедры в десять раз, не снижая набора студентов. Посовещались с ректором – на кафедре у нас тридцать человек преподавателей со средней зарплатой 20-30 тысяч рублей в месяц. Реально работающих три: я – заведующий кафедрой, все документы подписываю, методист – все документы проверяет и секретарь – все документы составляет. Повысим оплату: мне 400 тысяч и им по 200, остальных сократим.

-А кто студентов учить будет, практики там, лабораторные? - Возразил ректор - Все лекции, практики и лабораторные на электронном кафедральном сайте. Пусть читают, на занятия всё равно не ходят. - Это так - согласился ректор, - экзамены как принимать? – Просто. Составляются по всем предметам тесты в электронном виде. На каждый вопрос – три ответа. Угадал студент с первого раза – пятерка, угадал со второго – четверка, с третьего – тройка. Отсева нет, все сдают. Вопросов только три.

 - Гениально - восхитился ректор. – Но, ты погодь, проконсультируюсь в министерстве. Приходи завтра.
На следующий день заведующего кафедрой встретил довольный ректор. – Ты не поверишь, они сами разрабатывали аналогичную систему два года. Не получалось. И очень обрадовались нашей новацией, поручили нам внедрять и обкатывать разработку.
   
 В министерстве комплектуют новый отдел по подготовки нормативной документации нашего предложения. Мы в университете будем реализовывать новые разработки. Хорошее сокращение намечается, и повысим зарплаты преподавателям. А то, ходют и ходют недовольные, всё денег им мало, ждут, когда предвыборные обещания начнут сбываться. Дождались. Молодец, на таких людях, как мы с тобой и держится Российское образование.

 Трудно представить, что скоро иновационные интернет - недоучки займут административные и государственные посты. То ли ещё будет?
    


Рецензии
А как же! Компетенции-импотенции, курс на всеобщую "покимонизацию"! Вперёд к победе демократии! Лозунги, они же грабли,подозрительно все те же, только словеса другие.
И выход правильно обозначен. Либо всем "затесаться" в бюрократы, либо перейти на электронную форму обучения, не вставая с дивана.Я предпочитаю второе. Первое как-то "западло".
В общем гениальное произведение. Главное становится понятен смысл загадочного слова "инновации".

Александр Аливкин   26.04.2017 18:05     Заявить о нарушении
Да, Леша такие дела в системе высшего образования.

Александр Карташев   27.04.2017 06:29   Заявить о нарушении
В связи с происходящим я почему-то все больше склоняюсь к мысли, что Ленина надо не захоронить, а оживить.

Александр Аливкин   27.04.2017 12:21   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.