Близкие люди. Глава 10. Вместе

      Маленькую подружку я не воспринимала как чужого ребёнка. Скорее, ощущала её частичкой себя. Потому чуть ли не каждый вечер проделывала неблизкий пеший путь в гости к девочке.
      Меня туда никто не звал, но и прочь не прогонял. Чрезмерно разговорчивая и улыбчивая бабушка легко отпускала внучку на все четыре стороны даже без сопровождения.
      Очень не хотелось, чтоб Нина гуляла по неблаговидным окрестностям без присмотра.

      Она жила в частном секторе – большом неблагоустроенном районе города. Старый покосившийся деревянный дом прочно окрасился предсмертной чернотой и давным-давно требовал реанимации - капитального ремонта.
      Спасать его, видимо, не собирались. Крыша и стены пестрели дощатыми заплатками, но функцию свою худо-бедно выполняли.
      Трудоспособные взрослые едва обеспечивали скромнейшее существование семьи. Из мебели имелись только кровати, столы да табуретки.

      Одежда Нины была изрядно поношенной, неброской, иной раз залатанной, но чистой и аккуратной.
      Она непривычно пахла углём и куревом: печное отопление и образ жизни накладывали заметный отпечаток на каждого домочадца.

      Округу населял народ очень небогатый, ветхость от забора и крыльца до внутреннего убранства жилищ стала нормой.
      Наша с мамой обстановка на таком фоне просто шикарной казалась. Но ко всему человек привыкает – к плохому тоже. Страшно, если нет желания перемен.

      Хорошими в чахлом районе были только сады и огороды. Земля выручала, обеспечивая своих квартирантов необходимыми продуктами питания.
      При должном уходе она в изобилии рождала овощи, фрукты и ягоды. Голодным точно не останешься.
 
      Чем ещё, кроме подсобного хозяйства, занимались родственники Нины – не знаю. Вроде, где-то трудились.
      Суслик очень смахивал на бомжа: собирал пустые бутылки и металлолом. Вырученные деньги пропивал. О настоящем отце девочка ничего не говорила, наверное, его не помнила.

      О причине инвалидности она упомянула однажды и то вскользь: в пять лет под поезд попала.
      Совсем рядом с их домом проходила железнодорожная линия. Не заброшенная ветка, как на моём пути в школу, а активно действующая, по которой в обе стороны бесконечно громыхали пассажирские и товарные составы.
      Их гул распространялся далеко-далеко, вблизи вообще можно было оглохнуть. Не заметить приближающуюся опасность невозможно!
      Под колёсами малолетний ребёнок оказался явно по недосмотру взрослых.

      Выяснять подробности я не собиралась – вспять время не повернёшь. Хоть вторая нога целой осталась, и слава Богу. Нередко всё гораздо хуже заканчивается.

     Физическая неполноценность нас с Ниной очень сближала. Приличная разница в возрасте препятствием для дружбы не стала.
      Благодаря моим придумкам, нам никогда не было скучно.

      Если среди дня выкраивалось свободное время, я с удовольствием провожала девочку домой после школьных занятий.
      А по вечерам, стоило только мне появиться у знакомой скрипучей калитки, она, как могла, выбегала навстречу, суетливо подпрыгивая на одной ножке.
      Все предложения прогулок охотно принимались. Я ничуть не обременялась ответственностью за Нину, она была сговорчивой и послушной.
      Родственники её ничего против наших встреч не имели.

      Мы часто ходили в кино, кукольные театры, катались на каруселях, речных трамвайчиках, ели мороженое, сладкую вату и пили лимонад.
      Мелкие дорожные препятствия перешагивали, держась за руки, а большие, не сговариваясь, обходили.
      Небыстрый темп ходьбы желанно совпадал, исключая утомление. Хромота не оседала внутренней тяжестью, в головах не было пустоты, а невидимо связанные Души взмывали ввысь подобно воздушному змею.

      Я купила эту забавную игрушку на летних каникулах и наслаждалась детской радостью, наблюдая, как подросшая девочка с восхищением отпускает в полёт бумажное сокровище.
      Она надёжно зажимала в кулачке кончик верёвочки, опасаясь его потерять. А разноцветный змей, обласканный солнцем и вдохновлённый порывистым амурским ветром, вовсю рвался к облакам.

      Нину захлестывал неподдельный  восторг, и ничего милее такой картины для меня не было.
      Ей хотелось подарить всё, чего недоставало в моём недалёком Детстве. Нечто неуловимое, непройденное и недоигранное переходило от одной девочки к другой.
      Моя оглядка назад была доброй-доброй. Я уже имела маленькое прошлое и пусть небольшой, но собственный опыт. Он подсказывал, что только пережитой болью делиться не надо.

      Финансовые трудности не ограничивали желание отдавать. Возраст Нины ещё не позволял устанавливать приоритет нематериальных ценностей, ей хотелось чего-то осязаемого.
      Я научилась делать приятные сюрпризы без денежных затрат. Дома накопилось много интересных книг, уцелевших игрушек и всяких безделушек, годных для презентов малолетней подружке.

      Особую значимость представляла огромная коллекция карманных календарей. Я несколько лет её создавала. 
      Хранила бережно, распределяя все экземпляры строго по темам. Чего только не было на маленьких картинках – природа, животные, мультгерои, виды городов. С них на меня смотрели известные спортсмены, актёры и даже незнакомые политики.
      Нередко количество и разнообразие накопленного вызывало зависть одноклассниц. Порой происходил равноценный обмен, однако дарить хоть частичку своего солидного набора я никому не собиралась. Пока Нину не встретила.

      Для неё моя коллекция чуть не стала несбыточной мечтой. Многие школьники желали иметь такую же, но не получалось: то денег не хватало на обновления, то терпения.
      Я точно знала, кому повезёт, однако до поры молчала, лишь разжигая детский интерес очередными демонстрациями, приковывающими завороженные взгляды.
      А перед самым Новым годом в стандартный фруктово-конфетный пакет для Нины вложила все свои любимые коробочки с календариками.
      Расщедрилась без тени сожаления. Для нас обеих это был очень дорогой подарок.

      Другим не менее ценным «наследством» стала крохотная куколка. Она отличалась от остальных почти забытых игрушек не столько миниатюрностью, сколько востребованностью.
      Мой пупс, одетый в клетчатые шортики и вязаную кофточку, походил на настоящего ребёночка. Глазки сверкали голубизной, головка поворачивалась, ручки и ножки двигались, позволяя менять положение.
      Я не расставалась с ним многие годы, обнимала перед сном, усаживала то за обеденный, то за рабочий стол.

      Он был для меня одушевлённым, просто не мог говорить. Зато слушать умел – бесценный дар. Я, рассчитывая на абсолютное понимание, вслух читала и думала, запросто выбалтывала ему все нехитрые секреты.
      С годами интересы менялись, появлялись настоящие друзья и собеседники, а кукла оставалась при мне. Даже мысли не было её заменить или выкинуть.

      Только Нине смогла я передать свою драгоценность. Торжественно, из рук в руки. Пупс обрёл новую семью и продолжил счастливую жизнь.
      Он прочно связал два разных Детства. Теперь в прошлое меня тянула не игрушка, а реальная девочка.
      Я уделяла ей очень много времени и внимания. Хотела доказать, что мечты сбываются.   
   
      Уже достаточно взрослая, я не сомневалась, что для настоящей близости памятных сюрпризов недостаточно. Стремилась отдать большее – часть Души.
      Делиться ведь можно по-разному: и конфетами, и мыслями, и чувствами.
      
      Нина относилась ко мне искренне и доверчиво. Я понимала каждый её взгляд и жест и удивлялась, насколько приятно не нуждаться в общении, а быть нужной.
      Статус Друга накладывал определённые обязательства, но они не удручали, а требовали скорейшей реализации.

      На учебном поприще помощь старшеклассницы оказалась весьма кстати.   
      Нина училась хорошо, только дома полноценно заниматься не могла – условия не позволяли.
      Обычно она готовилась к урокам в школе - иногда в библиотеке, иногда в классе. Я толково объясняла некоторые задания, проверяла тетрадки, исправляла редкие ошибки и придумывала, чем полезным увлечь девочку.
      Активисткой же была, пример исключительно положительный подавала. 

      С одобрения преподавателей, зачастила я в класс к малышне. Ребятишки на хромоту мою не отвлекались, быстро включались в игры и конкурсы.
      Под строгим руководством они что-то отгадывали, рисовали, пели, читали стихи и сказки.
      Поощряя участие в познавательных мероприятиях, я готовила им недорогие призы и была очень довольна, когда Нина оказывалась в числе победителей.

      Она быстро адаптировалась в коллективе здоровых детей и завела приятелей среди сверстников. Но наши встречи не прекратились.
      Наоборот, ни свободных школьных минут, ни прогулочных часов для обмена новостями не хватало. 

      Я мечтала приводить Нину домой. Не на короткий срок - чайку попить, а на все выходные дни. Не знала, как представить маме неожиданную гостью.
      Подолгу у нас никто не задерживался – комната одна, не совсем удобно размещаться в ней неродным людям.
      Ещё надо было как-то про протез рассказать, чтоб болезненного удивления избежать и лишних вопросов.

      Помню, сложно тот разговор начинался, но, подстраиваясь под мамин категоричный характер, я подловила её в благодушном настроении.
      Издалека начала – про школу и детей в общем. Потом на личности перешла. Убеждала, что моя новая знакомая – девочка послушная и спокойная, беспокойств не доставит. Ничуть не лгала!
      Мама заочно прониклась жалостью к безногому ребёнку (другого отношения я не ожидала), привычно посетовала на судьбу и занялась своими делами.
      Она не вникала в глубину моей привязанности, однако пригласить Нину разрешила.

      Субботы и воскресенья отныне стали почти праздничными днями. Лучшими, чем во времена папиных визитов.
      Я не смотрела на часы, в нашем с Ниной распоряжении была уйма времени.

      Вдвоем мы неторопливо обедали и ужинали, пили чай с конфетами и сушками, смотрели кино и мультики, фотографировали, делали уроки, читали книжки, засиживались допоздна на балконе и любовались звёздами. Если одна из них падала – загадывали желания.
      Всё успевали, даже прогуляться пред сном успевали.
      Вечерний город был удивительно красивым! Он встречал нас заревом заката и провожал жёлтыми огнями фонарей. Их свет пробивался сквозь оконные шторы и ночи не казались мрачными и кромешно-тёмными.

      Своё спальное место – раскладной диван – я запросто поделила с Ниной. Она немножко стеснялась отстёгивать протез перед сном, переодевалась быстро, пряча культю под подолом длинной ночной рубашки.
      Но засыпала легко, заключив меня в объятья и прошептав на ушко «спокойной ночи». Значит, болезненных тревог не было.
      Девочка сладко сопела до самого утра, а я лишний раз не поворачивалась, чтобы не спугнуть её добрые сны. Биение детского сердечка походило на тихую колыбельную песню.
      
      Потом приходил следующий наш день. В нём были свежими и воздух, и солнце, и мысли, и ощущения. Мы разглядывали эту новь, сливая воедино желания и чувства.
      Я хотела разукрасить жизнь Нины самыми яркими цветами. Всё, что сама уже испытала, делилось на две категории: отодвинуть или скорее подарить.
      Получалось и то, и другое. Каких-то несчастий удалось избежать.
      Настоящим счастьем стала стойкая душевная близость, которую все ищут, да не каждый находит.

      Долгое время мы с Ниной шли в одном направлении. Я полагала, что так будет всегда и удовлетворённо наблюдала чудесную трансформацию, запрограммированную природой: девочка - девушка - женщина.
      Детская внешняя привлекательность по мере взросления обернулась той зрелой красотой, которую мужчины без внимания не оставляют.

      Моя подруга рано вышла замуж. Я очень надеялась, что брак будет удачным, но её физически здорового супруга пустить в свой Мир не могла. Он оказался в разряде чужих. 
      Близкие отношения с Ниной прервались. Несколько лет они имели поверхностный приятельский характер, потом вовсе распались.

      Семейное благополучие требовало серьёзных усилий, я не мешала молодожёнам его строить. Очень скоро у них детки появились – мальчик и девочка.
      Домашние заботы затянули Нину с головой, не оставив места для праздных встреч. Она уже не нуждалась ни в моей помощи, ни в поддержке.
      Наши дальнейшие пути разошлись в разные стороны на пару десятилетий.

      Фото из сети Интернет. Продолжение - http://www.proza.ru/2017/04/03/260


Рецензии
Замечательная история! Хотя немного грустная: всегда жалко, когда расходятся дороги с человеком, с которым "пуд соли съели" и с которым столько связано.
Думаю, Нина была для Вас чем-то вроде сестры. Всё-таки природой заложены "вакансии" в нашем сердце не только для матери с отцом, супруга и ребёнка, но и для сестры-брата, тёти-дяди, бабушки-дедушки и т.п. (Например, для моего сына мой друг - нечто вроде дяди. Родного дяди у него никогда не было, а, видимо, дядя ему и был нужен.)

А Нина в Вашей жизни - просто подарок судьбы! Она научила Вас радоваться счастью других. Такое счастье не каждому дано.

С теплом,

Вера Куприянович   21.10.2017 09:00     Заявить о нарушении
Интересная мысль про "вакансии" в сердцах. Вера, если её чуть углубить, расширить и раскрасить, неплохая миниатюра получится. )
За много лет разлуки Нину любить я не переставала. В этом году мы снова встретились. Мне очень этого хотелось!
Спасибо за отзыв, с добрыми пожеланиями

Марина Клименченко   21.10.2017 13:51   Заявить о нарушении
Теперь начну собирать факты для истории про "вакансии в сердцах")))
Слишком сильно душу открывать не хочется, поэтому надо насобирать какие-нибудь менее личные примеры.

А за Вас и Нину порадовалась, что всё-таки удаётся общаться и даже встречаться иногда. Значит эта дружба не заканчивается,а просто продолжается и греет душу)

Вера Куприянович   21.10.2017 14:40   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 34 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.