Близкие люди. Глава 13. Мы жили по соседству

      В выходные дни мама часто пребывала в хорошем настроении, и мы ходили в гости в соседние секции.
      Этажом ниже, в такой же комнатке как наша, жила со своей семьёй замечательная тётя Женя. Она отличалась от надоевших мне склочниц добрым нравом и невиданным гостеприимством.
      В её доме царили порядок и чистота. Кроме того, уют создавали ажурные салфеточки, пухлые диванные подушки и цветные коврики, связанные хозяйкой из ненужных матерчатых лоскутков. 

      Я обожала яркий клетчатый плед, свисающий с подлокотников кресла, ряд разновеликих слоников на комоде, пушистые фиалки на потрескавшемся подоконнике, едва прикрытом легкими шторами.
      У нас с мамой ничего подобного не было. Я мечтала о покрывале «в квадратик», всяких сувенирах и цветочках. Вырасту - куплю!

      К каждому маломальскому празднику тётя Женя делала мне необычные подарки - вязала красивейшие кофточки, шапочки, шарфики, рукавички, носочки. Вещи были тёплыми, добротными, выглядели нарядно и носились долго.
      Она часто приглашала в гости и угощала то пирожками, то вафлями, то пончиками. Мама пекла только блины, потому принимать сдобные дары разрешала.
      К тёте Жене я шла с большой охотой. Запирала комнату, прятала ключ под коврик, приклеивала к двери записку-отчёт: «Ушла вниз» и - вперёд! Два лестничных пролёта - не преграда.

      Дядя Витя, муж любимой соседки, к моим визитам относился благожелательно. Он был человеком простым, спокойным и добродушным, всё-всё по дому умел делать. Друзьям и приятелям помогал бескорыстно. Такие люди редко встречаются.
 
      Больше тёти Жени и дяди Вити мне нравился только их сынишка Виталик. Когда наши родители познакомились, ему четыре года исполнилось, а мне – почти семь.
      Мальчишка быстро понял, что веселее играть вместе и без капризов оставался на моём попечении, пока взрослые занимались какими-то важными делами.
      Я возилась с малышом часами, его мама в это время успевала на молочную кухню сбегать за творожком и кефиром, заодно в магазин или аптеку заглянуть. 
      Она оставляла нас одних, доверяя малолетней помощнице. Я ни разу не подвела и довольно быстро стала своей в чужой семье. Приходила, когда пожелаю, оставалась надолго. Чувствовала - мне рады. Мама опасалась, что мешаю людям отдыхать, а тётя Женя постоянно её разубеждала. Это заступничество было таким приятным!

      Мы с Виталиком через год-другой превратились в неразлучных друзей. Я полюбила его как родного братика, знала привычки и потребности, вовремя кормила, переодевала, укладывала спать. 
      Наши тихие игры никого не раздражали. Я делилась своими машинками и пистолетиками, альбомами и красками, рассказывала сказки, радуясь благодарному слушателю.
      Пацанчик верил даже придуманным небылицам. Я отвечала на все «почему» и  тщательно оберегала его от любых расстройств. Виталя был послушным, ласковым и сообразительным, рано проявил интерес к буковкам.

      Я рассчитывала, что мы оба скоро станем умными. Едва научившись читать, принялась передавать усвоенные навыки.
      Тётя Женя замечала мою серьёзность и никогда не указывала, как вести себя с её сыном и чем заниматься. Я сама выбирала развлечения.
      Взявшись за руки, мы любили гулять во дворе или в палисаднике. Несмотря на физический недостаток, я сохраняла подвижность и неугомонность, присущую всем детям.
      Маленький друг не скучал. Он как ниточка за иголочкой тянулся за мной всюду. Тайны хранить умел.

      В заповедных местах прятались бездомные кошки и собаки. Мальчик их не обижал, жалел.
      Мы играли с прирученными животными и ухаживали за ними как могли: приносили еду, воду, меняли подстилки. Следили, чтоб щенки дольше незамеченными оставались. Они появлялись пару раз в год, быстро подрастали и разбегались во все стороны.
      Поиск хозяев для малышей был делом хлопотным. Прохожие неохотно разбирали беспородных пёсиков. Лучший эффект приносили поездки на многолюдный рынок, но я долго не осмеливалась ездить туда одна. Виталик годам к шести стал отличным компаньоном.

      Тётя Женя не ругала ни за долгие отлучки, ни за испачканную одежду. Основной её наказ – вернуть ребёнка в целости и сохранности – выполнялся неукоснительно.
      Мы с дружком жаждали справедливой награды за послушание. Пределом мечтаний были походы с родителями в городской парк или в кино. Но ожидание культурных семейных вылазок часто не оправдывалось - у мам находились занятия важнее.
      В таких случаях карусели и аттракционы менялись на качели Александра Михайловича. Его давний подарок неплохо сохранился и вполне годился для активного использования.
      Нам с Виталиком едва хватало места на потрескавшейся дощечке. Усаживаясь рядышком, мы заводили неторопливый разговор и предавались невинным детским фантазиям. Мальчик мечтал о двухколёсном велосипеде, а мне грезились встречи с отцом.

      Когда всё было сказано-пересказано, качели обретали крылья и взмывали над окрестными кустами. Только не сами по себе. Я раскачивала их со всей силы, и Виталька высоко над землёй взвизгивал от восторга и утверждал, что держится крепко-крепко. 
      Для сомнений причин не было, я усердно подталкивала сиденье при каждом снижении. Казалось, лучшей забавы для ребёнка придумать невозможно.
      Меня тоже охватывал полузабытый восторг, но очередная воздушная волна его разбивала. Сгусток воспоминаний об Александре Михайловиче вызывал слёзы. Я быстренько их стряхивала и убеждала мальчонку: «Это от ветра, от ветра».

      Он никогда не видел подругу плачущей. Мы хотели быть сильными и учились подавлять слабости. Делились только успехами и достижениями.
      Дружба приносила радость и росла вместе с нами. Она дотянулась до вполне зрелых лет. Затихла лишь после того, как Виталий создал собственную семью.
      Так же мы расстались с Ниной. Но ощущения потери не было – близкие люди выбирали свои пути. Я спокойно принимала эту неизбежность. Надеялась, что они любят и любимы.
          
      Родители Виталия ушли от нас с мамой совсем по-другому. Сначала умер дядя Витя. Он сильно болел, лечился усердно, но безуспешно.
      В плохой исход верить никто не хотел, эта смерть для родных и знакомых  стала трагедией. Беду разделили десятки семей. Основную её тяжесть приняла тётя Женя.
      После похорон она жутко затосковала, постарела, почернела, сгорбилась. Выражая соболезнования, все её успокаивали и убеждали, что время лечит. Но я скоро усомнилась в его милосердии: преданная жена пережила любимого мужа всего на год.
      Я долго оплакивала настоящих друзей и берегла связанные тётей Женей вещи. Они согревали мою Душу больше, чем тело.
 

      Фото из сети Интернет.
      Продолжение -  http://www.proza.ru/2017/04/06/398


Рецензии
Как хорошо, когда дружба приносит радость. Но почему-то неизбежность расставания
всё же наступает в зрелые годы часто очень. Редко сохраняется общение, когда обзаводятся семьями.
И жалко, когда уходят хорошие люди.
Всего доброго, Мариночка! Татьяна.

Нинель Леущенко   24.04.2018 20:31     Заявить о нарушении
Верно заметили, Татьяна, - расставания часто неизбежны.
Терять близких людей всегда больно.
С уважением и благодарностью за отзыв,

Марина Клименченко   25.04.2018 15:41   Заявить о нарушении
На это произведение написана 51 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.