Танкист

ТАНКИСТ

Золотая осень…
Солнышко, легкий, но уже прохладный ветерок, радующая глаз желто-красная листва…
Только старшину сверхсрочной службы Геннадия Мирошникова ничего это не радовало. Он в раздумье, молча, сидел в танке…
Вчерашняя стычка с тещей, Зинаидой Петровной не давала ему покоя. Черные мысли сменяли одна другую, вообще он проклинал себя за то, что вчера отказался подменить на дежурстве коллегу и пошел после службы домой.
Входную дверь, как всегда, он открыл своим ключом. Застав Зинаиду Петровну в неглиже, он выслушал в свой адрес бурю, состоящую из невосторженных слов, гадостей и не передающихся воспроизведению эмоций. Вот уже неделю как беременная вторым ребенком жена Геннадия легла в больницу. Присмотреть за младшим Генкой, она пригласила пожить в их небольшую двухкомнатную квартиру свою маму. Первым не выдержал бабушкины нападки пятилетний Генка. Своим безудержным плачем и истеричными воплями, он вынудил Геннадия отвезти его к другой бабушке.
«Генке больше повезло, чем мне!» – размышляя, позавидовал он сыну.
Геннадий ничего не успел ответить – теща скрылась в их спальне. Он снял сапоги и прошел на кухню. Осмотрев пустые со времени отъезда жены кастрюли и сковородку, открыл холодильник. Там тоже было пусто!
«И зачем Валя оставила своей матери все деньги? Зачем накануне отвезли ей весь продуктовый паек? Той ведь все время мало, оголодает бедная!» – недоумевал Геннадий.
Он вытащил из хлебницы четвертинку зачерствевшего черного хлеба и, отломав кусок, с потугой стал его жевать. За этим занятием, накинув халат, его застала теща. Окинув зятя недобрым взглядом, она устремилась к холодильнику.
– А где колбаса? – с визгом вопросила теща, забыв, что она по приходу из магазина не успела разобрать пакет.
Геннадий продолжал грызть сухарь и недоумевающе смотрел на нее.
– Что? – только и успел сказать он.
– Проглот! Скотина! Мало того, что спорол пол батона колбасы, так еще и десяток яиц употребил! Чем я внука кормить буду? Ты там с солдатами до отвала нажрешься, а чем мне внука кормить прикажешь?
Геннадий взял со стола сухарь и со всего размаху ударил о пол. Кусочки  с шумом разлетелись по кухне, заставив Зинаиду Петровну закрыть лицо руками.
– Какая колбаса? Да я ее в глаза не видел! И вообще, старая, выжившая из ума дурра, разве можно за пять минут умять больше килограмма колбасы и выпить десяток яиц! – взорвался Геннадий. – Верните деньги, мне тоже жрать что-то надо или вы думаете, что я уже сыт мифической вашей колбаской?! И чтобы духу вашего через пять минут не было!
– Куда же я на ночь глядя поеду? Автобусы уже не ходят, не на вокзале же мне ночевать, – как побитая овца, жалобно заблеяла Зинаида Петровна.
Она и не предполагала, что может получить от всегда немногословного и покладистого зятя такой отпор. Отдав Геннадию деньги, она быстро удалилась. Тот, натянув сапоги, прихватил с собой плащ и фуражку, вышел из квартиры. При этом он не забыл громко захлопнуть за собой дверь.
Что было потом, Геннадий припоминал с трудом. как зашел в магазин на «Острове» и купил бутылку водки с закуской, хотел выпить за углом, это еще отложилось. Как к нему подошли за угощением трое, он еще припоминал. Кто потом бегал в магазин? Из этого знал только, что бегали. И он ли? Драку он не помнил вообще. Очнулся уже ночью, лежащим в грязи. Путь домой был не особо долог. В чем пришел, в том и завалился на диване в зале.
На службу утром было к десяти, Геннадий проснулся в восемь. Тещи дома уже не было.
– Стерва, – только и чертыхнулся он не найдя ее в спальне.
Голова сильно болела, и Геннадий заглянул по пути все в тот же магазин.
– Бутылку водки! – сказал он продавцу, когда подошла его очередь.
Он полез за деньгами в карман, но там их не было! Пошарив по другим карманам – результат был тот же!
– Извините, деньги забыл! – сгорая от стыда, сказал Геннадий и выбежал из магазина.
В стоящих на углу здания мужчинах, в двоих он узнал вчерашних собутыльников.
– Привет! Это вы меня вчера обчистили? – подойдя поближе, спросил Геннадий.
– Вали, куда шел! Мы тебя знать не знаем, «сверчок»! – ответил за всех высокий щербатый мужик.
– Как не знаешь? Вчера здесь вместе вечером выпивали, а сегодня утром память отшибло?
– Может и пили. Все одно вали!
– Деньги верни!
– Какие деньги, родной? Были бы деньги, разве ты бы нас здесь увидел? Правда, мужики?
Мужики, зыркая по сторонам, засмеялись.
– Говорю же тебе, верни деньги! – пытался настоять на своем Геннадий.
Удар по затылку свалил его с ног и отключил на несколько минут от происходящего вокруг. Когда очнулся, у магазина никого не было.
– Вот сволочи! – выругался он, поднимая втоптанную в грязь фуражку. – Этого я вам не прощу!
По дороге на службу, да и после он рисовал в своем мозгу картинки мести обидчикам. Похмелившись вместе с коллегой, тот тоже вчера перебрал, Геннадий пошел по территории проветриться. На площадке перед боксами он заметил два танка. Даже не раздумывая, он запрыгнул на броню, открыл люк и забрался внутрь.
– А-а-а! Ну, его все в баню! Будь, что будет! – в сердцах сказал сам себе Геннадий и завел танк. – Проучу негодяев на всю оставшуюся жизнь!
На КПП его пытался остановить дежурный офицер. Он едва успел отскочить в сторону, когда танк протаранил шлагбаум. Геннадий ехал в город. На окраине его нагнала машина военной автомобильной инспекции и второй танк.
– Водитель танка, приказываю вам остановиться! – доносилось из динамиков, установленных на газике.
Геннадий только прибавил скорости и вскоре въехал в центр города.
– Водитель танка, приказываю вам остановиться! – по всему пути движения, не сдаваясь, вещали динамики. – В случае неповиновения открываем огонь!
Танк вдруг начал дергаться и, остановившись, заглох.
– Вот незадача! – воскликнул Геннадий. Не везет, так не везет – соляра закончилась.
Через несколько минут из танка его выволокли солдаты, а прибывший на место командир части, грубо отматерив, посадил в свой автомобиль, повез в расположение…

21 июня 2005г., Минск
04 апреля 2017г., Слуцк


Рецензии