Размытые бурей. Глава 4

  Под оглушительные шаги времени подоспела середина апреля. Весна брала верх над, вечно пытавшейся подольше задержаться, зимой. Природа оживала после спячки, подсвечивая деревья зеленью. Ночи перестали быть холодными, а дни становились длиннее, прогревая солнечным светом, уставшую от борьбы с зимой, землю.
  Андрей ехал на своём новеньком «Опель Инсигния» цвета «коричневый металлик». Автомобильные фары освещали дорогу центрального проспекта. По радио Джон Уэйт перепевал «Girl From The North Country» Боба Дилана.
  «Этот город скоро превратится в Нью-Йорк», — думал он, смотря на понатыканные кругом небоскрёбы, которые пытались покромсать небо на кусочки.
Ночной город окунал в прохладное озеро воспоминаний. Возвратившись со службы,
  Андрей узнал, что мать не выдержала ударов судьбы и скончалась от обострившейся язвы желудка. Он очень тяжело перенёс её смерть.
  Виктор Михайлович был на пенсии; вёл затворнический образ жизни, вечно опьянённый депрессивными мыслями и алкоголем. Жизнь порой довольно круто обходится с людьми и нужно научиться быть немного эгоистом, чтобы тебя не раздавило от того, что происходит вокруг и продолжать жить дальше.
  Поначалу было совсем не сладко, но Андрей попробовал жить дальше. В армии копаться в собственных мыслях не приходилось, чему он был насказано рад. Но в армии, как и везде, есть свои сроки пребывания. Когда служба закончилась, город не принял его с распростёртыми объятиями. Многие мечтают о таком дешёвом и в то же время радостном событии, как в каком-нибудь кинофильме. Этого не случилось, но случилось многое другое…
  Но не будем углубляться в биографию нашего героя, он всё расскажет сам. Проявите терпение и следуйте за ним. Не отвлекайте! Он ведь за рулём.
Андрей поступил в менее престижный университет на вечернее отделение. Подрабатывал то там, то сям, снимая тем временем малюсенькую комнатку на окраине города.  Концы такой жизни еле сводились. После университета друзья помогли Андрею устроится помощником редактора в издательство одного маленького журнала. Позже Андрей дорос до главного редактора и смог себе позволить приобрести личный автомобиль и однокомнатную квартиру неподалёку от любимого с детства театрального училища.
  С Олегом он увиделся лишь однажды, спустя 8 лет с их последней встречи. У него всё было прекрасно. Олег жил той успешной жизнью, о которой они когда-то вместе мечтали юношами. Родители Олега давно продали дом и жили где-то в другом месте. Отцовские связи работали на Олега, как мул работает на своего хозяина. Олег уверенно забирался по карьерной лестнице, где с каждой вышестоящей ступенькой — одежда, автомобили, дома и квартиры становятся дороже, а человеческие души дешевле и алчней.
   Спустя годы, Андрей остыл и почти верил в то, что Олег не причастен к его аресту, но поддерживать общение отказывался (к большому расстройству Олега).
Андрей хотел забыть и отсечь ту полосу жизни. Она не вела ни в тёплые края, ни в счастливое прошлое.
  Пообщавшись тогда с Олегом не более пяти минут, Андрей быстро свёл всю беседу на «нет» и поспешил уйти. Олегу удалось только чуть ли не насильственно впихнуть в его руки свою визитную карточку с адресом и контактным номером.
Заработки Андрея в последние несколько лет шагали уверенно вверх. Финансовый успех был далеко не главной целью. Работа в издательстве ему нравилась. С тех пор, как он там трудился, рейтинги журнала росли только вверх. Деньги — лишь средство жить более или менее с комфортом, иметь пищу и кров над головой.
В свои 34 вёл холостую жизнь. Ещё не нашёл той настоящей любви, которая сметает как ураган на своём пути всё, что казалось важным до её прихода, и посвящал большую часть времени работе. Работа, как и женщина, тоже бывает любовницей, правда, не настолько сексуальной.
  Андрей не любил проводить время дома, особенно вечерами. Вот и сегодня решил дать небольшой круг после работы. Прокатиться и почувствовать, чем дышит город в весенний вечер.
   Можно было подумать, что не только природа проснулась после зимы, но и люди, которыми в это время года усыпаны парки и площади. Они катаются на роликах, велосипедах, досках, либо просто гуляют и наслаждаются обществом друг друга. Весна — обаятельная дама, превращающаяся в солнечное лето и эффектно уходящая в золотую осень.
  Отъехав от центра города Андрей умиротворённо вздохнул, движение стало более быстрым и приятным. Ему захотелось посмотреть, что происходит возле его любимого училища.
  Странную привязанность к этому учебному заведению трудно было объяснить. Он и сам до конца её не понимал. Скорее всего, дело было в том, что, когда он смотрел на этих студентов, вера в будущее мира не была такой призрачной.
Студентов было совсем немного. Андрей уже собрался проехать мимо, но в последний момент заметил возле ограждения группу молодых людей, читающих друг другу свои стихотворения. Он неслышно припарковался на машине, недалеко, чтобы слышать читающего. В темноте лиц было не разглядеть. Он закрыл глаза и превратился в слух.
  — «Случайный гость», — послышался голос молодого человека.

Я не скажу, что «против» всех, ведь я не «за».
Очерчивать границы в безграничном.
Так не люблю фальшивый смех, но я за крик
Эмоций, бьющих через край в пространстве вечном.

За шёпот, что в волнении дрожит,
рассказывая миру о былой разлуке.
За счастье, что в младых глазах блестит,
сверкая и не ведая потери муки.

Враг злостно сквернословит и шипит,
Но без утайки взглядом обжигает.
Ура! Иди. Обнимемся мы, брат.
Ведь Правда крепче лести мир скрепляет.

Большая редкость откровение сейчас.
Ложь скрыта мерзкой приторной улыбкой.
Десятки масок и на каждый час.
Так быстро тонешь в данной мысли зыбкой.

Барахтаешься в жутком карнавале.
Бал-маскарад куда не глянь ни дать ни взять.
Жаль масок лживых не на всех хватает.
В спине торчит златая рукоять…

Всё глубже погружаясь в пустоту
Хватаю ртом дыхание чуждой жизни.
Часы остановились, взгляд потух,
А губы плотно сжались в укоризне.

Хватает сил взглянуть навстречу солнцу,
Лучом сиянье тянется к глазам.
Прощай! Я слыл доверчивым безумцем.
Я был не «против» …но я не был «за» …

  Глаза мира искусства пристально смотрели на Андрея, всё приближаясь, почти касаясь кончика носа. Он хотел быть в том мире, но был ни в каком. Где-то посередине: ни туда, ни сюда. Но чувствовал, что принадлежит ему, пусть его там и не знают.
  Поехав дальше, Андрей вдруг вспомнил, что ничего не ел с обеда, а время уже приближалось к одиннадцати вечера. Кафе неподалёку заманивало мигающей вывеской.
Пара бургеров и кусок бисквитного пирога —  то, что нужно. Он быстро разделался с кулинарными изысками, запив всё горячим чаем с лимоном. По телу сантиметр за сантиметром разливалось приятное тепло.
  Пока он увлечённо был занят едой, на улице с таким же увлечением полил сильный дождь. Казалось, крупные капли, падающие в лужи, тревожат зеркало, вмиг ставшее мягким и покладистым.
  Андрей коротким рывком преодолел путь от кафе до машины. Почти не промокнув, он сел за руль с намерением направиться в сторону дома. Объездная прогулка по городским просторам подпортилась из-за разыгравшейся непогоды.
«Опель» заурчал. Крупные капли долбили по стеклу, умоляя пустить их внутрь автомобиля. Педаль газа под давлением ноги Андрея плавно поддалась и автомобиль тронулся с места.   
  Вдруг на дорогу выбежала какая-то женщина.  Андрею ничего не оставалось как резко до упора вдавить педаль тормоза.
— Дамочка, у вас с головой не всё в порядке?! — крикнул он. — Или жить совсем надоело? Какого лешего вы бросаетесь мне под колёса?
— Временами и то, и другое, — ответила она немного низким для женщины, но тем не менее приятным голосом.
Андрей даже не успел и глазом моргнуть, как она быстро открыла заднюю дверь автомобиля и села в салон.
— Пожалуйста, отвезите меня побыстрее из этого места! — сказала она, и тон её не был похож на просьбу.
— Послушайте, я не занимаюсь извозом. Вон, стоят таксисты. — Андрей указал рукой на группу автомобилей, стоявших в двадцати метрах от них. — К ним и идите!
Из ресторана, находившегося напротив кафе, в котором обедал Андрей, выбежал какой-то мужчина и направился быстро к таксистам. Из-за сильного ливня его было не разглядеть.
— Я не могу сейчас выйти из вашей машины. Окажите услугу, увезите меня от этого места подальше, — с нотками мольбы в голосе произнесла незнакомка, чем немало удивила Андрея.


Рецензии