Плохие девчонки. Глава четвёртая

- Мы всё-таки сбились с дороги…
- Это, наверное, кладбище. Мы, похоже, зашли с какого-то края: видишь, вон там, в траве ещё один крест, и вон ещё что-то подобное…
- Только этого не хватало! Заболтались... Что делать то будем, Инн?
- Назад надо, к реке, к Паше. Он проводит…
- А может вперёд? Это ведь рядом. Мимо проскочим и выйдем на дорогу. Немного ведь осталось до дороги. …Ты же кладбищ не боишься?
- Кладбищ я не боюсь, я не хочу ночью по лесу плутать. Холодно, роса, мы не одеты для такой прогулки. И тропинка, где она? Ты её видишь? Мы её потеряли…
- Да, в сумерках не найти…

Девушки шли назад почти в полной темноте. Была надежда на луну, но небо, как назло, оказалось скрыто пеленой облаков.
Шли долго, казалось, целый час или больше. Река давно уже должна была бы появиться, но не было никаких её признаков и это сильно тревожило девушек. Трещали сверчки, изредка посвистывали ночные птицы, мокрая от росы и везде густая трава не оставляла надежды наткнуться на тропинку. Уныние охватило Яну, она с надеждой поглядывала на подругу, но та молчала, закусив губу.
Из-за облаков на миг выглянула полная луна, осветив поляну меж высоких деревьев. Девушки поразились нереальной громадности стволов: казалось, они гораздо толще тех, что попадались до этого, - не в два, а в три – четыре обхвата. Тут же были огромные, в человеческий рост, папоротники, какие-то незнакомые вьющиеся растения. Листья были  не такие, как обычно, и значительно большего размера. Мох и останки сухих прошлогодних вьюнов, свисавшие лохмотьями, превращали лес в дикую чащу.
- Ух, ты! – восхитилась Инна. – Это в какую же часть леса мы попали? Куда нас занесло, Ян? Она подняла с земли сухой лист дуба внушительных размеров…    -  Господи, у нас дубы-то в лесу с роду не росли. Разве что кто-нибудь высадил?..
- Вот уж точно попали. Тишина. …Слышишь, какая тишина? Ни стрёкота, ни пения птиц. Соседка говорила, что так один раз было на кладбище, когда они блудили…
- Хватит про кладбища. Сама на себя страху нагоняешь. Тем более мы давно от него ушли… Я замёрзла! Надо костёр развести, согреться, подумать…
Инна защёлкала неизвестно откуда взявшейся зажигалкой.
- Ты ведь бросила курить?
- В пляжной сумке завалялась. …Ищи что-нибудь сухое для розжига.
Девушки нашли  кучу валежника, но он был сырым и не хотел гореть: мелкие веточки только тлели. Между тем ночная прохлада давала о себе знать.
- Мы замёрзнем, если огня не будет. Давай, Ян, шевелись, поищи сухие пучки травы или мха, а я пока разберу эти ветки.
Инна стала разбирать валежник, выбирая ветки тоньше и суше. Она ставила их шалашом, потом нашла лист старой газеты за подкладкой пляжной сумки, а тут и Яна принесла сухой травы. Постепенно костёр затрещал, сначала нехотя, потом всё веселей и веселей. Согревшись, повеселели и девушки.
- Ну, теперь я в лес без фляжки коньяка – ни ногой! Замёрзли как собачонки…
- Давай до утра досидим здесь, чтобы по свету точно к реке выйти, или к тропинке. Луна вот снова скрылась…
- Ладно. Здесь хоть дрова можно найти, – Инна развесила на ветках сухого куста полотенце. – Я не понимаю, как мы могли заблудиться? Ты вроде бы говорила, что лес тянется вдоль Оби полоской в 2-3 километра, не шире, а мы шли, и шли часа полтора – два.
- Так мне Мария Ивановна говорила. И Паша.
- Значит, мы или ходим по кругу, или идём вдоль длинны леса.
- А ведь так бывает, Инн. Один шаг у человека короче другого; постепенно человек начинает сворачивать и сильно отклоняется от выбранного направления.
- Да, но ведь это на длинных расстояниях, когда сутками идёшь, а мы шли всего ничего.
- Странно… Может нам идти осталось совсем немного, может, отдохнём и снова пойдём?
- С ума сошла? По мокрой то траве! И куда? То до утра посидим, то опять пойдём…
Сядь, прижми попу!..
Подруги собрали подходящие сучья и ветки; они дымили, густой тёплый дым шёл вверх столбом, прежде чем костёр разгорался снова. Но зато потом некоторое время можно было дремать в тепле, склонив голову на поджатые под себя колени.

- Как выберемся – баню затопим, - сквозь дрёму бормотала Яна.
- У тебя и баня есть? Затопим, затопим…
- Ты меня попаришь берёзовым веничком?
- Попарю, попарю. …Выпорю во весь рост крапивным веничком, чтобы не водила меня на такие прогулки...
- Между прочим, если бы не твоё нудистское купание, мы бы прошли лес до темноты.
- Может да, а может, нет…

Ноги время от времени затекали. Яна вскочила размяться.
- Смотри, Инь, сколько дыму вокруг! Мы напустили?..
Инна подняла голову.
- Это туман наползает…
Густыми рваными лохмотьями туман двигался в сторону девушек. Подбираясь снизу, а потом сплошной стеной слева и справа, он медленно охватывал поляну.  Было заметно, как вблизи густой прохладный пар распадался на мелкие крупинки, которые тут же таяли.
- Здорово. Я никогда туман так близко не видела. …Надо же, как интересно! - Яна пыталась зачерпнуть белые клубы тумана и поднести их ближе к лицу: казалось, она хочет умыться, но получала только чуть-чуть влаги на ладошки.
- Слушай, Ян, а ведь нам надо будет идти в ту сторону, откуда появился туман. Соображаешь?
- Не очень. Я хочу кофе…
- А кто не хочет?.. Я про то, что туман начинается в низинах у воды. …Обь может быть там!.. - Инна махнула в сторону.
- Ну, значит, как рассветёт, туда и пойдём. …Скорей бы утро…
Сухие ветки и валежник по близости закончились, отходить от затухающего костра было жутко – туман скрыл даже ближние кусты и деревья, так что Инна не видела веток, куда она повесила полотенце. Девушки, накрывшись джинсовой курткой, дремали, обнявшись, вздрагивая время от времени от холода.

Так прошло несколько часов. Небо заметно побледнело, когда девушки очнулись от сна. Поднялся ветер, туман рассеялся. В просвет облачного неба заглянула яркая звезда.
- Вот знали бы звёздное небо, глядишь, и сориентировались бы, - прошептала Яна, взглянув на звезду. – Да?..
- Пойдём уже потихоньку… Школьных уроков для этого маловато. Надо было ещё что-то читать, в планетарий ходить… Мы и так знаем, куда примерно идти…
Через десять – пятнадцать  минут ходьбы лес стал приобретать привычный вид. Пискнула какая-то мелкая птица, затрещала сорока.
- Смотри, лес редеет. Мы правильно идём! Деревья-то наши, как на берегу…
- А вон и река. И, кажется, я вижу  Пашин шалаш.

В шалаше никого не было.
- Кострище  холодное, значит, Паша давно ушёл,  да? – то ли спросила, то ли утвердила Инна.
- Ты прямо следопыт. А может он и не разжигал костёр?
- Я с вечера заметила возле шалаша дрова. Их нет.
 Девушки заглянули в шалаш. Надувной матрас, куча одеял и стопка журналов – и никого…
Подруги вышли на тропинку и, не спуская с неё глаз, медленно побрели к даче. Теперь они довольно быстро вышли к сухому дереву, а затем свернули на основную дорогу.
- Ну вот, мы почти дома, Инь. Сейчас кофе попьём и баиньки…
- Слышишь? …Голоса!
Из-за кустов показались люди: это были Паша, Мария Ивановна, Юлий Иванович и какой-то высокий рыжий мужчина лет тридцати пяти.

- Ну, вот они, пропащие! – вскрикнула Мария Ивановна. – Мы уже МЧС хотели вызывать, думаем: то ли заблудились, то ли утонули. Я и вечером звонила в колокольчик, и утром. А потом, когда Паша пришёл с рыбалки – шум подняла. А тут и сын приехал, Ваня. Его подключили. Вот!
- Мы… заплутали, Мария Ивановна... И с тропинки незаметно сошли.  Стемнело быстро, а потом туман. …Блудили-блудили…
- Ну, здравствуйте, все. Здравствуйте, Юлий Иванович! – вступила в разговор Инна. – Вы, наверное, нас не помните? Мы с Яной учились у вас… двенадцать лет назад. Конечно, столько лиц за эти годы мелькало перед глазами…
- Здравствуйте, девушки, - Юлий Иванович на мгновение сощурил взгляд усталых серых глаз под рыжими ресницами, рассматривая подруг, но тут же отвёл взгляд, смутившись. – По именам, честно говоря, не помню, но лица и голоса знакомы…
У вас, наверное, не было проблем с физикой? Да?..
- Не было. Ни с физикой, ни с поведением, - Засмеялась Яна. – Вы у нас даже классным руководителем были два последних года.
- Возможно. Память уже не та, девушки.
- Как у вас дела? Как здоровье?
- Всё нормально. Как и у всех в моём возрасте.

Рыжий парень, сын соседки, попрощался со всеми, загадочно улыбнулся чему-то, сказал что-то Марии Ивановне и ушёл. Мария Ивановна, Паша и учитель дошли до Яниной калитки, где попрощались с девушками. Яна предложила пройти соседке через свой участок, чтобы сократить дорогу, но та отказалась, сославшись, что идёт в другую сторону.
Наскоро позавтракав, попив кофе, девушки решили отоспаться.

Прошло часа три. Инна проснулась первой, огляделась. Бились о стекло и жужжали мухи, за окном чирикали воробьи. Инна вышла на крыльцо, где её обдало жарким   воздухом. Потянулась стоя на цыпочках и вернулась в дом. В домике было хорошо – прохладно.
На разложенном диване спала, распластавшись как ребёнок, Яна.
«Такая же стройняшка, как и была», - думала Инна, разглядывая едва прикрытую тонкой простынкой фигуру подруги.
«А - я»? Она встала перед зеркалом старенького шифоньера. Красивые плечи,  полная грудь, чуть округлившийся живот – всё гармонично, всё в меру. И полнота ног в меру, и бёдра не слишком  широкие, и талия не заплыла ещё. Оттягивая кожу на боках, осталась вполне довольна собой; решила, что нужно лишь слегка подкачать мышцы живота.
Пока подруга спала, Инна поднялась на второй этаж и осмотрелась. Всюду книги, журналы, блокноты, папки. Пахло бумажной пылью и ещё чем-то странным, больничным. Инна вытащила наугад одну из старых общих тетрадей, что были стопкой сложены у топчана, раскрыла и обомлела, увидев рисунки знакомых растений, деревьев и кустарников. Ей показалось, что эти растения они видели с Яной ночью в лесу. Она хотела вернуться  на первый этаж, но тут скрипучий вой раздался сзади. Инна присела от неожиданности, …и тут же вспомнила: швейная машинка! Она же здесь, где-то рядом…
Что-то большое и мягкое упало на пол – это Яна, проснувшись от громкого скрипа, свалилась с дивана. Через мгновение её заспанная лохматая голова, шея и голая грудь, прикрытая  рукой, осторожно появились из люка, ведущего на первый этаж. Инна, стоя у неё за спиной, быстро накинула на голову подруги старый платок, и притянула её к себе. Яна заорала…
- А-а-а-а!.. Это ты!.. Я чуть с лестницы не свалилась. Пугаешь?..
- А ты?.. Что ж ты никак не усмиришь подругу свою – швейную машинку? А если она ночью так заскрипит?..
- Да я вроде бы привязывала колесо…

Девушки спустились вниз, захватив тетрадь.
- Потом посмотрим, разберёмся. Тут есть рисунки растений, которые мы видели ночью. Там вообще много чего может быть интересного. …Я есть хочу, давай корми меня! – Инна сделала требовательное лицо.
- Сейчас что-нибудь сготовим на скорую руку, но сначала кофе попьём. Может гречневую кашу с тушёнкой? У меня молоко в погребе есть. Я тебе ещё погреб не показывала – там целое бомбоубежище…

Всю оставшуюся часть дня девушки занимались хозяйственными делами: готовили, убирали, таскали воду для бани и даже успели поставить бассейн в тени рябины. Натаскать в него воду вёдрами не было сил – решили обратиться к соседке за советом. Мария Ивановна посоветовала подключиться к их электрическому насосу, состыковав два длинных шланга: свой и бывшего хозяина Яниной дачи. Пока Паша стыковал шланги, заводил генератор и насос, Инна залезла на соседский чердак, чтобы позвонить матери, поговорить с сынишкой. А Мария Ивановна подошла к Яне и пригласила девушек вечером на ужин.
- У меня наливочка есть самодельная – из нашей сибирской вишни. Я же тебе говорила. Пальчики оближешь!
- Да мы в баню собрались. Баню топить будем…
- А вы пораньше затопите. Попаритесь и к нам. …Часов в восемь, а?..
Яне понятно, как скучно здесь бывает соседке; она сказала, что  переговорит  с Инной. «А почему бы и нет? Глядишь, чего-нибудь нового узнаем»…
Инну уговаривать не пришлось: «Ты же знаешь, что касается выпивки, я только курить бросила, а пить не бросала. Почему бы и не выпить с хорошим человеком?..»


Рецензии