О себе и романе - теперь многое станет ясно

Это, вроде как, моя писательская биография.

Она пока короткая, к сожалению. Я с безграничным восхищением отношусь к женщинам, успевающим работать, отдавать всю себя семье да к тому же много писать. Увы, у меня это попросту не выходит, поэтому мое писательское наследие прирастает не так стремительно, как хотелось бы мне и моим любимым читателям.
 
Моя запоминающаяся фамилия – Киричек – досталась мне от мужа. По семейной легенде, его бабушка, потомственная казачка, вышла замуж за белочеха, сгинувшего на юге России в гражданскую. Моя девичья фамилия – Соловьева.

Отец мой – внук репрессированного в 1938 Александра Васильевича Соловьева, редактора небольшой уральской газеты. В детстве я весьма смутно понимала суть этой расплывчатой, как мне казалось, профессии, и, жалея расстрелянного прадеда, все же относилась к его профессии как-то слегка свысока. Впоследствии я убедилась, что судьба строго относится к проявлениям моего высокомерия и аккуратно и весьма основательно показывает мне то, о чем я, по недостатку ума, судила несправедливо.

Внук Александра Васильевича, мой папа, Александр Анатольевич Соловьев – блестящий физик-теоретик, специалист по физике Солнца, профессор, остался в стороне от редакторского дела, но оказался прекрасным и глубоким поэтом, истинным «физиком-лириком». Много лет он является членом Союза писателей Республики Калмыкия, куда был направлен в начале 70-х после аспирантуры в Пулковской обсерватории (!) в его молодые прекрасные годы. Вся интеллигенция Калмыкии до сих пор упивается его юными, страстными стихами о калмыцкой земле:

Безумная щедрость солёной земли,
Цветущие дико и праздно,
Тюльпаны, тюльпаны, тюльпаны в степи –
Не брызги ли солнечной плазмы?..

В творчестве папы физика, точнее, астрофизика, всегда идет рядышком с лирикой. Точнее, они неразделимы.

И эти нежданные гости мои,
Упрямые рифмы-соблазны.
Тюльпаны стихов в осиянной крови –
Не брызги ли солнечной плазмы?..

Мама – Римма Константиновна Савенко – тоже принесла в мою родословную писательскую кровь. Все, кто знал нашу семью в Калмыкии, задавали мне, когда я немного выросла, один и тот же вопрос – а ТЫ пишешь? Как? Неужели НЕТ?

Нет, я не писала. И отвечала вопрошающим: если не чувствуешь вдохновения, как можно  мусолить бумагу? Я хорошо знала замечательного калмыцкого поэта Давида Никитича Кугультинова, который в свое время помог отцу осознать себя Поэтом. Он задал мне тот же вопрос, но на мой стандартный ответ мудро кивнул и ответил: значит, еще будешь. От этого не уйдешь.

Как прав был Давид Никитич! Впоследствии я совершенно случайно вспомнила, что первые свои деньги – 1 рубль 46 копеек – я заработала в шестом классе именно писательским – поэтическим даже – трудом. В местной газете было опубликовано мое стихотворение. О, эти рубль сорок шесть оказались пророческими…
 
«Тот самый» день наступил, когда я вышла замуж и родила старшую дочь. Недели через две после родов мне вдруг показалось, что я снова беременна. Боже! Мне НАДО было писать! И «не родить – невозможно»! Но только ни о чем значительном я в то время не размышляла: по сути, мне не о чем было писать! Зато в странной квартире, где мы тогда жили, мне снились такие волшебные сны, что, недолго думая, я вылила их на бумагу, как сказку. Фух! В результате мне стало настолько легче, что, перечитав работу и поразившись собственному легкому и динамичному стилю, я больше за стол не садилась. 

Я поступила в аспирантуру при родном Калмыцком Государственном Университете по специальности «Гелиофизика и физика Солнечной системы», занялась работой на кафедре – теоретическая механика, тензорная алгебра – мне точно было чем заниматься! Самостоятельно изучая философию для сдачи экзаменов и получая от этого громадное удовольствие, я не могла не выплескивать только что узнанное на самого близкого (во всех смыслах, то есть включая физический предел досягаемости) мне человека – на мужа. Каждый вечер мы гуляли в парке, и он прослушивал курс лекций по общей философии. Какая красота! Тешу себя тем, что муж получал от моих лекций не меньшую радость, чем я сама.

В такой вот философской атмосфере, где-то между вступительными экзаменами в аспирантуру и кандидатским минимумом родилась наша вторая дочь. Я продолжала работать в университете…  И как-то раз, не сговариваясь, моя мама и муж вдруг начали своеобразную, неожиданную для меня кампанию. Сейчас-то они едва ли вспомнят об этом, но это неважно! Каждый из них задавал мне один и тот же вопрос – когда же ты наконец что-то напишешь? Они оба так прижали меня, что однажды, когда я сидела над переводом монографии по физике плазмы, я увидела – да, именно так! – героя своего будущего романа. Он был потрясающий парень, к тому же вооруженный, и я, удивляясь, спросила: «И что это ты, такой крутой, тут делаешь?» В ответ на меня разом свалился сюжет сложного, многослойного философского романа, за который я, не смутившись и ничтоже сумняшеся, тут же взялась с огненным рвением неофита.

О, что это было за время! Счастье длилось около полугода, и это было прекрасно. В шесть утра я умывалась, проверяла, готова ли к практическим занятиям по теоретической механике, перечитывала то, что писала ночью, и приходила в состояние шока: это писала я?! Я не могла придумать таких диалогов, шуток, вообще этих действий. Я же никогда ничего не писала! Секрет же был в том, что я и не выдумывала ничего. Я честно записывала то, что видела вокруг себя, потому что находилась все время как бы внутри происходящего действия. При этом стоило мне написать хоть пару листов отсебятины, это действие категорически останавливалось. Тогда я глубоко вздыхала, честно стирала все, что было написано именно мной, «ручками», воображением, и писала дальше – без выкрутасов и выдумок, о том, что происходило где-то в далеких далях. 

Так родилась первая версия романа «Страна без возврата». Его первую часть опубликовали в калмыцком издательстве, и тут открылась его удивительная особенность: математики и физики, за редким исключением, «проникались» романом сразу и безоговорочно. Гуманитарии же – только в том случае, если из любви ко мне продирались хотя бы до 6-7 главы из 20.

Позже я писала сказки, притчи. В 2007 году меня приняли в Союз российских писателей (Калмыцкое отделение). К окончанию романа я вернуться тогда не могла. Во-первых, я защитила кандидатскую диссертацию по физике Солнца и мы переехали в Питер, в Пулково, которое вскоре, к моему величайшему сожалению, пришлось сменить на Москву. Едва начавшуюся карьеру ученого надо было срочно менять на что-то столь же достойное, равнозначное, с моей точки зрения, служению Вечности. Во-вторых, основные пружины, основное действие романа развивалось в Испании начала XVI века, а я в то время ровным счетом ничего не знала про Испанию 1510-х. Надо было работать и искать, искать и работать.

С 2006 года я, без малейшего опыта редакторской работы, оказалась на посту главного редактора детских журналов (вспомним же моего прадеда-редактора!). И – хвала и честь хозяину нашей компании за то, что поверил в меня – я не подвела. Такие мегауспешные лицензионные проекты, как BRATZ, WINX, PIXIE впервые попали в Россию через журналы, и эти журналы делала именно моя редакция. Всего мы выпустили на рынок больше 20 прекрасных детских журнальных проектов, не только лицензионных, но и созданных, выпестованных нами самостоятельно. Это, например, «Лошадки» и «Веселые животные». В прошлом году, к моему огромному сожалению, вышли последние номера «Котэлло» и «Барбоса», которые выпускались уже не мной, но при моем участии, нашей старой командой. Для всех этих журналов мной были написаны сотни статей, сказок, головоломок. Кстати, «Котэлло», льщу себя надеждой, скоро должен вернуться к читателям.

С 2012 года я перешла на работу в книжные издательства. Первые опубликованные мои книги – переводы. Так, первые три части знаменитого бестселлера «Дневник слабака» вышли в моем переводе (в соавторстве с Анной Ляминой). На одной из встреч во Франкфурте я познакомилась с Джеффом Кинни, создателем «Слабака» Грегори, мы обсуждали с ним особенности литературного перевода его книг на разные языки, и он остался очень доволен и нашим с Анной переводом, и нашей с ним беседой. Позже для издательства «Рипол классик» я переводила детскую версию приключений кота Боба, «Уличный кот по имени Боб», но, к сожалению, книга осталась неопубликованной по техническим причинам.

Для альманаха Калмыцкого отделения Союза российских писателей я написала в 2008 году восточные притчи. В 2015 в издательстве «Питер» вышла моя книга «Сказки народов России» с загадками, а также подготовлены две другие книги, о русских художниках и зодчих и о русских традициях, но они еще ждут выхода в свет.
В качестве редактора и автора текстов два года я сотрудничала с издательством «Феникс». Под моим руководством там выходили большей частью раскраски, из которых моя особая гордость – серия «Орнаменты мира.  Путешествие в мир легенд» и «Россия Православная. Храмы Москвы, монастыри и храмы России». Рисунки для них создавала моя старинная верная подруга, прекрасный художник Наталья Рудыка. 
Сейчас, в качестве заведующей редакцией детской литературы в издательстве «Хоббитека», я редактирую, перевожу и пишу тексты для значительной части детских книг, выпускаемой издательством. В соавторстве с педагогами и известными авторами вышли два моих учебных пособия по краеведению, в создании которых я выступала, как это обычно бывает с моими книгами, и автором, и редактором. Увидели свет и две собственно мои книжки для маленьких детей: «Киска идет гулять» и «Мишка чинит диван». Они созданы для развития речи ребенка и знакомства его с окружающим нам миром простых вещей и действий – одеванием, прогулкой, игрой. Специально для этих изданий я придумала игру с трафаретом, в окошках которого можно увидеть верные ответы на вопросы. Очень надеюсь, что читатели, большие и маленькие, оценят работу как мою, так и замечательного художника Татьяны Галановой, которая полюбила моих Мишек и Кисок!
 
Другие свои сказки, притчи, хотя, конечно, не все, я публикую на портале Проза.ру. У меня небольшая аудитория, продвижением страницы я пока что не занимаюсь и поэтому с глубокой симпатией отношусь к тем, кто безо всякой рекламы заходит ко мне и читает, читает! Главное произведение, размещенное на Прозе.ру – это, конечно, мой роман, который я с похвальным упорством довожу до ума. Понять, что происходило в Испании 1517 года, мне помогает волшебный отзывчивый человек, профессор истории МГУ Марат Андреевич Астахов. Боюсь, что историю Испании я теперь знаю лучше, чем историю родной страны, но пробелы в образовании прекрасны тем, что их есть, чем восполнять.
 
В планах у меня много интересных детских проектов. Не знаю, какие из них мне удастся довести до конца, но сколько бы их ни было, я буду всегда благодарна тем, кто помог мне стать тем, кто я есть, а также тем, кто не оставляет меня как писателя. Мои дорогие читатели! Вы – мои лучшие и самые близкие друзья, и мне так хорошо, что вы у меня есть.


Рецензии