Умолкни, оратор!

Мой приятель Рудольф Карлович  был настоящим оратором.  Говорил он  всегда очень много,  эмоционально,  с глубочайшей и абсолютной уверенностью  в собственной  правоте – привычка, оставшаяся с советских времен.
 
Рудольф Карлович долгое время  работал партийным агитатором,  поэтому все, о чем он вещал, звучало крайне убедительно.

Когда он говорил, его глаза горели, ребристая лысина краснела и покрывалась испариной, редкие волосенки вставали дыбом, так, что глядя на него Вы понимали – этот человек так и не сошел с высокой трибуны партийного съезда.

Дар оратора не покидал его ни на секунду и, даже самые простые бытовые темы виртуозно превращались им в пламенную речь.

Любую тему он развивал до почти научной теории, приводя квази-научные аргументы, так, что сомнений не оставалось – он изучил вопрос глубочайшим образом.

Однажды Рудольф Карлович решил просветить нас на тему уринотерапии, за которой, по его мнению, было будущее, ибо она – уринотерапия – есть величайший прорыв в современной медицине.Именно это средство призвано было избавить все прогрессивное человечество от всех возможных недугов, включая слабоумие!

Он говорил долго, убежденно, порой переходя на крик, активно жестикулировал, пытаясь убедить нас, ничего не понимающих в достижениях науки, в пользе уринотерапии. Он краснобайствовал, витийствовал, повизгивал, похрюкивал, в общем – оратор проснулся в нем в полный рост.

Его словесный поток продолжался в течение получаса и был беспардонно прерван одной моей фразой: «Ну и пейте сами эту гадость!».

На миг Рудольф Карлович застыл с широко открытым ртом... Столько усилий, столько ораторского мастерства ушло в никуда! На лице Рудольфа Карловича мелькнуло кислое выражение разочарования, но в тут же  раздался его  смех.

Он хохотал с тем же запалом, с каким минуту назад произносил свою пламенную речь. До слез. Немного успокоившись и обретя дар речи, он выдал: «Спасибо тебе, ты одна способна меня остановить, другие просто верят в то, что  я говорю, даже если я несу полную чушь!».


Рецензии