Философия любви в раннем творчестве М

ФИЛОСОФИЯ ЛЮБВИ
в раннем творчестве М.Горького.
Размышления 2000 годов

Каковы мы, такова и любовь наша…
А.Н Арбузов

Если принять за исходное положение исследуемой темы классификацию  некоторых философов и психологов и обобщить их аргументы в рассматриваемых произведениях М.Горького: «Старуха Изергиль», «Хан и его сын», «О маленькой фее и молодом чабане»,  «Сказка», «Двадцать шесть и одна», «Мальва», «Горемыка Павел», «Болесь» явление любви можно поделить на следующие разновидности:
1) любовь-нужда, определяется желанием обладать-покоряться;
2) любовь-страсть, определяется страстным желанием обладать определенным (единственным) объектом или покоряться ему;
3) любовь-тщеславие, определяется желанием покорить сердце объекта любви или просто обладать им, при этом субъект любви утверждает себя в обществе, а объект любви служит средством удовлетворения его тщеславия;
4) любовь-жертва, определяется терпимостью субъекта любви  во имя чего-либо или кого-либо;
5) любовь-дар, определяется субъект-субъектными отношениями.
Любовь как одна из основных категорий бытия человека есть осознанное явление, присущее только человеку, чем он и отличается от других живых существ. Например, известный психолог З.Фрейд в понятие зрелой личности вкладывает два критерия: «стремление работать и способность любить другого человека ради него самого, а не просто из-за того, что этот человек соответствует подсознательным установкам».
Теперь остается попытаться проанализировать, что скрыто под понятием  «любовь», что может явиться составляющими любви. Как известно, «любовь»  всегда связывали с такими явлениями как Красота,  Разум (Логос),  Доброта, которые, возможно, являются причиной и следствием  истинной любви.
Красота И.Кант связывает красоту с надеждой, которая должна освободить место для веры:  «Красота-бесцельная цель». Он считает, что сама эта бесцельность дает человеку надежду, а для возвышенных чувств, в том числе и для веры, необходим вдохновляющий объект, в качестве которого может служить красота.
З.Фрейд связывает красоту с человеческой разумностью (логосом). Он считает, что нужно спасать хрупкий мир человеческой  разумности, которому постоянно угрожают бессознательные душевные комплексы.
А.В.Кричевский, проанализировав статьи английского философа Дж.Э.Мура под общим названием «Природа моральной философии», понятия «Добро», «Доброта» оценивает как логическая категория, предикат, приписываемый нами вещам, явлениям, поступкам; предмет, обладающий в той или иной степени предикатами «добрый», «хороший»: поступки людей, направленные на осуществление добра (добродетели). По Муру, смысл слова «Добро» - единственный этический вопрос, разрешаемый с помощью интуиции.  Его можно определить, но в то же время оно неопределимо.  При разговоре о гениальности или о жертве здоровьем ради спасения других жизней, «и то, и другое кажется ненормальным, как и вообще самоотверженные поступки ради высших нравственных ценностей часто кажутся безумными, но именно в них реализуется идеал добра, а не в тяге к самосохранению».
Немецкий философ Ф.Ницше, влияние которого на творчество М.Горького  трудно переоценить, имеет иное отношение к самоотверженности. Он считает, что самоотверженность ни во что не ставится на небе и на земле, все великие проблемы требуют великой любви, а на нее способны  только сильные, цельные надежные умы, плотно примыкающие к самим себе. При этом философ соединяет воедино все три рассматриваемых нами явления, которые мы пытаемся принять за составляющие элементы любви.
Понятия Красота и Доброта, имеющие самое непосредственное отношение к любви и само понятие Любовь древние и современные мыслители трактует по-разному.
В статье С.П.Евтушенко «Эрос и агапе: гносеологический аспект» приводится классификация любви с мировоззренческих позиций различных мыслителей, живших ранее и живущих в настоящее время.
И.Кант делит любовь на патологическую и истинную. Э.Фромм – на братскую, материнскую, эротическую, на любовь к себе и любовь к Богу. Льюис разделяет любовь на любовь-дар и любовь-нужду; сам автор статьи -  С.П.Евтушенко полагает, что  любовь это мера человечности в человеке как смыслообразующий и метанормативный фактор.  Этим он подводит итог выше сказанному и подтверждает свою мысль раздумьями Зиммеля о том, что «…истинная любовь абсолютно ничем не мотивирована, … любовь есть категория необоснованная и первичная.  Любовь всегда есть рождающаяся из самодостаточности внутренней жизни, динамики.  …  То, что наличествует это безобъектное, как бы вновь и вновь обращающееся в себя направление порыва – чисто внутренне рождаемый первый слабый звук любви, но уже ее звучание является решительным свидетельством, удостоверяющим чисто внутреннюю центральную сущность события любви, часто скрываемую неясным способом представления, но любовь есть некий род, приходящей извне захваченности или привнесенности … словно приходит от своего объекта,  а в действительности идет к нему».
У такой любви особая миссия: «Она не нисходит до уровня субъект-объектных оценок.  Она призвана служить для человека смылообразованием, смыслосравнением, поэтому направлена на познание сущности объекта и стремится субъектировать его. Это есть любовь агапе, для которой значение имеет только глубинное понимание другой личности».
Созвучие подобным мыслям по исследуемой теме мы обнаруживаем и в книге М.Бубера «Я – Ты». В ней автор проводит некоторую грань в спектре разнообразных  межличностных отношений и делит их на отношения «Я – Оно» и «Я – Ты». М.Бубер предполагает, при взаимоотношениях «Я – Оно» «Я» принимает себя как индивидуальность и осознает как субъект; при взаимоотношениях «Я – Ты» «Я» проявляет себя как личность и осознает себя как субъективность. Человек по-настоящему осуществляет себя, свою человечность «самоактуализируется» в «пиковых переживаниях» только тогда, когда любит; т.е., понимает всем своим существом другое существо,  которое может не понимать себя в той же степени. Любовь не прилепляется к  «Я» так,  чтобы  «Ты»  было для нее лишь содержанием, объектом -  она возникает между  «Я» и   «Ты».
 «Когда любовь питается только симпатией и сама занята только тем, что поддерживает ее,  она рискует превратиться в желание…»  Желание устремляется к объекту для обладания,  а любовь это когда радует само наличие любимого существа. Любить -  значит видеть, хотеть видеть другого субъектом.  «Я»  человека существует только в той мере, в какой он любит. Никакие увещевания не убедят человека поступать по добру, пока он … не полюбит,  пока ему не откроется окошко в мир «Я-Ты», к которому он прикоснется  своим пониманием не интеллектуально и  не чувственно,  а всем существом мира сущностей и смысла, мира подлинных ценностей.  В то время как эрос в чистом виде есть рабство,   рабство любящего и рабство любимого. Солидарность Буберу выражает  Бердяев и считает, что эротическая любовь может быть безжалостной и жестокой,  она совершает величайшее насилие.
Таким образом, мы провели  небольшой экскурс по различным толкованиям любви, попыткам подразделить ее на «виды» (разновидности) в зависимости от того, кто как понимает «любовь» и кто как любит. Один из героев известного драматурга Арбузова как-то произнес: «Каковы мы, такова и любовь наша». Похоже,  что это великая истина, «качество и характер» любви личности целиком и полностью зависит от уровня его  духовно-нравственного развития.
Трудно найти литературное произведение, в котором, так или иначе, не была бы задета тема любви. Творчество М.Горького исключением не является.  В данной работе мы намерены  обратиться  к творчеству писателя только раннего периода, так как, по-нашему мнению, именно эта часть его творчества наиболее тесно подходит к проблеме, которой мы сейчас озадачены.
Как было уже упомянуто,  учение Ф.Ницше, легшее в основу мировоззрения молодого М.Горького, не могло не повлиять на формирование идей в его произведениях. «Философия Человека Горького – «это яростный бунт против всего, что искажает идею и замысел Человека, стесняя их в узких бытовых, национальных, социальных и природных границах.  Это гуманизм без берегов  вне времени и пространства».  Таким образом, гуманизм и антропоцентризм М.Горького был близок идеям Ницше. По его концепции, мир делится на два. Это мир Диониса - олицетворение свободы, необузданности, именно в этом состоянии человек способен на истинное творчество и способен возвыситься до «сверхчеловека», который должен занять место умершего Бога. Мир Аполлона: это свод законов, моральных норм, представители этого мира, по Ницше, не способны на что-либо стоящее, это «навоз». Герои М.Горького – претенденты на то, чтобы стать сверхчеловеком.  Хорошо зная законы мироустройства,  следовательно, и умеющий прослеживать закономерности развития событий в тех или иных ситуациях,  писатель создает образы своих героев, творит их характеры в очень широком диапазоне уровней духовно-нравственного развития. Идеи, легшие в основу его произведений, колеблются от идеи сверхчеловека до идеи маленького человека, основанной на антропологическом учении Фейербаха. И «любят» его герои соответственно этому. Относительно любви, Ницше придерживается следующей концепции: «…  любящий хочет безусловного и единственного обладания вожделенной особою. Правда, на земле еще встречается местами что-то вроде продолжения любви, при котором корыстное стремление  двух лиц друг к другу уступает местами новому желанию и алчности, общей высшей жажде стоящих над ними идеалами (…) Ее настоящее имя – дружба».
Взаимоотношений, приравненных к истинной дружбе между мужчиной и женщиной, в рассматриваемых нами произведениях практически не встречается.  Отношения мужчины и женщины в раннем творчестве М.Горького отражают другую сторону любви по Ницше: «Наша любовь к ближнему, разве она не есть стремление к новой собственности …». Эта идея положена в основу таких произведений как «Хан и его сын», «Супруги Орловы», «Мальва», «Сказка», «Горемыка Павел», «Старуха Изергиль» и т.д.
С учетом влияния учения Ницше на раннее творчество М.Горького, мы намерены рассматривать его произведения с различных концепций философа. Невзирая на творческие методы и приемы, примененные в создании произведения, попытаемся создать некую нисходящую иерархическую лестницу, ведущую от идеи «сверхчеловека до идеи «маленького человека». От того, что самые романтические  произведения М.Горького, на наш взгляд являют собой отчаянную попытку осуществить идею сверхчеловека, начнем с одного из самых популярных его творений – сказок, известных под общим названием «Старуха Изергиль». Сказки, в составе этого цикла представляют собой некую цельность, системность.
В сказке о Ларре сын женщины и орла - гордый и надменный, убил девушку только за то, что она посмела отвергнуть его.  «Долго говорили с ним и, наконец, увидели, что он считает себя первым на земле и, кроме себя,  не видит ничего.  Всем даже страшно стало, когда поняли, на какое одиночество он обрекает себя. У него не было ни племени,  ни матери, ни скота, ни жены и он не хотел ничего этого».  Идея свободы здесь  явно превалирует над идеей любви.  Исходя из концепции Ф.Ницше о делении мира на мир Диониса и мир Аполлона; о делении человека на «сверхчеловека» и «навоз», образ Ларры явная попытка  создания   «сверхчеловека». Возможно, Ларра и есть тот самый, возомнивший себя «умершим Богом». Чувство Ларры трудно связать с понятием любви, но то, что им движет желание обладать, однозначно.
Образ Изергиль напоминает извергающуюся лаву, вулкан. Чувство любви Изергиль  тождественно ощущению свободы в ее понимании. Необузданное хаотичное желание, двигавшее действиями Изергиль, также является атрибутикой мира Диониса. Любовь Изергиль при этом сводится к вручению себя любимому и ответному обладанию им. Проявление любви в этой сказке жестоко и беспринципно. Здесь имеет значение лишь красота, выраженная в молодости и горячности влюбленных.
Образ Данко существенно отличается от героев предыдущих сказок, его любовь не мотивируется желанием обладать. Поступок Данко мотивируется свободной волей.  Он поставлен перед необходимостью свершения своего поступка и в то же время он волен поступать по-своему, никто его ни к чему не принуждает.
Г.Д.Левин в статье «Свобода воли. Современный взгляд» определяет, что воля отличается от желания тем, что при этом  конечная цель поведения есть счастье как система жизни, в которой совокупность удовольствий перевешивает страдания.      
Несмотря на то, что Данко прямая противоположность Ларры, его образ также принадлежит миру Диониса: «Посмотрели на него и увидели, что он лучший из всех, потому что в очах его светилось много  силы и живого огня». Надо заметить, что идея Данко претендует на «сверхчеловека», но на качественно ином уровне, чем Ларра.
«Идем! - крикнул Данко и бросился вперед на свое место, высоко держа горящее  сердце и освещая им путь людям». По-нашему, в этом выражается символичность образа Данко.
Таким образом, герои всех трех сказок представители мира Диониса.  Но претензия на идею  сверхчеловека героями Горьким предлагается на трех уровнях духовно-нравственного развития (героев). На самой низшей ступени символической лестницы находится Ларра, на самой высшей ее ступени – Данко с его горящим сердцем. Старуха Изергиль, соответственно, находится между ними. Явление любви в случае с Ларрой выражено любовью-нуждой, выявляющейся на самой  критической точке  эгоизма. Старуха Изергиль - носитель любви-страсти, она способна практически на все ради удовлетворения своего чувства. Данко изображен обладателем истинно большого сердца с большой любовью в нем к людям – своим соплеменникам.
«Хан и его сын». Образ хана и сам факт того, что он Хан  свидетельствует о том, что идея сверхчеловека присутствует и здесь. Повелитель, имеющий множество наложниц, выделил из них одну. По-видимому, любовь молодой полонянки и не столь молодого правителя приобрели смыслообразующий аспект. Их счастью позавидовал собственный сын хана и потребовал именно эту наложницу себе. Создавшийся конфликт оказывается неразрешимым. Хан любит сына, он не привык отказывать ему в чем-либо, но лишение любимой женщины он рассматривает как крах собственной жизни, как утерю ее смысла.
Ханский сын, в основе чувства которого лежит только жажда обладания и желание быть хозяином объекта счастья собственного отца, остается ни с чем, так как пленница оказывается способной на любовь, выраженную в вере в хана,  в верности ему, в умении аккумулировать ощущение счастья у себя и у него. Хан вынужден сбросить драгоценную ношу с обрыва и броситься вслед за ней туда же. Сын становится причиной их гибели. Надо полагать, что у хана и его наложницы сложились субъект-субъектные отношения,  возможно основанные на истинном родстве душ. Ханский сын в этом произведении противопоставлен отцу с его наложницей, его образ и чувства, движимые им, обнаруживают некоторое сходство с Ларрой.
Наиболее ярким образом, имеющим претензии на идею «сверхчеловека» в рассказе «Мальва» является сама Мальва. Босяцкая среда, в которой обитает Мальва, являет собой уже не отдельных претендентов, а целое сословие «босяков», Мальву можно назвать босяцкой гетерой, которая  развлекается, испытывая силу своей власти на местных донжуанах. Ее любопытство сильно, ухаживания мужчин, должно быть, возвышают ее в собственных глазах.  Чувства Мальвы можно расценивать как любовь-тщеславие. Истинной любви в ее отношениях к лицам противоположного пола не наблюдается, поэтому здесь уместнее говорить о тщеславии без любви. Элементы «сверхчеловека» и дионисийства выражаются в ее строптивости, непокорности, в смелости противостоять  установленному порядку сословия, уроженкой которого она является.
Василий и его сын Яков демонстрируют традиционную любовь – жажду обладания. Не далеко ушел от них и Сережка, который в отличие от недавно ушедших из деревни крестьян, так же как Мальва, имеет замашки сверхчеловека. Он, по своей символической функции, тождественен образу Ларры меньшего масштаба.
Герои повести «Горемыка Павел» находятся на еще более низкой ступени нашей «лестницы».  Подкидыш Панька, вырастает в атмосфере мужской дружбы с приемным отцом.  Как и большинство героев Горького, будучи неглупым от рождения, он оказывается неестественно вдумчивым, рефлектирующим молодым человеком и достигает довольно высокого духовно-нравственного уровня. Его можно расценить как представителя мира Аполлона с элементами мира Диониса. Павел, воспитанный и живущий в обществе одних мужчин, оказывается невольным  свидетелем нелестных высказываний о женщинах, окончательно поверить которым он   не может, так как не имеет на то достаточных оснований. Заболев, Павел случайно знакомится с женщиной,  которая проявляет заботу о нем. Постепенно, Наталья становится для него чем-то необходимым, способным заполнить собой пустоту и бессмысленность его жизни, которую он в полной мере осознал. Но более опытная, повидавшая жизнь Наталья не желает лишиться той бесшабашной и свободной жизни, к которой она отчасти успела привыкнуть, отчасти стала считать ее более достойной по отношению к жизни замужней. Хорошо распознав собственническую мужскую природу,  она отказывается становиться собственностью Паньки. Доведенный до отчаяния отказом Павел решается на убийство Натальи. Воистину, «все, что делается из любви, совершается всегда по ту сторону добра и зла».  Зацикливание Павла на этой идее и идеализация совместной жизни с Натальей доводят его до трагедии.
Непокорность судьбе действующих лиц выделяет их из массы обычных людей (из «навоза») и приводит к трагедии. В то же время, сильная страсть,  овладевшая  Павлом, низводит его до рабства зависимого любящего. Таким образом, идея образа Павла не дотягивает до реализации идеи сверхчеловека; но и для реализации идеи маленького человека его образ не пригоден. Застревает где-то посередине. Павел демонстрирует непреодолимую любовь-страсть. Наталья, успевшая потерять способность любить, так как не верит в ее возможность и в мужчину: как бы поднялась через это -  над себе подобными. Это делает ее более сверхчеловеком, нежели Павел, она  напоминает Мальву.
Поэма «Двадцать шесть и одна» является произведением особого рода, и разновидность любви в ней приобретает оттенок, не отраженный в других сочинениях Горького.
Обитатели темного подвала, крендельщики, являются представителями самого дна социального общества,  «…молчание страшно и мучительно лишь для тех, которые уже сказали и нечего им больше говорить; для людей же, которые не начинали  своих речей, - для них молчание просто и легко… у нас было еще нечто хорошее, нечто любимое нами и, может быть, заменяющее нам солнце..., шестнадцатилетняя горничная Таня». Подвальные люди очень нуждались в этом  «солнце».  Оно было необходимо им для поддержания в себе человеческого.
«Мы всегда говорили о женщинах так, что порой нам самим противно было слушать наши грубые бесстыдные речи. …   Но о Тане мы никогда не говорили худо, … может быть потому,  что она была маленькая  и очень красивая, а  все красивое возбуждает уважение к себе даже и у грубых людей.  И еще - хотя каторжный наш труд и делал нас тупыми волами, мы все-таки оставались людьми и не могли жить без того, чтобы не поклоняться чему бы то ни было».
Таким образом, Таня для них была смыслом жизни, объектом поклонения и лишение этого смысла явилось для них очень большой трагедией.  Таня превращена крендельщиками в объект  коллективной собственности. Посмев полюбить постороннего человека без ведома своих поклонников, она лишила их единственного смысла в беспросветной жизни. Они отомстили ей за это: недостойно и низко.  Пытаясь втоптать в грязь свое вчерашнее «солнце»,  сами оказались в непролазной грязи: «Мы все остались среди двора, в грязи,  под дождем и серым небом без солнца…».
Таким образом, любовь двадцати шести, так же как бывает и с любовью одного,  не прошла испытания приятия человека, как существа, имеющего какие-то права и личные свободы.  Объект любви двадцати шести не был принят    как субъект собственной деятельности.  От этого двадцать шесть стали хуже, беднее, бесчеловечнее. Исходя из концепции Ф.Ницше, Таня, по ее социальному положению занимающая  зависимое положение,  отнесена  к числу претендентов на «сверхчеловека» уже в силу того, что она настолько привлекательна, что сумела стать «солнцем» двадцати шести.  Ее поведение, (в момент коллективного унижения) весьма не характерно для обычной шестнадцатилетней малограмотной, возможно, вовсе неграмотной, девушки.  Значит, претензии на идею сверхчеловека через образ Тани определяется ее способностью возбуждать чувство восхищения одновременно в сердцах двадцати шести человек. Девушка явно находится на более высоком уровне интеллектуального и духовного развития по сравнению со своими почитателями. Ей, вынужденной жить по строго установленным нормам бытия служанки, обслуживающей господ, было бы невозможно оторваться от этих норм, не будь в ее самосознании подобных претензий.
Рассказ  «Болесь» – это сказка о выдуманной любви. В силу своей  некрасивости (даже безобразия), лишенная реальной любви женщина вынуждена создать объект любви в своем воображении. Понимающая суть любви соответственно  своему уровню развития, она жаждет взаимоотношений с мужчиной, жаждет быть нужной  кому-либо, хотя бы для пришивания пуговиц к его рубашке.
Здесь мы наблюдаем как идея «сверхчеловека» по степени претензий опускается еще на одну ступень ниже. Героиня рассказа «Болесь» живет, покорно повинуясь судьбе, согласно своему социальному и материальному положению, но проявление строптивости, нежелание смириться с отсутствием любви приподнимает замысел ее образа над идеей «маленького человека» и делает ее   претендентом на идею «сверхчеловека». Что касается разновидности любви, на которую она претендует, надо полагать, это любовь-нужда.
Любовь,  основой которой является  стремление к новой собственности,  наблюдается и в таких произведениях, как «О маленькой фее и молодом чабане» и «Сказка». В них раскрывается некая роковая  предопределенность судьбы женщин и их любви; некая безысходность, неизбежность, неотвратимость несчастья. Фатальность.  В этих произведениях отчетливо просвечивается, широко распространившаяся в литературе того времени, идея маленького человека, в данном случае применимо к женской судьбе.
Приведенные ниже и проанализированные произведения аналогичны: свободная счастливая жизнь (ожидание счастья - это тоже счастье), всеми любимых, в первом случае, маленькой феи, во втором, просто молодой девушки; предупреждение об опасности, которую таит в себе любовь, предначертанная судьбой. В итоге, горькие разочарования: крах любви,   несвободность  духа.
Маленькая фея, вкусив плоды любви с молодым чабаном, надоедает ему, постепенно  становясь лишней обузой. Девушка, ждущая любви и счастья из «Сказки», узнает свое будущее из предсказаний мудреца.  Возможно, эта девушка лучшая из девушек,  потому что является обладательницей прекрасного сердца,  открытого для любви и понимания другого сердца.
 «…в любви есть моменты такого блаженства, таких сложных чувств и дивных наслаждений,  которые поднимают людей высоко-высоко над землей и делают их родными и близкими небу». По причине того, что она для него всего лишь объект обладания,  наступает разочарование. «Он часто мешал ей говорить … поцелуями.  Тогда ей показалось, что он относится к речи ее сердца,  как к бреду любви: это ее укололо … Он сделал ее женщиной раньше, чем она поняла, что произошло с ней … видя, что он смотрел на нее взглядом торжествующего победителя, почувствовала, что цветы ее сердца все помяты бурей страсти, отчего ей стало грустно и страшно.  И она заплакала слезами обиды и разочарования.
- О, но тогда зачем же нужно было так высоко подняться, чтобы пасть? … я утратила что-то, чего уже никогда не приобрету.  Так нищенски мало дано мне  и так много взято!» - восклицает бедная девушка. 
По традициям идеи «маленького человека», обе героини выступают рабами собственной судьбы.  Маленькая фея освобождается от обременительных обязанностей жены и матери, умирая от тоски, от ощущения своей ненужности,  оттого, что молодой чабан ее разлюбил. В отличие от маленькой феи, героиня  «Сказки»  вынуждена испытать на себе все прелести замужней жизни.  Горький словно подсмотрел психологическое состояние большинства российских женщин не только того, но и нынешнего времени. Утрированная, т.е. избыточная трагизация судьбы женщины навевает чувство еще большей обреченности и безысходности. Это приближает замысел образов маленькой феи и девушки из Сказки к идее «маленького человека», несмотря на то, что произведения написаны в стиле романтизма, (здесь не наблюдается абсолютно никаких признаков борьбы, никаких попыток как-то повлиять на свою судьбу). Возможно, М.Горький потому и задумал раскрыть подобные образы в романтизме, что будучи реалистом, не нашел реального подтверждения в реальной жизни этим персонажам; от того, что верил, что реальный  человек по натуре борец в той или иной степени. Идею «маленького человека» М.Горький развивает и в ряде других произведений, к которым можно отнести два его рассказа с одним и тем же названием «Открытие».
«Итак, люблю ли я жену?» Эта фраза из рассказа «Открытие».  Герой рассказа,  от чьего имени идет повествование, рассуждая о своих взаимоотношениях с женой, неожиданно для себя делает открытие,  что жену он не любит:  «…ибо когда бы я любил ее хоть немного—я не в состоянии был бы так спросить себя. … Мне стало холодно … Она вообразит себя сначала обманутой, потом мученицей долга … заведет себе любовника .… женятся, потому что влюбляются, узнают друг друга и разочаровываются, затем начинают влачить существование, что и называется семейной жизнью» - с горечью резюмирует герой. Философия  здесь заключается в отчетливом  понимании, что  принимаемое за любовь, вовсе не является любовью.
Другой рассказ с таким же названием  «Открытие»  (этюд) является как бы и продолжением и противопоставлением предыдущему, где жена искусственно вызвала у мужа чувство ревности и, тем самым, как бы укрепила свое положение, свою власть над мужем.  Возможно, от этого она почувствовала себя более счастливой?   «Что такое счастье? Чувство растущей власти, чувство  преодолеваемого противодействия»  - однозначно отвечает на  это  Ницше.
Проанализировав данные произведения, мы убедились в том, что наиболее характерной чертой любви героев действительно является желание обладать объектом любви и попытались построить иерархию претензий героев  сверху вниз, в зависимости от степени претензии на замысел идеи «сверхчеловека» и вывели следующую лестницу претензий на статус сверхчеловека:
1) Герои сказок «Старуха Изергиль»
2) Хан и его наложница («Хан и его сын»)
3) Мальва и Сережка («Мальва»)
4) Павел и Наталья («Горемыка-Павел»)
5) Таня-солнце (поэма «Двадцать шесть и одна»)
6) Героиня рассказа «Болесь»
7) Женщины из романтических рассказов «О маленькой фее и молодом чабане», «Сказка»: герои, от имени которых идет повествование  в двух рассказах, написанных в стиле критического реализма «Открытие».
Из выше сказанного пришли к выводу, что степень претензий на реализацию идеи «сверхчеловека» существенно не  влияет на «качество любви» героев и не является показателем истинности и искренности их чувств. 
Например, любовь женщин из «Маленькой феи и молодого чабана» и «Сказки» отличается искренностью; несмотря на это, их любовь окончилась трагично, отчасти, из-за низкой самооценки.  В то время, как Ларра, претендующий на статус сверхчеловека более, чем другие, совсем не способен любить. Исходя из этого и из выше изложенного, приходим к выводу, что степень истинности и искренности любви героев Горького зависит от уровня духовно-нравственного развития личности.
Таким образом,  раннее творчество Горького охватывает жизнь людей разных социальных слоев. При этом предпочтение отдается босяцкому сословию и подобным им; всем тем, кто, по разумению Горького,  должен быть свободным духом, кто не находится в тесной зависимости от субъективных  обстоятельств и, пусть даже очень  скудной,  частной собственности,  как крестьяне, например.
Свободолюбивые герои наделены автором свободным духом, беспокойным,  ищущим умом,  поэтому они часто мыслят и глаголют категориями  Ницше,  учение которого легло в основу    философских воззрений самого Горького. Ницшеанство, безусловно, распространилось и на философию любви горьковских героев, значит, и на их судьбы.
По версии Л.Г.Выготского, изложенной в статье Б.Е.Братусь «Смысловая вертикаль сознания личности, и названной «утаенный план сознания», каждый из нас строит или не строит свою жизнь, в зависимости от стержня сознания личности человека.    Он определяет пять уровней стержня личности.
1.Нулевой или доличностный. Выражается превалированием прагматических операциональных смыслов,  определяемых самой предметной логикой выполнения задачи в конкретных условиях. (Отношение мотива к цели, субъектное переживание объектных значений, т.е., знаковое отношение к другому человеку)  Большинство героев из наших произведений застыли именно на этом уровне стержня личности.  Это Василий,  Яков и Сережка из «Мальвы»; Орловы, в период совместного проживания из повести «Супруги Орловы»; старуха Изергиль.
2.Эгоцентричный  уровень выражается в стремлении к собственному удобству, успеху, выгоде, престижу. Отношение к себе как к самоценности, а к другому человеку сугубо потребительски.  Сюда можно отнести  Таню-солнце из «Двадцать шесть и одна», героев из «Открытие»,  в первую очередь,  Ларру из сказок старухи  Изергиль.
3. Группоцентрический выражается в идентификации себя с какой-нибудь группой. Другой человек ценен только принадлежностью к данной группе. К ним относится большинство горьковских босяков; туда же отнесем двадцать шесть влюбленных крендельщиков; родственниц маленькой феи, дорожащих своим «фейским» происхождением.
4.Прасоциальный или гуманистический  выражается внутренней устремленностью на благо других. Ярким примером является Данко, сам Горький в автобиографических произведениях «Хозяин» и  «Мои университеты»; падшая нищая старуха («Бабушка Акулина») также претендует на этот уровень,  несмотря  на низкий социальный, интеллектуальный и т.д. уровень, она по своей сути человек, берущий на себя заботу о других; Пелагея Ниловна и другие герои романа  «Мать»
5.Самый высший уровень выражается духовным субъективным отношением человека к беспредельным понятиям;  устанавливается его личная религия, то есть упорядоченное отношение к конечным вопросам жизни. Создается система смысловых отношений, вертикаль степени присвоения их личностью. Персонажи, тянущие на этот уровень личности, в раннем творчестве М.Горького отсутствуют.
Горьковские герои этого периода его творчества все без исключения, «плутают в потемках» в поисках истины и не в состоянии должным образом повлиять на свою судьбу, на свою любовь. Это просто щепки в водовороте земных стихий.   
В заключение остается подчеркнуть и немного скорректировать, что если за любовь в литературном произведении принять влечение двух разнополых человека друг к другу, то по характеру влечения можно выявить любовь-нужду, любовь-страсть,  любовь-увлечение и любовь-дар. Любовь-нужда, выражается в физиологической зависимости.  Такое влечение имеют к Наталье ее партнеры в повести  «Горемыка Павел»,  Василий в рассказе  «Мальва».
Самое распространенное влечение среди горьковских персонажей в, рассмотренных нами  произведениях это любовь-страсть,   которая определяется влечением к какому-то одному объекту, непреодолимым желанием обладать им. 
Такое влечение наблюдается  у Якова и Сережки  (Мальва),  у героев  в рассказах «О маленькой фее и молодом чабане», «Сказка», именно таким чувством была движима молодая Изергиль, ханский сын  (Хан и его сын).
Любовь-увлечение это когда возникает заинтересованность в личности определенного объекта.  Может находиться в следственно-причинной зависимости, возникающей в результате рефлексии.  Такое влечение испытывал Павел к Наталье до тех пор, пока к этому не примешалась еще и страсть, которая определила трагический конец этой любви. Чувства того же порядка привели к горьким разочарованиям маленькую фею и девушку из рассказа «Сказка».
Любовь-дар возникает из самодостаточности субъекта любви через иррациональное восприятие сути вещей и из желания видеть объект любви субъектом его же деятельности. Сюда можно отнести любовь ханской наложницы (Хан и его сын), восхищение  героя из рассказа «Гривенник», с учетом их интеллектуального и личностного развития, можно отнести сюда  и начальную стадию любви крендельщиков.
Остается добавить, что в чистом виде эти типы ни в жизни, ни в литературе практически не встречаются, обычно присутствуют элементы всех четырех с преобладанием какого-то одного.   И еще сказать, что категория любви для героев Горького является такой же важной, как и для реальных людей  в любом временном и пространственном измерении. И сделать вывод, что творчество М.Горького и художественно изображенная им любовь, отнюдь, не способствовала укреплению семьи.
2003 год.
   


Рецензии
Дина, какой впечатляющий труд! Для меня, обычного человека - недостижимая высота.
"«Когда любовь питается только симпатией и сама занята только тем, что поддерживает ее, она рискует превратиться в желание…» Желание устремляется к объекту для обладания, а любовь это когда радует само наличие любимого существа. Любить - значит видеть, хотеть видеть другого субъектом. «Я» человека существует только в той мере, в какой он любит. Никакие увещевания не убедят человека поступать по добру, пока он … не полюбит, пока ему не откроется окошко в мир «Я-Ты», к которому он прикоснется своим пониманием не интеллектуально и не чувственно, а всем существом мира сущностей и смысла, мира подлинных ценностей." - прекрасные слова.
Обрати, пожалуйста, внимание в тексте встречаются:
"осоз-нанное", "поня-тием", "кото-рого", "ко-торому", "по-нятия", "самоотвержен-ности", и т.д. видимо, это был перенос слова, а тут они выстроились иначе, а знак остался.

С самыми добрыми пожеланиями,

Натали Бизанс   12.12.2017 16:25     Заявить о нарушении
Спасибо тебе, Наташенька!
За внимательное прочтение, добросовестное изучение моего труда. Мы с тобой единомышленницы в очень многих жизненных вопросах. Это так радует.

Дина Норбут   12.12.2017 18:10   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.