Трижды орденопросец

(Отрывок из "Слюни Искариота или абдукции сине-белого воротничка

          К 1988 году вся взрослая страна (включая несколько несовершеннолетних) уже была охвачена заслуженными награждениями, как всегда, исключая меня.

          Мистическая «ненаграждаемость» так укрепила моё сознание, что я даже обещание «поставить мне бутылку» за какую-нибудь услугу, требовал скрепить клятвой – «чтоб мне документы потерять».

          В памяти сохранились три безуспешные  попытки моёй «планиды» увидеть меня кавалером какой-нибудь награды.

Первая попытка

…не была трагической. Просто  перед окончанием  учебного сапёрного батальона на соревнованиях выполнил норму первого разряда по военному троеборью, но документы похоже потерялись по пути из штаба округа в линейную часть, куда меня направили по окончании «учебки». В 1961 году, значок перворазрядника был ещё  предметом зависти всех мальчишек.    

Вторая попытка

          1972 год. Смеркалось. Неторопливой походкой слесаря по ремонту бурового оборудования своего же бурового станка, я пересекал хозяйственный двор, держа курс на вахтовый автобус. Неожиданно, в лучах заходящего солнца, перекрыв частично проём выездных ворот, задвигался силуэт, длинный как верёвка и «на конце голова».

          Видение явно двигалось в мою сторону и, сделав всего три шага, предстало передо мной в образе двухметрового Герасима Герасимовича, нашего кадровика. Поразила меня не фамильярность с которой он, протянув мне свою клешню, размером с панцирь трёхлетнего дальневосточного краба, и гаркнул:

          - «Пряхин! Поздравляю! Тебя наградили орденом «Знак Почёта»!»,  а неуважение проявленное к моёй редкой, в то время, фамилии.

          Настоящая фамилия моя - Рыжаков, но из за обилия однокорневых вариантов по звучанию и издержек в «скорописии» букв «а» и «к», меня крыли даже в документах, кто как может - Рыжков, Рыжнов, Рыжанов, Рыжиков и, наихудший вариант — Рыжопов!

          После моего твёрдого завления, что я все-таки не Пряхин, Герасим Герасимович, наслышанный о моём имидже «приколиста над серьёзными людьми», внимательно посмотрел мне в глаза, для чего ему пришлось слегка присесть, и произнёс  - Да!?

          Затем наш диалог перешёл в ламинарное, как течение западно-сибирских рек, движение, так как автобус ещё не подошёл (кстати, в тот день он так и не подошёл). Из краткого и вразумительного рассказа специалиста по управлению персоналом, я ещё больше укрепился в сознании, что в деле морального поощрения трудящихся веет каким-то тлетворным формализмом.

          Оказывается на нашу геологоразведочную экспедицию упала честь наградить орденом «Знак Почёта» одну единицу со следующими параметрами - бурильщик, моложе 30 лет, комсомолец. Номинантов (по возрасту) оказалось только двое, да ещё из одной бригады - я и Юрка Пряхин. На выбор будущего орденоносца, повлияло решение парткома, узнавшего, что из двух претендентов, только один комсомолец и это был не я.

          У старого кадровика оформлявшего материал на награждение, перед глазами, почему-то стоял мой образ, То ли потому-что я числился в то время студентом заочного отделения ВЗФЭИ, то ли потому-что я получил всенародную известность, в масштабе экспедиции, отметив с помпой в буровецком коллективе 30-ти летний юбилей раньше на год. (Подвела мистическая дата рождения — 1-е января и дурацкая традиция начинать отмечать Новый год на неделю раньше. Я ни когда не мог с первого разу высчитать с помощью пальцев на руке - Сколько же мне стукнет в новогоднюю ночь? Если не верите, можете сами попробовать высчитать - Сколько мне стало лет 1 января 1971 года, если я родился  в 1941 году того же января?)

Третья попытка

           Завершающим аккордом моей мистической ненаграждаемости стало поздравление, прозвучавшее на банкете в честь моего «ухода на пенсию» из уст Управляющего нашего «Филиала» в 2001 году. В предпоследней части своего панегирика, сделав небольшую паузу он произнёс:

          - Перед приходом на банкет я позвонил в «Компанию» и мне сообщили что «Приказ» подписан и материалы направлены в Министерство. Таким образом, можно смело поздравить нашего юбиляра. Нашему Геннадию Михайловичу (так прямо и сказал:- Нашему Геннадию Михайловичу !?) присвоено звание «Заслуженный работник нефтяной и газовой промышленности».

          Самое интересное, что эту новость подтвердила и, поздравлявшая от «Буровой компании», моя «верхнележащая» начальница Управления организации труда и производства ООО, только как-то со ссылкой на предыдущего оратора:

         - Вы же слышали, Фёдор Фёдорович сказал...

         Как там происходил предбанкетный разговор моего Управляющего с чиновни (ком или цей - нужное подчеркнуть) из Москвы, меня абсолютно не интересовало. Результат, который получился, сильно напоминал мне ситуацию, разыгрываемую юмористами, когда мужик по телефону вместо гинекологического отделения, справляясь о здоровье жены, попал в авторемонтную мастерскую. Финальный совет мастера:- «Приезжайте. Забирайте. Качество гарантируем. Мы «её» всем коллективом опробовали, но Вам советуем, реже использовать «её» на песке»,  несчастный мужик принял к сведению, а мой Управляющий, когда узнал что «Приказ» на тот момент на самом деле был подписан, но только без удовлетворения его «Ходатайства», был в гневе, на своих подчинёных кадровиков, к тому же присутствовавших на банкете. Они - то знали судя по тому, что давали мне дважды заполнять «форму», причём последняя предназначалась для других видов награждений.

          Всё дело в том, что в это же время в Москве сподобилось «уходить на пенсию» само;й жене главного инженера «Компании».


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.