мысли и стихии

развивающих мысли больше, чем порождающих, но впоследстии эти люди в массе своей неотличны.

так во всем, мастера отличит от ученика только специалист.
мастера не видно, он роет новые ходы, что требует всегда титанических усилий
ученики везде бегают во множестве и читают лекции, как только научатся связывать слова в цепочки.

на самом деле очень трудно понять, как порой сложно сформулировать очевидное и ты никогда не знаешь, какому количеству мыслящих голов обязан тем, что вообще способен думать, за самим этим процессом стоят миллиарды безымянных пчел, пахарей ментального пространства и миллиарды чувствующих, создающих плотный слой ноосферы.

только включенный в космический поток сознания, может мощно мыслить там, где нет разумной жизни, вдали от города.

у нормального же человека, вдали от цивилизации мысли перестанут приходить в голову и там продумываться сами.
он потихоньку вернется в естество и попадет под влияние простого выживания.

постепенно он начнет ощущать себя ближе к животным, чем к людям, начнет с ними отождествляться, искать себе охранный тотем.

для мышления нужен город и его ограниченность стенами крепости.

поэтому скотоводы не породили философии.

они априори не могли это сделать, так как их голова была плотно привязана к житейской необходимости, они больше чувствовали, чем думали и потому почти не ошибались, а если не знали, что делать, тут на помощь приходили шаманы и многомудрые духи земли, духи предков.

их юрты населяли не мысли, но духи и энергии стихий.

это основа магических цивилизаций, доментальных.

там, где мысль не увела энергии сознания в слова и абстрагирование.

однако, первые мыслители были подобны скотоводу, их мысли были еще вещественны, как коровы и лошади, а не ушли в сухую демагогическую трескотню современного ума, в котором мысли девальвировались так же как бумажные деньги, ничего не означая, кроме своего словестно- численного условного номенала.

постмодернистское мышление такое же фуфло как уоллстритовский долларовый мыльный пузырь, все с ужасом и замиранием сердца ждут черную пятницу тотального дефолта.

но не все так плохо, как кажется, все еще хуже - образное мышление нынешнего времени возвращает нас к магическим цивилизациям прошлого, сети создают новых духов стихий, отучают людей мыслить, массы снова управляются страшными или красивыми картинками почти бессмысленными, отражающими одни эмоции, так бывшие скотоводы сами превращаются в скотов, что в общем-то было неизбежно.

мысль скоро станет уделом и достоянием одних жрецов, а люди бросятся строить новые пирамиды, я думаю, уже бросились.

но что это за миры и божества, пока не ясно.

иконография не устоялась.

пока все спорят о традиционализме и постмодернизме, мир уже вошел в эпоху нового традиционализма, но только теперь это называется унификацией.
ведь традиционализм это ни что иное, как одинаковые и одновременные действия- ритуалы огромных масс людей, только сейчас это чисто потребительский традиционализм, с храмами потребления и производства.

когда мыслитель западного толка,отставший от жизни, пока думал о судьбах цивилизации, вдруг ни с того, ни с сего выбирает коран, это говорит об одном, он просто устал думать, устал от пустоты и диспертстности, он снова хочет залечь на теплую печь какой - либо юной традиции, где все расписано "от и до", влоть до простейших бытовых операций, поскольку именно быт и связанные с ним простые чувства очага и семейных устоев и есть традициоализм а не тонны умственных построений. западный ум раньше уолл стрит стал работать на чистую спекуляцию и подрывать основы самого себя и, в итоге,  реальности.

такой семейный уклад замечательно ложится на производственно-потребительский, но без этих европейских гендерных и правовых фокусов, с которыми христианство ничего не может поделать, ввиду того, что само же их и породило тем, что много веков занималось утончением чувств в сторону бесполой экзальтации, чем и размыло границы между полами.

я уверена, живи ницше сейчас, он бы тоже принял мусульманство и отрастил бороду, и с ним бы не случилось туринской лошади.

эту истощенную ниву снова нужно удобрить не изможденными культурой телами и энергиями варваров и тогда, может быть, через сотни лет, когда мусульманство истощит себя так же, как истощило христианство, явится новый рассвет, но уже черной европы, новый черный тысячелетний рейх, чтоб победить желтых и узкоглазых степных пародистов.

я вижу огромный роскошный океанический лайнер с черными людьми на борту, они красивы как новые божества, я поднимаюсь по трапу и не боюсь такого скопления черных богов, я знаю, что скоро у меня будет новое черное тело.

остальные, кто был со мной, в ужасе прыгают за борт, когда видят, кто их спас от страшной войны в джунглях.

я остаюсь...

это был сон.


Рецензии
У меня была такая мысль, что сначала люди как бы не думали вообще, а только совершали ритуальные и бытовые действия в строгой очерёдности, причём бытовые действия тоже были частью ритуала. Потом мышление освободило людей, атеизм освободил, и люди стали думать. Так зарождалась наша техногенная цивилизация. Но потом она сама себя сожрала, и люди, вместо того чтобы думать, снова подпали под бездумный всеобщий ритм большого города: дискотеки, наркотики, супермаркеты. Когда современный человек берёт Коран, он хочет таким чужеродным вмешательством в устоявшийся городской ритм снова выпасть из ритма и обрести личную самостоятельность.

Любовь Ляплиева   21.06.2018 17:16     Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.