Игры

Бежать было трудно, в боку уже давно кололо, дыхания не хватало, а еще и снег лепил в глаза. Но я старалась. Если меня поймают, меня "убьют".
На спину, прямо на зимнее дурацкое красное пальто, которое я терпеть не могла, был нашит бумажный квадрат, символизирующий мою жизнь. Без этого квадрата меня будут условно считать " убитой", поэтому я должна беречь его, как зеницу ока.
Когда мы только готовились " к бою" и пришивали себе цветные кубики на одежду, девчонки, которым было жалко портить свои пальто- вдруг какой дурак сильно рванет- пришивали  их еле- еле, только чтоб держалось. Таких " убьют" сразу, как догонят.
Другие, особенно мальчишки, для которых было очень важно победить и просто невыносимо стыдно выбыть из строя в разгар игры,  те пришивали намертво. Если даже их схватят враги, еще помучаются, чтобы отодрать их шевроны , а те глядишь и вырвуться за это время.
Я пришивала намертво из своих собственных соображений. Будут отдирать с силой- порвут пальто- родителям придется купить мне новое.  Но это в крайнем случае, если меня все- таки схватят.

На занесенном снегом поле две армии детей, ставшими со вчерашнего дня противниками, гонялись друг за другом.

Задействованные в игре солдаты, настоящие, взрослые, с оружием , вызывали священный трепет малышей, которых они даже не замечали.  Все внимание солдат было занято вожатыми , вокруг которых они и кружились, пытаясь произвести впечатление разными способами, например, выстрелив из оружия в землю. От  выстрела разом у всех малышей закладывало уши, но они продолжали благоговейно отираться неподалеку. Вожатые же делали вид, что солдат не замечают, ни солдат, ни их выстрелов, аллея от мороза и хохоча по поводу и без повода, контролируя детей и все- таки успевая косить глазами на бойцов.

Пацаны по- старше из армии противника разбились по парам и нападали на девчонок послабее, один ее держал, второй отрывал шеврон. Когда же на выручку девчонкам прибегали их пацаны , противники вставали парами спиной к спине, сцепившись руками- вот что хочешь делай, а шеврон со спины не получишь.

Меня догнали и сбили с ног толчком в спину. Я упала в снег. Дернули сзади за пальто, ясно- "убита", надеюсь пальто пострадает достаточно для покупки нового. Иначе все зря.

***
Звонок в дверь. Открываю. Муж, до этого не показывавшийся с неделю, не один. С ним дама. Оба нетрезвы. Муж ведет меня на кухню и объясняет сложную жизненную ситуацию дамы, в результате которой , наверное, по их замыслу, ее сложная ситуация теперь должна стать моей.
А если проще , объясняет он, ей некуда сегодня идти, поэтому она останется у нас и будет спать там, в другой комнате. А я не должна быть такой бессердечной и думать только о себе. Это уже на мое:
- Пошли вон, оба.

Дама , однако, не сильно похожа на жертву обстоятельств и вполне напориста. Она прокладывает себе путь в указанную комнату, куда перетекает и муж.

Правила игры грубо нарушены, ибо подразумевалось, что мы с мужем будем играть в одной команде, вместе , и уж определенно не против друг друга. Никто не сорвал сейчас у меня со спины шеврон, но чувствую я себя еще более убитой, чем в детстве.

Если честно, боль была бы сильнее , если бы не вырванный накануне зуб. Не знаю, как он был связан с моими семейными отношениями, но это был факт. Стоматолог свершил чудо! Лишившись зуба, я впервые не почувствовала Ничего, когда муж, якобы играющий за мою команду, очередной раз не пришел домой ночевать. Я это четко осознала и даже порадовалась. Я была "свободна". И теперь я могла принимать решения.
Я не сидела специально обдумывая план боевых действий, я просто осознала, что сумела преодолеть зависимость, пусть даже ценой потерянного зуба. Вот и все.
Когда же, на следующий день, они ввалились оба в наш дом, это был трубный зов, объявляющий о конце войны. Все было кончено. Было немного грустно, устало, местами больно, но радостно.
В моих трофеях не значилось нового пальто, но появились независимость и ощущение начала чего- то нового.

***

Офис торговой компании. Совещание. Валерий Васильевич в своей речи убедителен и ярок. Цель его красноречивого монолога показать директору, что я неэффективна и лучше от меня избавиться, чем скорее, тем лучше.
И , чисто по- человечески , я его даже понимала. Он работал здесь давно и вполне мог себе позволить быть мной недовольным. Но, глядя со стороны, как он пытается меня выжить, я думала:
- Ей- богу, странный какой!

Чтобы он ни делал в пику мне, он при этом только топил себя, все глубже и глубже, а я сидела ровно, спокойно глядя на его беготню вокруг.  И не я одна. Директору тоже все было ясно, поэтому неоценимые действия Валерия Васильевича " против" странным образом засчитывались мне "за", что бесило его еще больше.

Его кровожадность не знала границ, и каморка, в которую он вызывал к себе для разбора полетов среднее звено подчиненных, называлась ими       " пыточная". Стул для посетителя ставился между столом Самого и его зама , жертва получала допрос со стерео эффектом, по окончанию которого обесточенного допрашиваемого чуть ли не под руки выволакивали из кабинета, устрашая остальных.
Подпитываясь энергетически таким образом, Валерий Васильевич успокаивался лишь на время, пока не вспоминал про меня.

Я понятия не имела каким образом я смогу его обыграть , противник был достойный, игра интересная , и за советом я пошла к Саше. Тот сказал так:
- Ты пытаешься с ним сражаться, как мужчина, а ты не мужчина, ты женщина. Стань женщиной. Он не знает, как сражаться с женщиной, он проиграет.

Я его поняла.

Совещание. Валерий Васильевич с самого начала своей традиционной речи, посвященной недостаткам в моей работе, был как- то растерян, ему как- будто чего- то не хватало, он озирался по сторонам, пытаясь понять откуда этот дискомфорт. Но так ничего и не поняв, сбился с мысли и очень странно выглядел.
- Не ошибается тот, кто ничего не делает, - закрыл тему директор, - Поехали дальше.

Я выиграла. Мы смотрели друг на друга с моим еще недавним противником.
- Как ты это сделала ?- говорил его растерянный взгляд.
- Не скажу, - отвечал мой, наглый. - Но Вам спасибо! Научилась этому благодаря Вам.


***

Следующая игра называлась " Рыцарский турнир". А рыцарям всегда нужен повод, чтобы подняться с места и начать показывать, на что они способны. И повод был найден.

Как и положено даме , у меня был свой рыцарь, мы жили с ним в нашем съемном замке, и были счастливы. Но работала я в окружении других молодых  "рыцарей", которым  втемяшилось в голову, что упадок их бизнеса напрямую связан с ростом нашего, а этот рост, в свою очередь, сильно зависит от моей деловой активности.  И вместо того, чтобы направить всю свою молодую энергию на собственное дело, они принялись мешать мне заниматься нашим.

Я наблюдала их выходки со стороны, дивясь их первобытности. Они утаскивали мои стулья, мешали общению с клиентами, передразнивали и смеялись надо мною, пятаясь вывести меня из себя. Мне было любопытно. Есть ли дно у этого болота?
Конечно приятней сидеть у озера в хорошую погоду, чем у лужи при тумане или моросящем осеннем дожде. Но не приходит же в голову обижаться на погоду. Они были для меня частью природы, так я и старалась их воспринимать.

Турнир же был объявлен в тот день, когда один из первобытных, усевшись на мое место и передразнивая меня, начал кривляться перед нашими клиентами. Прозвучал гонг, и , придя домой, я все рассказала своему рыцарю. Нажаловалась, короче.
Как поведет себя мой рыцарь я не знала, и как проводятся рыцарские турниры тоже. Я честно пыталась вспомнить своего бывшего рыцаря и то, как он сражался за меня. Но в голову ничего не приходило. После недолгих раздумий я пришла к выводу, что именно он то и создавал основные проблемы в моей жизни,  а не избавлял меня от них.
В общем опыта сражения моего рыцаря за меня у меня просто не было! 

Я не то чтобы заняла место на балконе и , закрывши веером лицо, махнула платком, объявляя начало. Нет. Я просто ждала окончания рабочего дня , когда обычно мой рыцарь приходил за мной. Он пришел.
А вот затем я действительно почувствовала себя дамой на балконе. Он говорил странным голосом, голосом , заставляющим слушать и слышать. Его речь разбила противника в пух и прах. Поджав хвосты, сопливые рыцари один за другим покидали арену сражения со словами:
- Sorry, sir!

Это была оглушительная победа.
Мы оба были возбуждены. Он выигранным сражением, я завоеванным для меня статусом  Дамы.
 Я внезапно поняла, что этот статус просто необходимая для любой женщины штука, которая все в жизни ставит с головы на ноги. Причем он не привязан к результату сражения,  он зависит от самого факта сражения. Мужчина, вдохновлённый на поединок и участвующий в нем, уже становится Рыцарем,  а его женщина- Дамой.

Эту важную вещь мы осознали оба.
- Признайся, мы специально устроили все это? Нам нужен был турнир , и мы организовали себе кучку дразнящих меня сопливых рыцарей для его реализации?
- Возможно. - Я таинственно потупила взор, прикрывая лицо виртуальным веером.

***
В перерывах между играми я обдумывала прошедшие партии и , наверное, придумывала себе новые.
И получалось , что игра важна сама по себе , прямо как турнир для рыцаря.
Даже когда я проигрывала по сути, я все- равно получала что- то значимое, иногда для понимания самой себя, иногда для возможности двигаться дальше, а иногда просто новое пальто.
Когда же я выигрывала , я выигрывала , и этим все сказано!

Главное было не бояться и участвовать , получая новый Опыт, для которого и затевалась каждая следующая  игра.

- Ну что? - спрашивали меня сверху, - Готова к новой игре?
- Нееееет! - вопила я, поглубже зарываясь под одеяло.
- Так готовься , начинаем!

И мы начинали.


Рецензии