Крепкий орешек

ПРОИЗВЕДЕНИЕ НЕ ПРОШЛО КОРРЕКТУРУ

Воздух искрился от напряжения, до того момент, как объявят три заветных номера оставалось совсем недолго.  Лиза поправила тщательно зацементированный кокон, над причёской каждой из них порядочно потрудились; локоны, шиньоны, пучки, накладки, челки, хвосты -что-то свое, что-то - с убитого немца… Сосредоточившись, насколько это возможно в условиях всеобщего хаоса,  Лиза постарались припомнить  все, чему ее учили.  Главное – осанка, нужно себя не просто нести, нужно себя пре-под-нести. Грудь - на поднос, пупок пришпилить к хребту, на плечи коромысло – во всяком деле свои премудрости.  И во всем облике…   естественность… не-при-нуж-денность… - ни одна сволочь не должна догадаться, как тебе тяжко… На двенадцатисантиметровых шпильках не то что ходить, стоять врагу не пожелаешь, малейший сквозняк-  сковырнешься. У №14 подгибаются колени –некоторым все еще   наплевать на рекомендации тренера - это только кажется, что «упал, отжался»  их  не касается, загнать себя в 90-60-90  еще не все, спереди все должно быть рельефным, сзади –  упругим, подтянутым. Отвисшие ягодицы еще хуже, чем их отсутствие.


Двадцать восьмая заерзала, поправила колбу платья, носик скривился, глазки расширились, к бабке не ходи - обмоталась липкой лентой. Лиза заметила этот трюк еще перед выходом в бикини - ни одна дельтовидная, ни одно упражнение не поддержит грудь так, как старый добрый скотч. Двадцать восьмая не единственная, прибегающая к данной хитрости.  Кто-то  впереди попшикал мордочку лаком,  по шеренге пробежалась цепная реакция - свежо предание, вчера у Двадцать третьей прямо во время показа вытек глаз. Окропив вместе со всеми лицо, рядом стоящая Мисс Мариуполь закопалась в юбках - воланов было столько, что в них запуталась бы и цыганка, но не Двадцать пятая. Баночка вазелина показалась на свет божий.  Сделав лошадкину улыбку, мисс прошлась по передним зубам. Лиза, спохватившись, навела шороху в собственном тряпичном хозяйстве прежде, чем извлекла свой тюбик.  Вазелин девушкам друг еще больший, чем бриллианты. Губы должны, плавно скользя, разъезжаться - ничто этому не способствует лучше, чем старое доброе средство. Оставляя ошметки на стене, рядом потерлась номер 3. Трешка уже неделю активно облазила. Дура! надо ж было сделать накануне фруктовый пилинг! Воронеж втирала бронзат, но все было тщетно: если от природы кожа цыплячья, не стать ей нежнейшим бархатом. Номер 35 пережарилась в солярии… Все это вселяло уверенность, дарило надежду…


На бедре завибрировал телефон, скорее всего опять домогалась компания, производящее нижнее белье. За последний час звонили трижды, интересовались расстоянием от пупка до бугорка и еще некоторыми уже интимными подробностями. Лиза еще не слишком долго вращалась в индустрии красоты, однако одно уяснила четко: Лучше продать мордочку, чем что-либо другое. Лучше не по частям, а тушкой. И желательно не разбазарить себя по мелочам на рекламу чулок,носок, колгот.


За кулисами наметилось оживление, девушки засуетились, последний выход предполагал нечто феерическое. Сейчас на всех них были самые настоящие платья из ниток и плотной ткани, а не болтающиеся на длинных лесках пластиковые стаканчики. Лиза еще не совсем поняла в каком образе она сейчас предстанет - сверху донизу по всей ней были развешены длинные лоскуты желтой материи. Вот-вот они гуськом выйдут на сцену, будут стоять, улыбаться, стараться не  щуриться от яркого света и ждать кого же из них выберут… Из группы поддержки в зале только Катька. Родители прилипнут к ящику.


Заструилась мелодия.  Лиза и вся шуршащая компания поплыли на сцену и растеклись по стеночке так, чтобы у зрителей и у жюри была возможность рассмотреть все прелести. Ведущий, мужчина искрометный, единым махом отвесил один на всех комплимент, спросил у номера 8 закрывается ли у нее рот, обойдя по кругу номер 3, поинтересовался не надето ли платье задом наперед, подойдя к по полной декольтированной Пятнашке, прикрыл глаза рукой, раздвинул пальцы и продолжил беседу, выглядывая в щелочку. Все это несколько разрядило атмосферу. По залу прокатилась волна одобрения. Девушки слегка оттаяли.


Пока ведущий топил лед, его коллега, приятная брюнетка в элегантном, сшитом именно для нее (а не как в случае с конкурсантками, которых калибровали под уже существующие коллекции) платье приступила к объявлению победительниц.

- Мисс очарование – номер 25,–вырвалось  из динамиков.

 Зал грохнул. Продудели фанфары. Краем глаза Лиза заметила, как одна из их линейки отделилась и поплыла. За Двадцать пятой волочился фиолетовый тяжелый колокол. Фигура клонилась ивой вперед, двигалась 25-ая хоть и поступательно, но прерывисто, так будто бы какой-то солдафон или другой не слишком изысканный мужчина постоянно наступал ей на подол.



Из темени зала за каждым движением следило многоголовое чудище. Забыв об обворожительной улыбке, о том, что ее нужно непрерывно испускать, Лиза мучительно всматривалась в маячащий впереди балахон. Колокол размеренно покачивался из стороны в сторону, покачивался и покачивался…  Лиза, наконец, сообразила, что мисс Очарование была самым обыкновенным Колокольчиком. Собственная юбка снова приковала ее внимание и не давала покоя. Желтые языки струились и наскакивали друг на друга, их было столько, что не счесть, оставалось только диву даваться старанию их пристрочившего. Но что же такое была она сама? Что есть она, Лиза Уткина?


«Дом. Пёс. Огород. Завалившийся набок забор… Одиноко стоящий подсолнух…» - Лиза побледнела и с трудом оторвала глаза от желтых лепестков. «Стоять… подсолнухом… на этом празднике жизни?» - Сменив 25-ую на середину потащилась, -«Лилия»- угадала еще один силуэт Лиза. Рядом с оставленной после Лилии дыркой стояло затянутое в узкое платье нечто. Из-за шеи, продолжая конструкцию, змеею тянулся  темно-зеленый стебель. Над головой, как ядерный гриб, расцветал огромный, мясистый цветок. Лиза аж вздрогнула, узнав Орхидею.


Пока Лиза пыталась найти название всему, что ее окружало, объявили еще несколько победительниц. Мисс Гламур, мисс Восторг,  мисс Каприз гуськом вышли на середину. Каждая получила свой поек: кучку приглашений, карт, сертификатов,  по корзинке банно-прачечных принадлежностей, самых прелестных ждал романтический тур. Девушкам выдавались только их половинки путевки, вторая часть осталась у спонсоров. Выскочившие в победительницы купались в лучах внимания. Мисс Сюрприз перевернула вверх дном корзинку, в поисках интересующей ее коробочки.

На то, чтобы все пришли в себя и снова заняли свои места, ушло некоторое время.

Момент настал кульминационный. Предстояло озвучить три основные номинации. У Лизы холодок пробежал по коже и вдруг опять нестерпимо захотелось получить эту чертову корону. Сразу бы развернулись такие горизонты, открылись такие перспективы, появились бы нужные контакты, а там и нужные контракты… Умом зарабатывают те, кому больше нечем!


-Совсем скоро мы узнаем имя королевы, но прежде будут выбраны ее фрейлины, –  понизив тон, проговорил ведущий, зал затих.


-Номер 45! – выкрикнул мужчина. -Фрейлина королевы, третье место.

 45-ая оказалась той самой дылдой Орхидеей.

Мелкими шажочками, стараясь не развалить конструкцию, Орхидея направилась к ведущему. Увесистый цветок, как маятник, раскачивался из стороны в сторону, но номер 45, кажется, уже разобралась как с ним справиться. Балансируя, не давая грибу себя опрокинуть, девушка почти дошла,  когда подлый цветок  все-таки выкинул фортель -никакая бы сила не удержала Сорок пятую на ногах, если бы ведущий не подхватил её за стебелек. 

Привыкшие ко всякому ведущие переглянулись, на всякий случай поставили 45-ую между собой и объявили имя второй фрейлины.

 -Номер 16, - гордо выпалил ведущий так, как будто бы 16-ая была ему мать, жена или сестра. Все не сводили глаз со сцены, ожидая появления второй фрейлины. 16-ой повезло, ее нарядили всего лишь Незабудкой. Платье Незабудки по сравнению с нарядами других конкурсанток оказалось не таким уж хитро выделанным. Этакая неприметная лесная фея, как пушинка, подлетела к ведущему, повиснув на шее, мило расцеловала, и неожиданно выхватила микрофон:

-Я бы хотела передать привет… маме, папе, Ваньке… брату Ивану, -быстро поправилась Незабудка,- который сейчас служит, -Ваааняя! Привет! - 16ая сильно затрясла рукой.

Ведущему пришлось попотеть прежде, чем снова завладеть микрофоном.

-Всем, всем, всем и бабе Нююю…,- выкрикнула напоследок богатая родственниками Незабудка.

Догадавшись о том, что микрофон ей больше не светит, №16 легкой пушинкой вернулась обратно. На глазах ее блестели слезы и всем стало ясно, что этот момент останется на долгие годы одним из самых ярких и самых незабываемых её впечатлений! Все, только что пережитое, она  будет снова и снова рассказывать маме, папе, брату Ване, тетке из Тамбова, дядьке из Саранска, потом детям, дети- внукам и так далее в глубь веков.

Кульминационный момент медленно, но приближался, королева была где-то совсем близко, скучала среди васильков и лютиков. Ведущий, как и положено, как можно медленнее разворачивал конверт с заветным именем.

-Кто же она, наша королева?... Кто этот прелестный цветок?... Где она?... Ауууу?- затянул ведущий, видимо перепутав  земляничную поляну с цветочной.

Листочек уже было показался на свет софитов, но ведущий игриво спрятал его за спину и теперь расхаживал по малиннику:

– Я-садов-ни-ком …

-Родился, -грохнул зал.

- Не-на-шут-ку-рас-, - хороводил ведущий.

-Сердился, -ухнул зал.

-Все-цветы-мне-на-до…

-Ели, -подхватил зал,

 -Крооооме.. –заговорщицки протянул  ведущий.
 
- Номер 23! В студию! – выпалил мужчина,  забыв о том, что 23-тья присутствовала здесь же на общем газоне, -Аплодисменты ко-ро-лееее-ве!
 
Рядом стоящая Фиалка зло толкнула Лизу в бок:
-Оглохла что ли! Тетеря! Топай…

Лиза, не сразу  поняла, что 23 это собственно ее номер.  Ее выбрали!  Только когда уже сам ведущий разглядел ее по номерочку и потянул к ней руки, Лиза поняла, что счастье есть! 

-А вот и она!-  игриво проговорил ведущий и пошел Лизе на встречу,- Нааашааа королева!!


 -Кто вы, прекрасная королева? –интимно так, как будто бы они были одни в этом огромном зале,  проговорил  ведущий, галантно предложил Лизе руку и повел в центр. Лиза, как на ходулях пошла рядом.
 

-Я Ли лиз.. ета..- заикаясь, начала Лиза.

-Нет! -тут же перебил ее ведущий, возвращая к сценарию, - Вы самый прекрасный, самый нежный, самый чудесный в мире цветок! Вы …-  ведущий несколько отстранился, оглядел желтый наряд, тенью проплыл подсолнух. В глазах Лизы промелькнул испуг.

-Хризантема! –  неожиданно вскрикнула Лиза.


-Ну конечно! Хризантема! -лицо ведущего моментально разгладилось, приобрело прежнее игривое выражение.

-Поприветствуем королеву! -повинуясь ведущему, зал взорвался.

-Корону Хризантеме! –перекрикивая овации, трубил ведущий.

Из-за кулис показались двое. Лица их были обращены к залу. Неровной, подрыгивающей поступью, наскакивая друг на друга и толкаясь, парочка по-крабьи пятилась вбок. В промежутке дергалась подушечка. На мягком ложе покоилась драгоценная корона. Оба персонажа были наряжены в костюмы пажей, ноги затянуты в узкие черное трико, поверх которого были натянуты коротенькие, надутые арбузом штанишки. Когда парочка дотопала до Лизы, под шапками с колокольчиками оказались серьезные мужики. Один смотрел на Лизу плотоядным взглядом и, не смотря на общий шум, успел ей два раза подмигнуть, другой имел страдальческое лицо, ему что-то где-то жало.


Ведущий суетился где-то рядом. Сердце Лизы бешено стучало. Корона покинула мягкое лоно, взмыла над головой, повисела в задумчивости и наконец решила приземлиться. Втиснуться между туго накрученными буклями оказалось не так просто. Ведущий передал микрофон, поднатужился и под общие аплодисменты двумя руками натянул венец на голову.


Не успела корона угнездиться, на сцену колобком выкатился фотокорреспондент, пока  его всем миром ловили,  между ведущими что-то происходило. Девушка чуть не силком оттащила мужчину в сторону, цепко придерживала за лацкан и что-то   втолковывала. При этом брюнетка периодически бросала молнии на Лизу, и снова принималась тыкать облажавшегося щенка в бумажку, трясущуюся у нее в руках. Ведущей покраснел, как рак, и с напряжением тер несуществующие усы. Девушка закончила, ведущий потопал к микрофону.


-Уважаемые господа, -  проговорил он.- Я вынужден принести свои извинения… Королеве Фиалке! Потому что именно она стала сегодня победительницей конкурса!

-Королева фиалка, прошу вас! Номер 19!

Все что происходило с Лизой дальше походило на страшной сон. Фиалка налетела сзади. Содрала корону. Собственноручно водрузила ее себе на голову. Фотограф валялся теперь у её ног.  Рядом топтались двое пажей, один страстно мигал, второй, как и прежде, стеснялся штанишек. Сыпали поздравления. Из глаз брызжили слезы.

Если и бывают моменты, когда жалеешь, что тебя мать на свет родила, несомненно в жизни Лизы случился один из них.

Хризантема попятилась назад. На сцену стали выскакивать люди. Ведущих более никто не слушал.  Лилия, задрав юбки, бегала от мужика в колокольчиках. Фиалку под шумок волокли в уголок. Ромашка барахталась в чьих-то объятьях.  Незабудка не так чтобы шибко отбрыкивалась от председателя жюри. Лиза почувствовала, что и ее кто-то схватил за ногу. Не стесняясь ни камер, ни прессы публика срывала прекрасные цветы. Орхидею за стебель стащили вниз. Присутствующие  родственники-друзья-коллеги конкурсанток пытались защитить своих подруг, жен, детей.

-Оранжерея туды её растуды! - зло шипела Катька, работая локтями.

Пробравшись в общей суматохе на сцену, Катерина отбила подругу от на вид интеллигентного, но цепкого мужчины и потащила ее за собой из царящего вокруг бедлама.  На лестнице перед ними выросли два амбала.

-Вы куда, девушки?

Мужчина фамильярно пошевелил пальчиком один из лепестков на груди Лизы.

-Руки прочь! –тявкнула  Катька и со всей дури хлопнула его по руке пухлой ладошкой,- Не по твою честь!

- А по чью?! – оскалился страж, – Да у меня таких знаешь сколько было?  -железные пальцы растопырились и тут же впились Катькино плечо, - Платье знаешь сколько стоит?!  -даже не глянув на Лизу, проговорил охранник, -За год не отоспит… А с тобой… еще желающего поискать надо… -брезгливо добавил он, оценив неказистую Катерину.

-Находятся, - не растерялась Катерина, наперла грудью так, что молодому человеку пришлось посторониться,- А ну, пшел!

-Где у вас раздевалка? –бросила она ватной Лизе.

В раздевалке никого не было, все еще были на сцене. Катька налетела на Лизу, чуть ли не силком стащила с нее платье.

-Что за дрянь-то на себя нацепила, -пыхтела  Катерина, -Ну-ка влезай в своё,- перебрав кучу тряпья, подруги  нашли Лизины юбку и кофту.

Через кривые закоулки Катерина вывела подругу на улицу.

***

Катька мыкалась в городе не долго, не выдержав и месяца в съёмной  квартире,  отчалила обратно в свои Три сосны, поближе к родителям- огни города для кого-то может и светят, но ее не греют. Из окна тот же лес, только каменный и подсвеченный фонарями, кругом толпа, но ни им до тебя, ни тебе до них. Ни души, хуже, чем в лесу. На работу так и не устроилась, если бы не гуманитарная помощь из дома они б с Лизой с голоду сдохли. Лиза решила задержаться,  Катьке- то понятное дело ловить нечего, а вот у нее все шансы… Одна работенка, другая, третья, но это все временно.  Обе закружились. Тут звонок. Приезжаю. Встречай. Вагон 5-ый.


Катерина приехала ни одна, а с двумя чемоданами, сумкой и маленькой тележкой: картошка, сало, чуть подтаявшие куры и с ними утка- привет от родни. Пока перли чемоданы, Катька сообщила новость -выходит замуж. Лиза чуть не выронила драгоценный натур продукт -«не то, чтобы не рада… удивлена…невзрачная, серенькая Катька, и на тебе... замуж.»  Катька тарахтела о том, какой Он весь из себя расписной, но, главное, мужик с руками. Лиза сгибалась под тяжестью кур. За перроном маячил киоск, возле него и сделали первую передышку. «В пир, и в мир, и в добрые люди», -опустив сумки, чуть не стукнувшись лбом о стекло, прочла Лиза.  На витрине глянцевой мордой к прохожим стоял журнал.  На обложке рядом с пиром и миром Лиза заметила знакомое название- та самая компания, которая обрывала ее телефон, а после конкурса куда-то исчезла… Под ажурными буковками красовалось чье-то худосочное седло.

 «Крепкий орешек»,- Лиза сразу же признала № 17. Компания не прогадала, Семнадцатая особенно гордилась своей попкой. Все у нее было такое сочное, румяное, наливное!

Закончив перекур, подруги потащились к подземному входу.


Рецензии
СКВОСЬ ТЕРНИИ К ЗВЕЗДАМ!
Родная Русь - простор звезд покорив
Дала ты свет и счастье всей вселенной!
Пусть крепнет в среде ратной коллектив
Своею силой верной неизменной!

В стране любимой бьют фонтаны струй
Под тяжестью плодов склонили ветки!
Пошлю любимой страстный поцелуй
Что бы росли в покое, мире детки!

Весь космос бесконечный подо мной
Метеоритов брызги - с треском моросили!
А я хочу отчизна быть с тобой
И жизнь отдать в служении России!

Утер желанной жемчуга слезу
На голове сверкает царская коронка!
Тебе я честь и правду донесу
А после мы родим вдвоем ребенка!

За Родину дрались с отвагой мы
В сраженьях самых страшных не робели!
Отечеству послужим как сыны
Подымимся с планеты-колыбели!

И будет над вселенной флаг сиять
Страны святой - нет в мирозданье краше!
А если надо мы умрем опять
Воспрянет в Православье вера наша!

Олег Рыбаченко   03.05.2017 22:55     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.