Великий сатирик

 

   С годами у каждого из нас ощущается груз памяти, и мы вспоминаем  детство и юность,  первую любовь, свидание  и  первый  неумелый поцелуй… 
   
 Да мало ли  что!  А я  вспоминаю свои студенческие годы на филфаке.  Тогда  любимым предметом  для  меня  была русская литература 19 века.  Прекрасно  вела  этот  предмет Инесса Петровна Федотова!   Опытный педагог,  она умела заинтересовать нас,  студентов. С каким интересом  я  слушала ее лекции!  И,   стараясь не пропустить ни одного  слова,   конспектировала, конспектировала, конспектировала.  А потом читала  взахлеб   произведения классиков русской литературы, учила стихи   и  сдавать экзамены мне было легко.
 
  С  детства у меня была какая-то философская жилка – на уроках в школе   я любила подумать, поразмышлять.  Первой это заметила моя подруга Светка Шахурина   и  после урока литературы  сказала:
-  Да из тебя получится философ!  Ты так отвечала сегодня!
Конечно, я смутилась, покраснела и ответила:
- Ну, что ты выдумываешь?  Какой из меня философ? Просто своё мнение высказала. Вот и всё.
- Не скажи. Ты всегда  отвечаешь  не как другие. Даже споришь с   учителями, а они тебе пятерки ставят…
Замяла  я тогда этот неприятный  для меня разговор и попросила  подругу:
-Ты лучше научи меня танцевать вальс.
И  мы закрылись   в  классе на ключ,  сдвинули парты и стали кружиться в вихре вальса.  Светка отлично танцевала   и быстро научила меня.
   
 Вот  тогда  еще  появилась у меня тяга к литературе, которая не прошла и сейчас,  спустя столько лет. Студенткой   стала   я  читать трудные книги,  познакомилась основательно  с  трудами русских писателей – демократов и полюбила их навсегда.
   
  Имена  Герцена,  Белинского,  Добролюбова,  Писарева,  Некрасова, Чернышевского, Глеба Успенского,  Салтыкова-Щедрина были для меня не пустым звуком.
Тогда их изучали в школе и институте, о них писали монографии, большими тиражами издавали произведения классиков.
 
    Прошли годы. Изменилась политика государства, изменился его строй, и революционные писатели-демократы стали не нужны. Конечно,  совсем их не выбросили  из русской литературы  - слишком большой след оставили эти великие имена, но их стали  очернять, искажать, критиковать, замалчивать и трактовать по- своему…
 
  А  я до сих пор восхищаюсь их произведениями, порой перечитываю. И как же созвучны они моей душе!  А еще на многое открывают глаза и заставляют смотреть  на  современность  по-другому…
   
  Я  устраиваюсь  по - удобнее  на диване, укрываюсь мягким пушистым пледом,  беру в руки заветную  книгу и попадаю в далекое прошлое.   А книга  эта  называется  «Пошехонская старина» и написал ее великий русский  писатель- сатирик Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин. Этой книгой он завершал свой жизненный путь, вспоминал свое детство, которое пришлось на самый разгар крепостного права.  Этой книгой   писатель  вершит  свой суд над крепостным правом  в России…
   
   Родился  Щедрин в селе Спас-Угол Тверской губернии  в 1826 году в старинной дворянской семье.  Мать его   вышла замуж в пятнадцать лет,  и была она младше мужа на целых двадцать пять лет. Будущий писатель был шестым ребенком  у родителей. Он рано потянулся к грамоте,   и первыми учителями мальчика стали крепостной живописец,   священник  и  студент- семинарист.  С  ранних лет  маленький Миша видел отношения господ  и рабов и поначалу считал, что так и надо поступать с  крепостными. Но в девять лет мальчик прочитал Евангелие, и у него вдруг открылись глаза. Он увидел в крепостных не рабов, а людей. И их подневольные мучения стал принимать близко к сердцу.
   
  Однажды мать Ольга Михайловна  повезла  сына  в свое новое поместье,   а  по дороге они заехали к  сестре отца,    и  мальчик  во дворе остановился,  как вкопанный, увидев такую картину:
   
  У конюшни на куче навоза, крепко  привязанная локтями к столбу, стояла девочка лет двенадцати и рвалась во все стороны. Был уже час дня, солнце так и обливало несчастную своими лучами. Рои мух поднимались из навозной жижи,  вились над  головой девочки и облепляли ее воспалённое, залитое слезами и слюною лицо,  местами на котором уже образовались   небольшие раны,   и   сочилась сукровица. Девочка терзалась, а тут же  в двух шагах от неё, преспокойно разговаривали два старика.
 
 Сердце  мальчика  не выдержало.  Он потихоньку подкрался к столбу и протянул руки, чтобы развязать веревки. Но не  тут-то было! Сзади раздался старческий голос:
- Не суйся не в своё дело, пащенок!  И тебя к столбу тетенька привяжет!
    И надо сказать, что подобных случаев  в  книге «Пошехонская  старина» Щедрин описывает немало. Дикий произвол царил в помещичьих усадьбах. Так  у помещиков Затрапезных  в описываемой книге дворовым  людям запрещали жениться.
 
   И нередко   измученные крепостные, особенно безответные девушки, кончали жизнь самоубийством. Так случилось и  с несчастной дворовой девушкой Матренкой, которая согрешив невольно с  шорником Ермолаем,   забеременела  и  долго скрывала свою беременность,  боясь расправы. А когда  всё выяснилось, наступила страшная развязка.
 
    В темную ночь, когда на улице бушевала вьюга, а в девичьей все улеглись по местам, восемнадцатилетняя  Матренка  в  одной рубашке босиком вышла на крыльцо  и села. Снег  хлестал ей в лицо, стужа пронизывала всё тело. Но она не шевелилась и бесстрашно глядела в глаза  развязке, которую сама придумала,  боясь гнева барыни. Смерть приходила не  вдруг,  и процесс её был мучителен. Скорее это был сон,  который до тех пор убаюкивал виноватую, пока сердце её не остановилось…
Утром  на  крыльце нашли окоченевший  Матренкин труп. Похоронили виноватую на сельском кладбище, по христианскому обряду, не доводя до полиции и приписав её смерть простому случаю…
   
  В « Пошехонской старине»  писатель блестяще рисует картины   крепостной  России, где  в этом семейном гнезде  помещиков Затрапезных совершалась жестокая эксплуатация крестьян. Особенно трогает судьба  Мавруши –новоторки,   которая будучи вольной мещанкой,   полюбила на свою беду крепостного живописца Павла Соколова. С согласия барыни Павел женился на Мавруше, но вскоре помещица поселила  молодых  в  каморке и заставила Маврушу  работать.       
   Затосковала по воле, ставшая крепостной,  и заболела  Мавруша,  стала отказываться от работы, чем вызвала ярость помещицы. Маврушу высекли прямо в  девичьей. Не выдержала мучений молодая женщина и повесилась. Но даже после смерти жестокая барыня не могла похоронить несчастную по  – человечески, а приказала завернуть тело Мавруши в рваную рогожу и утопить в болоте…
   
 В главе « Сатир-скиталец» Щедрин рассказывает о горькой судьбе крепостного Сатира, который хочет служить Богу, а не господам. Он несколько раз уходит из имения помещиков  и подолгу скитается по России, испытывая лишения и  собирая деньги на колокол для  церкви села  Малиновец. Возвращается он, когда нужная сумма уже собрана – более  тысячи рублей.  Но  молодой человек возвращается  тяжелобольной. Он поселяется в сырой холодной коморке, кашель надрывает его грудь,  а  господа совершенно равнодушны к его судьбе. В полном одиночестве, словно в тюрьме,   Сатир уходит из жизни во сне, но  заканчивая свой земной путь, он верит, что душа его попадет в рай к ангелам…
 
     Но вот в моих руках другая книга – вершина творчества Щедрина – роман 
 "Господа Головлевы»,  в  котором  писатель талантливо показал вырождение дворянского рода.   И главный герой романа Порфирий Головлев, которого недаром  в   семье называют Иудушкой- кровопивцем.  Даже  мать – сильная и властная барыня Арина Петровна  в конце своей жизни горестно восклицает:   «Для кого же я ночей недосыпала, кусок недоедала, копила, старалась? Для кого?»   И  во время семейной сцены Порфирия с сыном  Петенькой, когда он получает на мольбы к отцу о помощи решительный   отказ,  Арина Петровна проклинает Иудушку и вскоре умирает.
 
   А  Иудушка   -  внешне   благочестивый человек,  постоянно подолгу  рассуждает  о Боге и любви к ближним, а на деле он  не только  обобрал и выжил  из дома родную мать, но и   лишил наследства сирот  - племянниц,  брата Степана, своих  сыновей – и  всем  принес   горе.  Один за другим по его вине уходят  в мир иной близкие  Порфирию люди.
 
  Писатель беспощадно  показывает нравственную  убогость и двуличие  этого богатого барина. Даже своего новорожденного сына, прижитого от дворовой  «крали» Евпраксеюшки,  он   отнимает у  молодой матери.  В лютую  стужу   Иудушка   приказывает  отвезти  ребенка    в   воспитательный дом  в  холодном,   покрытом рогожей возке…
 
   Такова истинная мораль Порфирия Головлева.  На глазах читателя происходит   вырождение  души главного героя.   И только  в конце романа  в  нём  просыпаются какие –то  проблески совести. Иудушка   понял,  что жил не так, что это благодаря его жадности, скопидомству и бессердечию произошли все  смерти   в  большом  головлевском  доме.
 - Надо меня простить,  -  говорит он племяннице Анниньке,  -  за всех…
И за себя… и за тех, которых уже нет…
  - Что такое? что  такое сделалось?!  – растерянно восклицал он, озираясь кругом,   -   где…  все?
« Надо на могилку к покойнице маменьке проститься сходить …» - случайно мелькнули  в его голове слова.
 
   Наконец,  он не выдержал, встал с постели и надел халат. На дворе выл ветер,   и крутилась мартовская мокрая метелица, посылая в  глаза целые ливни талого снега. Но Порфирий  Владимирыч   шел по дороге, шагая по лужам, не чувствуя ни снега,  ни ветра и только инстинктивно запахивая полы халата.
На другой день в  нескольких шагах  от дороги был найден  закоченевший труп  головлёвского барина…
 
    Так заканчивается бесполезная  жизнь богатейшего барина во всей округе,   а   образ  Иудушки Головлёва стал нарицательным.
   
 За свою творческую жизнь Салтыков- Щедрин  написал   большое количество  талантливых сатирических  произведений,   а  еще много лет  редактировал передовые журналы,  которые будили   общественную мысль  -   сначала  журнал «Современник» вместе  с великим русским поэтом  Некрасовым   после смерти Добролюбова  и,  когда был посажен в Петропавловскую крепость Чернышевский.    А с 1868 года  по 1884 год    -  «Отечественные записки»  и  показал себя блестящим публицистом.

  Но   особенно  ярко   сатирический талант, на мой взгляд,  раскрылся в сказках Щедрина.  Всего он написал их 32, и большую часть из них – 29 в последние годы жизни. И настолько полюбились эти сказки думающим людям, что если бы Щедрин написал только их,  и то  бы  прославил навсегда своё имя.
    В  условиях разгула реакции  России  80 – х  годов, когда  свирепствовала цензура,  он был вынужден  писать  иносказательно,   особым  эзоповым  языком.  Как  легендарный  древнегреческий   баснописец  – раб  Эзоп,   который  говорил  обиняком, чтобы не получить наказание от своего господина. Эзопов язык охранял произведения Щедрина от цензуры.
 
    В  этих  странных   сказках  великий сатирик   впервые применил зоологические маски -    вместо  людей персонажами   становились животные.  Причем  хищные звери изображали крупных чиновников, помещиков, вельмож.  Это придавало сказкам большую силу.
Достаточно вспомнить одни их говорящие  названия  -   «Как  один мужик  двух генералов прокормил», «Карась-идеалист»,  « Премудрый пескарь», «Либерал»,  « Медведь на воеводстве», «Дикий помещик», «Орел-меценат» и другие. 
 
    В  сказке  « Коняга»  Щедрин   изобразил  русского мужика- труженика,  замученного  каторжной работой.  Он  кормилец  и  символ крестьянской России.   Вот как  иносказательно  описывает  его  великий сатирик:   « Коняга  – обыкновенный мужичий живот,  замученный, побитый, узкогрудый, с  выпяченными ребрами и  разбитыми ногами.   Коняга  лежит при дороге и тяжко дремлет. Немного  на  такой  животине   наработаешь,  а работать надо . День-деньской   Коняга  из хомута не выходит. А силы Коняге  набраться неоткуда…
 
    Худое  Конягино  житьё. Хорошо еще, что мужик попался добрый и даром его не калечит. Выедут оба с сохой в поле:  «Ну, милый, упирайся!» -  услышит  Коняга  знакомый окрик и понимает.  Всем своим жалким остовом вытянется, передними ногами упирается, задними – забирает,  морду   к груди пригнет.

 « Ну, каторжный, вывози!» 
 
 За сохой  сам мужичок грудью напирает, руками, словно клещами,  в соху вцепился, ногами в комьях земли грузнет,  глазами следит, как бы соха не слукавила, огреха бы не дала. Пройдут борозду из  конца в конец –  и оба дрожат: вот она, смерть,  пришла! Обоим смерть – и  Коняге,   и мужику;  каждый день смерть.
 
      Нет конца работе! Работой исчерпывается весь смысл существования Коняги -  для неё он  и рожден.   И из века в  век цепенеет над ним  грозная, неподвижная громада   полей, словно силу  сказочную в плену у  себя сторожит.  Кто освободит эту силу из плена? Кто вызовет её на свет? Двум существам выпала на долю эта задача:  мужику да  Коняге.
 
  В короткие минуты  отдыха  лежит  Коняга  на  самом солнечном припёке.  Дремлет ли  Коняга,  или помирает  – нельзя угадать, а мимо него пустоплясы проходят.  И начинают спорить   господа Пустоплясы,    у которых  жизнь легка  и  приятна,  отчего Конягу ничем донять нельзя.  Один говорит одно, другой  - другое, а третий – третью причину называет.   А четвертый  Пустопляс добавляет:
 
   - Ах, господа, господа! Все-то вы пальцем в небо попадаете! Совсем не от того  нельзя  Конягу донять, чтобы  в  нём  особенная причина засела,  а от того, что он спокон веку к  своей юдоли привычен.   Теперича  хоть  целое  дерево  об  него  обломай, а он всё жив. Вон он лежит – кажется, и духу-то в нем нисколько  не осталось,  - а взбодри его хорошенько кнутом, он и  опять ногами вывертывать пошел…
 
  Вот так размышляет над  долей русского крестьянина  писатель – гуманист. И все его симпатии были на стороне народа. Весь свой  огромный  сатирический  талант  отдал Михаил Евграфович  во имя освобождения народа от помещичьей кабалы, с  горестью признавая, что реформа 1861  мало что дала крестьянам. Она не решила самого главного –  земельного вопроса,  не дала земли,    о которой столько веков мечтал русский мужик. По своим взглядам он близко стоял к социалистам…
 
     Можно много и долго говорить о великих произведениях сатирика. Это   и   
 "Губернские очерки», которые переиздавались много раз еще при жизни писателя,   и   сатирический роман   «История одного города», написанный   в 1870 году,   где жители   старо -   и новоглуповцы   безропотно подчиняются   своим правителям   и терпят все притеснения.    А   бунтуют  они   только в самых крайних случаях – когда вокруг происходит повальная гибель людей от голода  и пожаров.  Двадцать два правителя  правят  глуповцами,  сменяя  друг  друга,   а   в городе –  засуха, пожары, голод и смерти…
   
     И каждый правитель  запомнился  чем-нибудь  жителям.  Особенно отличился  Брудастый, в голове  которого был устроен органчик, и он потрясал всех  двумя возгласами: « Разорю!» и  «Не потерплю!» Погубил же весь город  Угрюм- Бурчеев, воплотив бредовую идею о переселении.

И  вспомнились  мне  стихи  Пушкина:
О  муза  пламенной сатиры!
Приди на мой призывный клич!
Не нужно мне гремящей лиры,
Вручи мне Ювеналов  бич!
    
    Вот  таким  Ювеналовым по   бичом  ( по имени знаменитого поэта –сатирика древнего Рима)  хлестал Салтыков – Щедрин пороки в своем Отечестве,  мечтая  об освобождении  народа  от помещичьего и   чиновничьего произвола.  Обличая  правителей города  Глупова,   Щедрин  талантливо  использует все виды сатиры – иронию,  гротеск, иносказание   и эзопов язык.
 
  Еще  в  начале литературного поприща,   писателю    довелось  служить  несколько лет   вице- губернатором   в Рязанской    и   Тверской губерниях.   И подкупить Щедрина   взяткой было невозможно!  И  сколько крестьян он буквально спас от тюрьмы и произвола!   А до этого за свои свободолюбивые взгляды в творчестве   молодому писателю  пришлось поплатиться ссылкой в  Вятку, где он пробыл  восемь  лет и познакомился  с будущей женой – дочерью губернатора Лизой,  которая стала его единственной спутницей жизни до самого конца...
 
   Закрытие царской цензурой  журнала «Отечественные записки» в  1884 году явилось для писателя тяжелым ударом. Вскоре он простудился  и  мучительно страдал от ревматизма,  но до последних дней работал за письменным столом в своем кабинете и даже начал писать новую книгу. Не выдержало сердце,  и великого сатирика не стало  28 апреля по старому стилю  1889 года. Перед смертью он просил похоронить его на   Волковом кладбище Петербурга рядом с Тургеневым,  которого очень любил и с  которым они дружили. Это желание Щедрина было исполнено. На похоронах  было несколько тысяч людей и среди них много студентов.
 
    И подводя итоги своего очерка, перечитывая произведения великого сатирика, думаю: «Как  же они современны!»  Они  не потеряли своего значения, а наоборот  -   актуальны из-за громадного размера коррупции  и  других служебных  злоупотреблений  чиновников нашего времени…

  И хочется сказать  - читайте и перечитывайте произведения  Михаила Евграфовича Салтыкова –Щедрина.   В них столько остроты, мудрости, любви к народу и  философского  смысла!


Рецензии
Согласна с вами, Татьяна! Классика не устаревает. Долготерпение и привычка к бедности идёт еще с тех времён. Так же как и хамство и цинизм людей от власти. Очень интересно написали, прочитала с интересом. Спасибо.

Татьяна Азарова Плесовских   12.11.2017 09:50     Заявить о нарушении
На это произведение написано 25 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.