Т. Эдисон против А. Гастева

Отрывок из "Слюни Искариота или абдукции сине-белого воротничка"



           Многочисленные армии ненужных специалистов исправно трудились в грязи замерзающих полей и тёплых, от продуктов гниения содержимого, овощных базах.

          О своей личной ненужности я узнал в 1969 году, будучи инженером по научной организации труда на «Заводе бурового оборудования», от рабочего электрика.

          В тот знаменательный день, в ожидании автобуса, собирающего специалистов по подъёму сельского хозяйства в подшефных колхозах, я стоял в кругу членов оппозиционной леворадикальной, по тем временам, партии «Любителей пива».

          По русской мужской традиции сразу же, после первой кружки, на передний план выступила тема-«О работе». Импровизированную стойку бара исполнял, расположенный в центре круга, ящик из под селёдки, заставленный полупустыми кружками. Пока ещё минимальное содержание алкогольных промилей в крови, не давало повода говорить всем одновременно. На правах собутыльника, единственного, имеющего в названии своей должности не всем знакомые выражения, я получил право на несколько минут неперебиваемой  речи.

          Не избалованный лекторскими атрибутами (типа: трибуны, слайды, лазерные указки и др.), облокотившись левым плечом на угол обратной стороны пивного ларька, с ополовиненной кружкой в правой руке, упираясь задумчивым невидящим взором на скудно сервированный приземистый покосившийся стол, усыпанный рыбной чешуёй между теснящимися пивными кружками, я, солидно - снисходительно медитировал непосвящённую аудиторию.

          Начитавшись на досуге об антисоциальной сути абсентеизма (ситуация, когда при установленной стандартной продолжительности рабочего времени работник стремится его уменьшить и уклониться от работы), философствуя вслух об извечном стремлении человечества «сачкануть от работы», я был нетактично прерван, уже одолевшим вторую кружку, и по этому раскрепощённым слушателем, с пэтэушным электротехническим образованием.

          Слегка прищурив глаз, выплюнув для улучшения дикции, обглоданное пёрышко воблы,  этот южно-уральский Т.Эдисон довольно внятно произнёс:

         - Мой несостоявшийся Лёня Фейхтвангер! Я не знаю, что тот думал в своём труде «Москва 1937» по поводу нужности НОТ в сельском хозяйстве в предвоенный период, однако точно знаю мнение нашего директора завода, по злободневному вопросу -   «Целесообразность внедрения НОТ в промышленности во время уборочной кампании».
   
         Созерцая твою философскую натуру, в ожидании автобуса направляющегося в сельскохозяйственные периферии области, нетрудно проследить ход мыслей практичного руководителя нашего заводского коллектива. Если уж, думал он (директор), даже Алексей Капитонович, упоминаемый Вами, товарищ А.К.Гастев, директор Центрального Института Труда в 1937 году, родоначальник НОТ, революционер и поэт, со всем своим научным коллективом, не смог сломать ненаучную организацию труда в стране, иногда даже в стихах (по видимому от тоски) излагая некоторые научные истины, то уж от этого любителя тёплого, щедро разбавленного водой, пива, вся польза, так это, сохранение для завода (во время уборочных кампаний) в непосредственной близости от своего рабочего места, хоть одной физической единицы человека труда, кружку пива которого ты только - что по ошибке выпил.

 И вообще, твой автобус уже подошёл, не опоздай!


Рецензии