Поэма о ноже

      С самого раннего утра Ирина хлопотала на кухне – накануне вечером муж Николай сказал, что хочет борща. Включила негромко радио, поставила на тихий огонь кастрюлю с бульоном и занялась овощами. Все, как он любит – морковь потерла, капусту мелко нарезала, свеклу -  кубиками, картошку -  полосками, помидоры протерла. Подготовленные овощи разложила по мисочкам и накрыла пищевой пленкой. Под ногами постоянно крутилась собака, напоминая, что уже давно пора на прогулку. «Сейчас, сейчас, Малыш, подожди  немного», - шептала Ира. Вспомнила, что забыла купить сметану. Решила совместить прогулку с заходом в магазин, который находился в соседнем доме. «И погуляем, и в магазин зайдем – сметанку папе купим!»,  - радостно сообщила  собаке, одевая ошейник. Вернувшись через 15 минут, накормила Малыша и принялась колдовать над борщом.
        К обеду проснулся Николай, сладко потягиваясь и зевая, вышел из комнаты. «Пахнет вкусно-о-о! - протянул, войдя в кухню. – Борщик?»  - улыбнулся.
 - Да, у меня все готово, -  с гордостью ответила Ирина. – С добрым утром!
 - А почему сметана 15-типроцентная? - увидев на столе банку, спросил Николай, резко сменив тон и недовольно глядя на жену.– Это же вода! Ее есть невозможно!
 - В ближайшем магазине была только такая. Мы с Малышом ходили. Ну, ты побольше положишь и нормально будет, - начала оправдываться Ира.
 - Нет уж, я сейчас сам схожу – в другой магазин, там всегда есть 25 и 30 процентов.
    Николай быстро оделся и вышел.

    Прошло минут сорок, и по расчетам Ирины муж уже давно должен был вернуться. «Теперь будет недоволен, что борщ остыл», - подумала.
     Хлопнула входная дверь.
- Купил? - спросила Ира весело, выходя навстречу мужу.
     Николай быстро прошел на кухню, поставил банку 30-типроцентной сметаны на стол.
 - Ну, все, давай обедать,- засуетилась Ирина.
 - Погоди! Посмотри, что я нашел! – Муж достал из кармана куртки небольшой газетный сверток.
– Представляешь, проходил мимо мусорки, - начал он загадочным тоном, одновременно разворачивая газету, - смотрю – блестит что-то. Наклонился, вижу – нож. Да какой! – он протянул руку, демонстрируя жене то, что когда-то было ножом.
 - Но он же сломан… Это только малая часть ножа! – робко заметила Ира.
 - А ты посмотри, какая ручка! – произнес Николай с восхищением. – Какая форма, какой цвет! Ты потрогай, подержи в руке! – продолжал он, подходя к жене. – Как удобно держать – выемки под пальцы, и поверхность такая приятная, и в руке не скользит! - все больше распалялся Николай.
 - Он же с помойки! – поморщилась Ирина.
 - Я его протер газетой – хорошо, что в почтовый ящик заглянул перед выходом. Да и лежал он на чистом месте, рядом с баком, - отмахнулся муж, продолжая разглядывать нож.
      Ирина тем временем поставила на стол тарелки, соль, перец, нарезала хлеб, открыла банку со сметаной.
      Николай, не обращая ни на что внимания, то подносил «добычу» ближе к лицу, чтобы лучше рассмотреть, то отодвигал от себя, поворачивая нож то одной стороной, то другой.
 - Мой руки и садись. Остынет совсем твой борщ, - стараясь не подавать виду, что раздражена, сказала Ирина.
 - Да подожди ты со своим борщом!.. Нет, ну, это просто шедевр дизайна! Интересно, какой длины лезвие у него было? Верхняя часть прямая, а нижняя – с пилкой – на скос идет. То есть, он должен иметь форму треугольника. А пилка-то какая! Ты посмотри, какие волны – достаточно крупные, но не глубокие. Интересно, что он лучше режет – хлеб, или сыр там, колбасу, или овощи?
 - Резал, - пробурчала Ирина.
 - Что?
 - Раньше резал. А сейчас уже ничего не нарежет.
 - Но ведь резал! Представляю, как его владелец был доволен! И где только нашел такой?
 - Уж точно, не на мусорке.
    Николай пропустил мимо ушей Ирину реплику и продолжал:
 - И все-таки меня очень интересует, какой длины он был… Кстати, можно определить! – он быстро вышел из кухни вернулся с листком бумаги, ручкой и линейкой. Приложил нож к бумаге и обвел ручкой по контуру. По линейке продлил обе линии до их пересечения.
 - Вот! Смотри! Получается, что нож был 17 сантиметров. Как думаешь, что им резали?
 - Всё! – довольно резко ответила Ирина. – Мы обедать будем?
 - Конечно. Наливай!
      Ирина разлила борщ, который успела уже два раза подогреть,  по тарелкам, насыпала зелень, намазала белый хлеб сливочным  маслом. Села за стол.
     Муж продолжал вертеть в руках нож, словно пытаясь увидеть то, чего нет, или представить всю его историю.
 - Странно, что на лезвии нет никакого клейма. Я был уверен, что это Zolingen. Сталь такая… необычная… Может быть, он самодельный?.. Хотя вряд ли, - рассуждал Николай. – Материал у ручки фирменный, я это чувствую. Вряд ли в домашних условиях можно такой изготовить...
     Ирина доела борщ, вымыла свою тарелку, убрала в холодильник сметану и вышла из кухни.
 - А как ты думаешь – ведь лезвие очень прочное! – почему он сломался? – спросил Николай, не заметив сразу отсутствия жены.
 - Какая-нибудь разгневанная тетка ткнула им в твердый лоб своего мужа, - тихо сказала Ирина.
 - Ир, ну, ты куда ушла? – услышала она через несколько минут. -  Обедать-то будем?
 

 


Рецензии
Спасибо, понравилось. Я думаю, это высший пилотаж, когда читатели в произведении видят разное. Кто-то мужчину-ребёнка или поэта, а кто-то деспота. Ведь нож очень острый символ. Мне, как человеку робкому, было бы неуютно с таким мужем. И героиня ему боится не угодить.

Анна Сивак   19.05.2017 15:21     Заявить о нарушении
Анна, тут никакого страха не может быть -просто надо иметь терпение))) А про символ Вы хорошо сказали, мне и в голову не пришло))Спасибо за оценку. Удачи!

Надежда Лезина   20.05.2017 09:55   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.