Степь

                                   С  Т  Е  П  Ь.


  Что же такое – степь наша российская? Пустыня с травою летом и сугробами зимой? Нивы  бескрайние, уходящие за горизонт? Нежить дикая и пугающая своей неоглядностью и неодолимостью  усталого путника?

 Степь глухая, правда глухая, потому, что нет обо что удариться звуку, что бы лететь подальше, и глохнет он через сотню шагов. Вся-то она на виду во все стороны, не на чем зацепиться глазу в этой пустоте…

 Люди, привычные к лесам, не поймут степняка. «В лесу за каждым деревом новое, интересное, а здесь?»
 А здесь тоже столько своего, необычного и для других мест небывалого.

Вот в лютый февральский мороз, размалинив полнеба, восходит солнце. Не увидишь самое начало, неспешно выплывет из приземной мглы огромный полукруг. Оглянись назад – вся степь в розовеющей дымке, лишь по западу, куда ушла ночь, засинеет темно, пряча границу снегов и неба.

 В полдень, набирающее силу солнце, зажжёт снега яркостью своей. Бывает непросто глазам выдержать этот свет, и на щеках, за зиму отбеленных, зацепиться первый предвесенний загар; да приметишь, как на пригреве, чуть поник край сугроба, и висит, сверкая, талая капелька.

Набирает солнце силу, тревожит снега, они противятся, прячут натаявшую воду под собой, у земли, а земля тоже холод перебарывает теплом своим, и однажды тронутся нерастаявшие снега островками в весеннем водополье, исчезая незаметно. Кажется, вся степь отправилась в путь к далёким поймам рек.

День-другой... донесёт тёплый ветерок настой оттаивающей земли, подсыхающих прошлогодних трав, а там и первой зелени идущих к солнцу новых ростков. Затопчутся по проталинам лётчики-перелётчики, аспидно-чёрные грачи.

А в весеннем небе невидимые певцы-жаворонки волнами перекатываются над степью, спеша к своим далёким и близким гнёздам на первых, свободных от вод, островках. Пошаришь взглядом от края и до края необъятного неба, обязательно увидишь клин или длинные изломанные цепочки перелетающих на севера птичьих стай.

Недолго земля вволю пьёт воду. Иссякнут ручьи, затихнут овраги и начнётся буйство трав. Раскроют в удивлении навстречу солнцу свои бутоны тюльпаны - разноцвет во всю ширь, куда достанет взгляд. Всё реже, но бывает, встретишь синь-цветок степей - сон траву. Непонятно как узнают о будущих дождях и взойдут и зацветут редкие маки и степная мальва. А сухую весну они пропустят,ожидая своего года.

Трава, что ушла в зиму зеленея, уже зацветает; недолог её век, и с первой жарою осыплет семена и исчезнет, уступив место другим травам. И увидишь старых друзей, трав, которые в страшные годы всеобщей голодухи помогли выжить военной пацанве. Вспомнишь и тяжело вздохнёшь.

В своё время задышит степь ароматом цветущих трав, особенно густым на восходе и закате. Немеряны просторы, и набирают они и смешивают запахи, и доносит до нас несравнимой красоты букет из дикой, первородной степи.

 Загуляют над просторами летние грозы: малые и с короткими дождями, и ливни с бурями и градобоем. Грозовые тучи  видны издалека. Прикинешь направление, и точно узнаешь, прихватит тебя или только ветром обдует. 

 Отцветут, чередуясь, и отпылят травы, а там и птиц меньше, и солнышко всё ниже. Нагрянут дожди, и непроходимы станут степные дороги. Снова затопчутся по обочинам притомившиеся грачи, отдыхая перед новым перелётом подальше от остывающей и скудеющей степи.

 Остывает земля, в леденящем предзимье закуют её первые морозы. Ждёт степь снега, ждёт; поседеет от тронутых инеем трав, низкое солнце уже не силах растопить его. А в усиливающихся на закате морозах неземными красками заалеет четверть неба от уходящего за горизонт очередного дня.

Всему свой черёд. Встанешь однажды утром, от окна свет необычный – снег на улице, а значит, степь дождалась отдыха и тёплого одеяла.

Неспешно покатится долгая зима. Забушует и завихрит на просторах буранами, лихими степными метелями, настроит из сугробов барханы и снежные крепи, разрисует их следами заячьими да лисьими. Глядя на это, подумаешь - да разве их какая сила одолеет? Но придут февральские ясные деньки и появится на краешке сугроба блестящая капелька скорого водополья. Живёт степь…

Хорошо в лесах, интересно смотреть на горные вершины, но отдыхает глаз на бескрае степи, от вида открытого и земли, и неба. В любую сторону смотри и везде своя, неповторимая картина, написанная солнцем, облаками и тем, на что богата и на что отзовётся душа твоя.

Где ни встану в степи, кажется - стою в самой её середине и хочется что-то услышать от неё. И иногда, при осенних ветрах, тихонько поёт  о своём в сухих полынных зарослях. Как много она видела, степь наша. Краса и богатство. Радость души.


Рецензии
Валерий, почитал твою степь и сделал вывод: писал не авиатехник, а профессиональный ботаник, а по совместительству - поэт, хотя в рассказе нет ни одной стихотворной строчки. Но рассказ воспринимается как поэзия. Наша ставропольская степь пересеченная, здесь и косогоры, и долины и равнинные участки, и леса вдоль речек. Весной и тюльпаны цветут, и лохмачи, так называют пион узколистый, и пряный чабрец, а летом полынь и коваль. Но все это я описал в стихе "Ставропольские степи". Я здесь приведу только первую строфу, остальное, надеюсь прочтете сами.
Ставропольские степи не слишком равнинные,
Здесь не скажешь, что местность похожа на стол
И изрезаны всюду речными долинами,
Хоть и в речку войдешь – не замочишь подол.

Иван Наумов   30.05.2018 18:56     Заявить о нарушении
Спасибо, Иван! В строфе-то напев, что ли, ритм необычный и интересный. А место моё рабочее на краю степи, и много лет и зим на глазах. Вот про полынь упустил, а она ведь царь-трава нашей степи, и видов её не перечислить. А перекати-поле? Ветренной осенью скачут наперегонки здоровенные шары... Ладно, а то по нову... Здоровья, Иван, и благополучия!

Валерий Слюньков   30.05.2018 21:39   Заявить о нарушении
На это произведение написано 28 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.