Чеканка с девичьим профилем

Когда человеку далеко за восемьдесят, его нутро начинает вырабатывать возрастную устойчивость к утратам, стрессам, проблемам. Наверное, это и есть мудрость житейская, позволяющая спокойно взвесить ситуацию, оценить ее сложность и выбрать оптимальный вариант разрешения. В старости чувственные передряги уже не под силу. Израненное длинной жизнью сердце, умело отфильтровывает чрезмерные эмоции и отправляет их в слив. Оно, оберегая хозяина, даже уход близких начинает воспринимать как неизбежность, как закономерность, как логичное завершение жизни.

Прямая, как палка, седая старуха, первой бросила ком липкой глины в могилу. Первой, по праву жены умершего. Первой, по праву уважаемого возраста. Первой, потому что надо научить правнуков правильно бросить землю на ее домовину, когда придет пора.

Комья глины, падая на крышку гроба, с глухим стуком разбивались на мелкие осколки и царапали память. А старческая память услужлива, она оберегает мельчайшие детали прошлого, бесцеремонно вымарывая недавние события. Именно это своеобразное обезболивание оберегает старое сердце от сиюминутных эмоциональных нападок, обеспечивая тихое и ровное существование.

Сухими глазами вдова смотрела на портрет мужа, который останется после панихиды на погребальном холмике. Седой, пополневший, с расплывшимися чертами лица, муж даже отдаленно не напоминал черноволосого Че Гевару. Того самого кубинского парня, схожесть с которым обожгла и околдовала ее в юности. Броская внешность, смоляная грива в крупный завиток, темные глаза, сулившие бесконечные счастье и радость, лишили ее благоразумия. Под аккомпанемент его шестиструнки, девичья капитуляция была мгновенной и безоговорочной. Наполненное ликованием девичье сердечко было отдано на откуп любви, до краев заполненной льющейся негой из карих глаз русского прообраза товарища Че.      

Семья ее благополучно сложилась, укрепившись рождением двух сыновей. Смыслом жизни стала нежно любимая мужская троица. Ее вселенная была ограничена периметром их жизненного пространства и, забывая о себе, она разрывалась на части между работой, мужчинами, заботами по дому.  До сих пор старая женщина не могла взять в толк, как тяжеленные жернова житейских проблем не перетерли ее в пыль. Наверное, святая любовь к кареглазому красавцу, оглушившая ее в юности, придавала силы, сохраняла устойчивость и желание угодить, обласкать, защитить, обогреть. Она была нянькой своего мужчины, любящей сестрой, его матерью, прощающей все великовозрастные капризы. Она жила, радуясь возможности ежедневно видеть его, прислушиваться к его дыханию, предупреждать его желания. Ее любовь была  верной рабыней в его независимой республике эгоизма, а свод правил его государства был суров. От семейного окружения он великодушно принимал внимание, заботу и комфорт, но строго дозировал и бережно экономил собственное душевное тепло и сердечность. Накопленную страсть муж выплескивал в творчество. Творчество сдувало с мужа налет равнодушия, высекало живительную силу, обнажало мятежное нутро. На металле, под его талантливыми чеканами, оживал табун лошадей, гарцующий по широкой степи; ловкие дельфины изящно вальсировали в толще морских глубин; купол строгой часовенки даже в ненастье отливал золотом; утомленный Дон Кихот в рыцарском облачении смотрел вдаль, щурясь от солнца. Этот уставший рыцарь больше всего нравился женщине. Он был удивительно похож на кубинского парня из юности, распалившего девичье сердечко неугасимым светочем.

А муж, ни с того, ни с сего вдруг замкнулся в себе. Его яркая внешность слегка поблекла. Он смотрел на нее не видя, слушал не слыша, подолгу стоял у окна, оцепенело всматриваясь в ночную темень. А потом он исчез, как улыбка с лица, как лодочный след на водной глади, как аромат духов в древесной чистоте леса.

Исчез, отравив отчаянием надежду на возвращение.
Исчез, очернив сомнением веру в мужскую преданность.
Исчез, окрасив ее принудительное одиночество в серые оттенки беспроглядной тоски.
Исчез, сняв со стены чеканку с уставшим Дон Кихотом.

После исчезновения чеканки, в простенке комнаты оголился яркий квадрат обоев. Яркий цветочный коврик смотрелся на старых, выгоревших от времени обоях, убогим бельмом. Этот квадрат болезненно выпячивал наружу распад многолетнего союза. Он бесцеремонно утверждал новый статус немолодой уже женщины - унизительный статус брошенки. Обнаженный квадрат простенка прожигал оскорбленное сердце женщины, резал глаза соленой слезой, плавил надежду на спокойную старость, рушил привычные устои, замедляя ход житейских жерновов.

- « -

Тихий, вкрадчивый, с двумя интервалами стук в дверь не испугал старую женщину. Она помнила этот осторожный, прерывистый сигнал. Не спрашивая, откинула щеколду. В свете луны стоял муж, сутулый, морщинистый, усохший в объеме. Женщина молча впустила престарелого гостя в дом. В сенях пришлось его поддержать. Из ослабших рук пошатнувшегося мужа выпал сверток, весомо ударив по половицам. Обертка лопнула и обнажила глазницу отчеканенного рыцаря. При свете слабой лампочки показалось, что оголенный кусочек латуни влажно сверкнул слезой. Слезой горького, мужского одиночества, слезой стыдливого покаяния за гонор, высокомерие и эгоизм.

Треснувшим голосом муж произнес только одно слово: «ПРОСТИ…». Это первое, за всю жизнь, «прости» из уст мужа не доставило злорадного удовольствия, не принесло желанного удовлетворения за порушенную женскую долю, не отомстило за измену, предательство, равнодушие.  Напротив, это раскаяние обезоружило старую женщину, оно растеребило под сердцем слежавшуюся досаду и обнажило свободный кусочек для запоздалого счастья. Тихого старческого счастья, когда есть за кем ухаживать, когда щекой ощущаешь родное дыхание, когда мрачное одиночество, мечущееся испуганным эхом от стены к стене, улетает с дымом в трубу.

Позже, когда слабость отступила, когда заботливый уход восстановил силы, муж затеял новую чеканку. Работал понемногу. Быстро уставал. Отдыхал на садовой скамье, прикрыв глаза. Когда женщина оказывалась рядом, старик молча брал ее руки в свои и благодарно подносил к губам, спрятанным в седых колючих усах. А женское сердце, измученное нелегкой долей, наполнялось бесконечной, до небес, светлой благодатью. Старая женщина  была признательна судьбе за краткое, как миг, свидание с молодостью; за молчаливую и искреннюю печаль единственного  в ее жизни мужчины; за солнечный луч надежды, пробивший беспроглядную темень одиночества последних лет.

Она находилась на кухне, когда услышала грохот падающего тела и звон рассыпанных по полу чеканов. Она сжалась в ком, оцепенела, страшась принять завершение краткой семейной идиллии. Она тешила себя несбыточными мечтами о совместном долголетии, мысленно оттягивая неизбежность смерти. Но она была готова к уходу больного мужа, осознавая, что его возвращение в родной дом не случайно. Здесь весело звенели детские голоса, здесь бунтовала его молодость, здесь он грубо растоптал чувство самой нужной женщины, и именно здесь необходимо было освободить душу от тяжкого гнета предательства перед уходом в вечность.

Упавшая на пол чеканка была не закончена. По жесткой челке, закрывающей высокий лоб, по милой ямочке на пухлой щеке, по кокетливо вздернутому носику женского профиля, старая женщина узнала себя, молодую, доверчивую девчонку, до последней веснушки влюбленную в талантливого парня со смоляной гривой вьющихся волос. 

Когда могилу обложили венками и закрепили портрет старика, вдова поставила к изголовью латунную чеканку с уставшим Дон Кихотом. Ее сухие глаза прощались с измученным странником, старое сердце экономно отсчитывало оставшиеся дни жизни, а губы беззвучно шептали:

«Не тоскуй, единственный мой, не скучай. Скоро свидимся. Незачем мне в одиночку небо коптить. Ведь без тебя, родной, не жизнь, а тоска смертная. А тоска не дым, в трубу не улетит…»   

 


Рецензии
СПАСИБО ЗОЯ!!!
Мы не можем увидеть время, но именно с его помощью мы измеряем нашу жизнь. Получается, что время существует, хотя его нельзя потрогать руками.

Также его нельзя растянуть или ускорить сжать по собственному желанию. Но иногда нам кажется, что время идет так медленно! Например, когда ждешь конца урока. А веселый день, полный развлечений, проходит так быстро! Поэтому мне трудно поверить, что часы и минуты всегда одинаковы.

Считается, что мы не можем управлять временем. Например, я не могу вернуться в вчерашний день и ответить на прошлом уроке лучше, чем я уже ответил. Или отправиться в средневековье и пообщаться там с рыцарями. Та эпоха уже в прошлом.

Но все равно я могу управлять временем, хотя бы частично. Можно запланировать свои дела и успеть все, что нужно. Можно провести время полезно: в учебе, спорте, чтении книг и других важных занятиях. А можно потратить его впустую. Люди часто жалуются, что им не хватает времени, а сами тратят его на сплетни, пустые развлечения. Кто-то смотрит по телевизору все подряд, а кто-то каждый день с головой погружается в компьютерные игры.

Зато все люди чувствуют ценность минут и секунд когда, например, ждут "Скорую помощь", вызванную к больному. Или когда на место пожара спешат сотрудники МЧС. Человек также ценит время, когда опаздывает на поезд, не успевает что-то сделать. Иногда не хватает какой-то одной минутки! Вот если бы забрать эту минуту у того, кто ее потратил бы впустую! И передать тому, кому она очень нужна! Но, к сожалению, так не бывает.

Поэтому все мы должны помнить о ценности времени. Ведь каждая минута нам дана лишь один раз. Зря потерянное время уже не вернется, его заново не проживешь. Поэтому время надо беречь и тратить только на то, что имеет смысл.
ОЦЕНИТЕ И МОЁ ТВОРЧЕСТВО!!!

Александр Псковский   15.08.2018 12:17     Заявить о нарушении
Добрый вечер, Александр! Хоть мы и не видим ВРЕМЯ, но с его помощью мы измеряем жизнь. Это верно. Невидимое время меняет нас внешне и наполняет мудростью. Зря потерянное время не может вернуться, чтобы прожить его с большей пользой.
Спасибо за емкий отзыв-рассуждение, Зоя

Декоратор2   15.08.2018 19:17   Заявить о нарушении
На это произведение написано 28 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.