Туман. 5

- Ну, что сидим, белками в темноте хлопаем? – Призрак устраивался на лежанке в углу ДОТа. – Обморок - к амбразуре и смотреть в оба глаза! Всё, что увидишь, докладывать немедленно! Слушать, что я скажу, в оба уха! Путник тебя через час сменит.
Глеба оставили сторожить подход к блиндажу.

- Не, ну почему я - вот какой-то Обморок, а он - Путник? Глеб – так, вон вообще - Малыш… - заныл Игнат, протестующий против своего позывного.
- Спать надо меньше… И вообще, коротких и красивых слов мало. А позывных нужно много. Представь, что дали тебе красивый, но длинный позывной, что-то вроде Навуходоносор. Да тебя пнуть будет легче, чем язык каждый раз ломать. На чём сидеть будешь? Да и привыкнешь ты к нему так, что менять не захочешь. «Обморок» будет звучать гордо!

- Весёлый ты, Призрак.
- А грустные тут не живут. Вешаются. Так что, у всех тут один выбор – или «хи-хи», или осина. И вешаются, заметь, первыми самые весельчаки. А хмурые потом над ними смеются...
- Но почему?
- Ты бы это у Охотника спросил. Он у нас - психолог.

Долго молчали. Потом Путник снова решился:
- Я тогда хотел спросить, почему ты сказал в грузовике, что тумана нет?
Призрак «слился» со стенкой настолько, что если бы промолчал, то Путник решил бы, что его здесь уже и нет. На то он и Призрак. Но тот ответил со своего места:
- Потому что туман не вокруг, а…

- Смотрите оба! – взвыл Обморок. – Что делается!
Все бросились к бойницам.
- Твою же ж мать! – простонал Призрак. – Такого ещё не было, – он понял, что сболтнул лишнего, но было поздно – разведчики занервничали…

На ДОТ со стороны противника полз туман. Розовый. Его край был мертвенно бледный, но дальше в глубь он становился всё более и более окрашен в цвет крови, хотя и не доходил до алого. Все зачарованно смотрели на него, не в силах оторвать глаз. А туман полз. Медленно, неспешно, но уверенно. Вот, он уже в двух метрах от ДОТа... В метре... У самых бойниц... Вот, первые струи нехотя начали сползать на земляной пол. Другие ложились на них, третьи - ещё выше. Получилась достаточно ровная стена тумана. Разведчики медленно, не попадая в туман, отступали к двери.

- Путник, Обморок, медленно уходим. Без паники, – голос Призрака казался спокойным до той поры, пока Обморок не открыл дверь дота, за которой уже розовело нечто.
- Стоять! – если когда-то Призрак и бывал спокоен, то сейчас явно была не та минута. – Дверь! Дверь захлопни!

Бум! И снова - тишина. Только клубы розового тумана, взбудораженные движением воздуха, закучерявились и потянулись к лицам.
Все трое стояли, размазавшись по стенам ДОТа, а туман, розовый цвет которого был заметен даже в темноте, шевелил щупальцами у самых их лиц.
- Он ведь светится… - Обморок повернул бледное даже в розовом свете лицо к Путнику. – Туман не может светиться сам!
- Это - не туман, – голос Призрака был неузнаваем.
- Это - не туман, – повторил Призрак.

Постепенно и незаметно свет стал меркнуть. Люди заметили это не сразу.
- Что с ним случилось?
- Рассеивается.
- Почему?
- Спроси, что полегче.

- Глеб, Глебка! – вдруг простонал Обморок и дёрнулся к двери.
- Стой, сука, убью! – в остатках розового света в руке Призрака мертво сверкнул штык.
- Там Глебка!!!
- Убью! – штык упёрся в кадык Обморока.
Туман медленно отступал. Прошло немало времени, прежде чем Призрак решился скомандовать: «Уходим!». Но штык от горла Обморока так и не убрал.
- Ты выходишь последним. Понял?
- Да, – Обморок попытался кивнуть, и Призрак чуть отвёл штык.
- Без резких движений, мальчики.

Выйдя из блиндажа, они застали спящего в окопе Малыша. Тот ничего не видел и не помнил, как уснул. Призрак попсиховал шёпотом, поугрожал расстрелять, потом еще долго не мог успокоиться и прийти в себя.

Продолжение здесь: http://www.proza.ru/2017/05/16/1983


Рецензии