Двуликий ангел

     Игорь стоял на углу перекрёстка улиц, и на лице его сияла блаженная улыбка, которую он не мог сдержать: сегодня он сделает Лене предложение! В одной руке он держал большой букет бордовых роз – её любимых, в другой – кейс с заветной коробочкой алого бархата в форме сердца, в которой томилось в ожидании быть надетым на тонкий пальчик Лены кольцо с бриллиантом.
     Было уже по-весеннему тепло, и Игорь пришёл без куртки. Тёмный костюм в полоску очень шёл ему, подчёркивая спортивную фигуру.
     - Мужчина, на Вас приятно посмотреть с розами! – приветливо молвила, проходя мимо, женщина лет сорока.
     - Спасибо, на Вас тоже приятно посмотреть, хоть Вы и без цветов. Вы сама – роза! – Игорь любил и умел говорить дамам комплименты.
     Зазвонил мобильник.
     - Зайка, я, вообще-то, уже на месте, - несколько недоумённо прозвучал ангельский голосок.
     Игорь заранее выслал Лене нарисованный план места встречи, но она, как всегда, всё перепутала. «Истинная женщина!» - улыбнулся Игорь и, углядев на другой стороне улицы знакомую фигурку, призывно помахал рукой. Лена просияла и тут же на бегу послала ему воздушный поцелуй. «Какая прелесть! – подумал он. – Неужели это ко мне бежит так грациозно эта прекрасная девушка?! Может ли быть большее счастье?».
     Подбежав, Лена поцеловала его в губы, отстранилась, глядя на него сияющим взором, и снова поцеловала.
     - Соскучилась!
     - Милая, это – тебе! – протянул он ей букет.
     Лена по обыкновению всех женщин сунула носик в букет, вдохнула аромат и поцеловала Игоря в третий раз. «Боже, что за девушка! Вот счастье-то мне!» - подумал он последним, крошечным кусочком коры головного мозга, ещё способным функционировать.
     - Сейчас мы пройдём по этой улице, и я расскажу тебе её историю, - начал он морочить девушке её очаровательный мозг, указывая на дома противоположной стороны и на ходу выдумывая какие-то невероятные истории про них. Лена недоумённо хлопала длинными ресницами: она готовилась совсем не к прогулке.
     Пройдя шагов тридцать и поравнявшись с красивой дубовой дверью, Игорь вдруг открыл её и повлёк Лену внутрь.
     - Куда ты меня? – испугалась она.
     Но Игорь распахнул перед ней следующую дверь, и они очутились в роскошном холле элитного ресторана, украшенном китайскими вазами в рост человека.
     - Здравствуйте! – кивнул Игорь выстроившимся в ряд официантам. – Я заказывал столик на девятнадцать часов!
     Выбирая блюда, Игорь заметил, что Лена, в первую очередь, смотрит на цены, изумлённо округляя глаза.
     - Солнышко, ты читаешь меню, как еврейский раввин – талмуд: справа налево. Читай нормально и до правой колонки лучше не дочитывай, не порти глаза  –улыбнулся он. – Предлагаю лангуста. Ты пробовала когда-нибудь лангуста?
     Лена смущённо покачала головой.
     - А десерт? Ты же – девочка, наверняка хочешь сладенького? И что будем пить?
     - Давай зелёный чай с жасмином. И, если можно, сок.
     - Конечно, но я хочу сказать тост, а тосты говорят не под чай.
     - Ну, тут я всецело полагаюсь на тебя, - улыбнулась Лена.
     - Будьте добры, карту вин! – подозвал Игорь официантку, юную девушку, видимо, новенькую и очень стесняющуюся.
     - Извините, Вы знаете, у нас поменялся владелец ресторана, он решил поменять меню и перечень вин, и у нас старый запас кончился, а новых вин ещё не завезли.
     - У вас нет вин?! – изумился Игорь.
     - Нет.
     - Вообще никаких???!!! – всё ещё не верил Игорь.
     - Извините, никаких.
     - Ну и ресторан! А еда-то хоть у вас есть?
     - Еда есть, - улыбнулась девушка.
     - А алкогольные напитки?
     - Только крепкие, – официантка раскрыла соответствующую страницу меню.
     Игорь не пил крепкий алкоголь, только хорошие вина, но делать было нечего.
     - Ангел мой, посмотри, что бы ты тут выбрала?
     - Ну, вот тут Hennessy есть, хороший коньяк…
     «Хм, а ты разбираешься…» - усмехнулся про себя Игорь.
     А Лена вдруг пробормотала под нос:
     - Ну и цены! Сто грамм, как в магазине – целая бутылка!
     И вслух:
     - Давай возьмём грамм сто…
     «Откуда эта скромница наизусть знает магазинные цены элитных коньяков? Я – и то не знаю!» - мелькнула у Игоря на задворках сознания изумлённая мысль, но тут же исчезла, вытесненная  очарованием сидящей напротив юной девушки.
     - Сто – неприлично! Возьмём хотя бы двести!
     Игорь сделал заказ. Через несколько минут официантка вернулась:
     - Извините, закажите что-нибудь другое вместо лангуста: повар сказал – крабов нет.
     «Ну и ресторан! Лангуста они делают из крабов, а утку по-пекински – наверное, из кошки? - подумал Игорь. – Наивная девочка, все тайны выболтала!»
     Когда всё было подано, Игорь налил в бокалы ароматный солнечный напиток.
     - Милый мой Ангел! Чудесно, когда у мужчины есть девушка, которой хочется дарить цветы и подарки, носить на руках и кормить сладкими конфетами! Сегодня я не случайно пригласил тебя в этот ресторан. Я хочу, чтобы этот день навсегда запомнился нам обоим. И у меня есть для тебя особенный подарок.
Он достал из кейса красивый фирменный пакетик.
     - Что это? – спросила Лена с любопытством и нетерпением истинной женщины.
     - Сейчас увидишь!
     Игорь вынул из пакетика алую коробочку в форме сердца, затем встал на одно колено и, открыв её, протянул Лене.
     - Это – мне? – испуганно  распахнула она глаза.
     - Тут, вроде бы, больше никого нет!
     Игорь шутовски заглянул под стол, где наградой ему явились две стройные ножки в чёрных чулочках, под стулья, и повторил:
     - Никого! Значит, бери ты. Это – бриллиант. Надень. Надеюсь, я угадал размер.
     Лена осторожно взяла кольцо, надела на пальчик и, отведя кисть, застыла в созерцании сверкающих граней этого чуда. Затем, обретя дар речи, подняла свои прекрасные глаза на Игоря:
     - Что это?
     - Милый Ангел, я прошу тебя стать моей женой!
     Лена замерла, потупив глазки.
     - Солнышко, ты согласна?
     - Да… - еле слышно выдохнула она, не поднимая ресниц.
     В восторге и волнении Игорь вскочил и шагнул к ней. Поняв, что он собирается присесть рядом, Лена со счастливой улыбкой спешно стала подвигаться, подбирая подол платья, двигая бёдрами и делая при этом множество других  вроде бы лишних, но таких женственных и очаровательных движений! Игорь обнял её, и она с готовностью подставила ему свои губы для поцелуев, затем вдруг застенчиво склонила головку, видимо, опасаясь, что он распалится и захочет добраться и до других её прелестей.
     Он тотчас понял это и со словами:
     - Ну, не буду тебя больше смущать, - снова сел напротив. Её мягкость и покорность были восхитительны. Никаких «Прекрати! Мы в общественном месте…».
     Некоторое время они молча ели, затем Игорь вылил в бокалы остатки коньяка и приготовился произнести тост, но Лена тихонько попросила:
     - Можно я скажу?
     - Конечно! – удивился Игорь. Лена впервые говорила тост. Потупив взгляд, она начала:
     - Ты – мой Зайка, спасибо тебе за подарок… За приятные слова… За такой замечательный ужин… И… Я хотела бы… Я думаю, что уже… Я хотела бы приготовить тебе завтрак.
     Она подняла ресницы и глядела на него нежно и любяще.
    - А что ты приготовишь? - спросил  со смехом Игорь.
     Лена снова опустила взор:
     - Омлет… С луком…
     - Ну, значит, пьём за омлет! – весело подытожил он.
     «И чего это ей вдруг омлет в голову взбрёл? - подумал Игорь, - Что у них в мозгах творится!».
     Они снова принялись за еду. Игорь был голодный после работы и энергично отправлял в рот куски мяса. А Лена вскоре отодвинула тарелку и вздохнула:
     - Я наелась…
     Игорю было неловко уплетать яства в одиночку, и вскоре он тоже отложил вилку.
     - Пойдём? – тотчас тихо молвила Лена.
     Они поднялись.
     - Я в туалет… На минуточку… - шепнула Лена. При этом она нежно улыбнулась, чуть подалась к нему грудью и слегка запрокинула головку, словно для поцелуя. Если бы это были кадры немого кино, на них вместо произнесённой ею фразы можно было бы смело ставить титры «Я тебя люблю».
     «Что за чудо мне досталось!» - в который раз подумал Игорь. Его слегка озадачило такое быстрое завершение ужина: ведь в ресторане еда – не главное, главное – общение… Но в целом всё было отлично, Лена приняла его предложение, и душа его пела.
     Они сели в такси, и Лена накрыла своей  ладошкой его руку. «Интересно, - думал Игорь, - она это сделала потому, что ей приятно касаться меня, или она заблокировала мою руку, опасаясь, что я начну приставать? Если – так, то у неё богатый жизненный опыт в этой области…».
     У парадной, где  Лена снимала комнату в коммуналке, она дважды крепко поцеловала его, шагнула к двери, вернулась и снова поцеловала:
     - Пусть будет три!
     Она набрала код и повисла на ручке тяжёлой железной двери, пытаясь открыть её всем весом своего маленького тельца. Игорь одной рукой легко распахнул дверь, Лена шагнула в обшарпанную парадную с заплёванной лестницей и большими белыми пятнами штукатурки на стенах там, где облупилась краска. Последний раз оглянувшись, она осветила его своей ангельской улыбкой и по-девчачьи помахала ручкой.
     Дверь захлопнулась.
     Игорь шагал по питерским улицам, желая подольше сохранить в себе волшебное очарование этой прелестной девушки, такой нежной, трепетной, деликатной… В транспорт заходить не хотелось, казалось, что там всё исчезнет, и он шагал и шагал, вдыхая прохладный вечерний воздух и вспоминая завитки её волос, нежность щёчек, сияние глаз, тонкость талии, округлость бёдер… В голове сами слагались строки… Боясь забыть их, Игорь вошёл в метро. Вбежав домой, он первым делом схватил ручку и на конверте от квитанции Ленгаза записал:

Какое счастье – думать о тебе!
И днём, и ночью думать о тебе!
Как благодарен я своей судьбе,
Дарующей мне грёзы о тебе!

Какой же вздор – пустая болтовня,
В которую вовлечь хотят меня,
Но я молчу, стараясь уберечь
Картины грёз грядущих наших встреч.

Стою в метро. Плывёт людской поток,
А я в мечтах целую завиток
Твоих волос, лежащих на виске,
И таю в твоём нежном голоске…

Сколь женственна, прелестна и нежна
Явилась ты в тот вечер! Мне нужна
Ты именно такой! О Ангел мой!
Когда ж я приглашу тебя домой?!

     В последней строчке имелось в виду, что нужно познакомить её с родителями. А родители очень некстати затеяли ремонт, в квартире – грязь, беспорядок…
     Но мысли Игоря неуправляемо потекли в другое русло, и перед его мысленным взором стали рисоваться восхитительные картины: он – один в чистой, отремонтированной квартире, входит нарядная Лена, они садятся к красиво сервированному столу и, поминутно целуясь, пьют шампанское… А затем – ночь… А утром он просыпается, а рядом – прелестная белокурая головка, и волны волос на подушке, и её лёгкое дыхание… Они завтракают, и Лена подаёт на стол  в одних белых кружевных трусиках…
     Стоп! В ресторане Лена же произнесла тост о том, что хочет приготовить ему завтрак! Дурак!!! Кретин!!! Она сама заговорила об ЭТОМ, а он не понял!!!
     Всю ночь Игорь ворочался, ненадолго забываясь поверхностной дрёмой и снова просыпаясь, мучимый сладостными грёзами.
     Приехав на работу и дождавшись десяти часов, он решил, что уже прилично позвонить. Но услышал голос автоответчика: «Абонент недоступен».
     Недоступен абонент был целый день. Наконец, в десятом часу вечера трубка отозвалась.
     - Добрый вечер, Зайка! – услышал он голосок, от которого в животе появлялось ощущение, как при полёте вниз на качелях.
     - Добрый вечер! Слушай, ты вчера тост говорила… Про завтрак…
     - Так ты хочешь позавтракать со мной? – голос в трубке неожиданно показался ему печальным.
     - Да…
     - А где?
     Игоря вдруг охватило сомнение: может быть, он зря размечтался, и Лена имела в виду завтрак в какой-нибудь кафешке… Но почему именно завтрак? И зачем…
     - У тебя ведь нельзя? – прервал поток его мыслей тот же грустный голосок.
     - Нельзя… - убито подтвердил Игорь. Он чувствовал себя ничтожеством: в глазах женщин мужик без хаты и машины – не мужик.
     - Но можно же найти место, - продолжала Лена.
     Игорь напряг мозг. Номер в гостинице? Там ведь надо предъявлять паспорта… Игорь  представил, каким станет взгляд администратора, когда он увидит, что они – не муж и жена… Да и селят ли сейчас таких в один номер? Раньше не селили…
     - Можно снять квартиру на сутки, - вернул его к действительности голос Лены, ставший неожиданно деловым.
     - А так сдают?
     - Конечно! Я, когда комнату искала, много видела таких объявлений. Хочешь, подыщу?
     - Да, пожалуйста. И не экономь. Пусть будет всё красиво.
     - Да, пусть будет всё красиво! А когда?
     - Так, сегодня понедельник. Завтра у меня тренировка… Давай в среду.
     - Хорошо. Ты мне в среду днём позвонишь?
     - Конечно! Да, и о еде не беспокойся, я всё обеспечу.
     - Какой ты заботливый, мой Зайка! Целую!
     Игорь запрыгал по комнате в каком-то первобытном танце. «Вот это – жизнь! – думал он, - Ночь с моим Ангелом! Надо срочно всё продумать и подготовиться: еда, напитки, цветы, одежда…». Он набросал список всего, что надо сделать и купить.
От возбуждения он опять не мог заснуть, в воображении роились сладостные картины их первой ночи… И снова сами собой сложились строки:

Начищу башмаки,
Победный марш трубя,
И даже и шнурки
Наглажу для тебя!

Уж перечень готов
Напитков и еды,
Куплю букет цветов…
Дожить бы до среды!!!

     Стихи поглотили бурлившую в нём энергию, и он провалился в сон.
     Наутро Игорь отправил Лене стихи  электронной почтой, восторженно предвкушая: «Вот будет моему Ангелу сюрприз, когда проснётся!».
     Но ответ пришёл незамедлительно: «Привет, я в больнице».
    Игорь ошалело глядел на экран, не веря собственным глазам. Потом схватил телефон.
     - Солнышко, что с тобой?
     - Да… Это… Кажется, воспаление лёгких…
     Голос был слабый, но такой же нежный и волнующий.
     - Где ты ухитрилась простудиться?
     - Не знаю… Мне трудно долго говорить…
     - Я к тебе приеду! Ты где?
     - Не надо… Я плохо выгляжу… В халате… И больница далеко… В области…
     Игорь знал, где Лена зарегистрирована по месту жительства, и быстро отыскал адрес больницы. Купил фрукты, цветы, печенье… Что ещё? Он не знал, что можно проносить в больницу, и решил позвонить, уточнить, а заодно и выяснить номер палаты.
     - Больница, справочное.
     - Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, где лежит Лена… Извините, я не помню фамилии, как-то на «М», она вчера вечером поступила.
     - А Вы кто ей будете?
     - Жених.
     - Возраст?
     - Мой? Двадцать шесть.
     - Да нет, больной.
     - Девятнадцать.
     - Та-ак… Мишулина Елена Викторовна, девятнадцать лет, поступила в час ночи в реанимацию в состоянии алкогольной комы. Сейчас вне опасности. Беременность удалось сохранить.
     - Что… Что значит – сохранить?
     - Сильная доза алкоголя спровоцировала выкидыш, но удалось сохранить.
     Игорь откинулся на спинку кресла и закрыл глаза, пытаясь осмыслить услышанное. Сердце бешено колотилось, голова налилась тяжестью и гудела… «Померить бы давление…» - промелькнула мысль, но тотчас исчезла, вытесненная другими, куда более тяжёлыми мыслями.
     «Беременность… Выкидыш… Алкоголь… Какое отношение это имеет к моему Ангелу?».
     Игорь снова схватил телефон.
     - Привет, Зайка, -  произнёс знакомый голосок.
     - Лена, я сейчас звонил в справочное, хотел узнать, что тебе можно принести, и мне сказали… что у тебя… что ты…
     - Да, я беременна, - услышал он после паузы.
     - Но… Но… А почему алкогольная кома?
     - Узнала, что залетела, и напилась. Перебрала...
     Игорю открывалась другая сторона Ангела.
     - А что пила? Хеннесси? – интонации Игоря стали более жёсткими.
     - Что ты! У меня денег совсем нет. Купила самое дешёвое - литр самогона…
     Игорь, ошеломлённый услышанным, сидел в своём кабинете, опершись локтями на стол и закрыв лицо ладонями. «Боже! Какой жизнью она живёт там, у себя! Вот, захоти он купить самогона, он и не знает, куда пойти. А для неё это – обычное дело. Понадобилось – пошла и купила. Как в булочную сходить. И напиваться – тоже, видимо, обычное дело… Да что же это за жизнь такая, в которой такие ангельские существа напиваются до смерти самогоном, так, что их откачивают в реанимации?».
     Он представил, как он вчера записывал сами собой рождавшиеся восторженные строчки: «Начищу башмаки, победный марш трубя…», а в это время Лена, с её бархатными щёчками и белокурыми локонами, стакан за стаканом вливала мутное сивушное пойло в свои розовые губки, которыми она так сладостно целовала его… Как проявлялись в её ангельском личике черты алкоголички… 
     «А ведь в таком состоянии организм извергает выпитое и съеденное!» – вдруг подумалось Игорю. Воображение услужливо нарисовало Лену с рвотными массами на нежной тонкой шейке и жёлтом платье, в котором она была в ресторане…
     Игорь затряс головой, пытаясь прогнать кошмарное видение. Блюющий мужик – и то отвратителен, а уж блюющая девушка…
     Но новые кошмары сменяли прежние. Теперь ему представлялся пьяный парень, придавивший в постели обнажённую Лену и содрогающийся в конвульсиях извержения… Его семя проникает в неё, и там начинает расти что-то тёмное, чужое…
     «И этим она занималась в промежутках между нашими встречами с нежностями и поцелуями! И даже не предохранялась... Значит, хотела ребёнка? Но зачем же тогда напилась? Или её изнасиловали? Но тогда бы она сказала… Да и контрацептивы  сейчас такие, что можно предотвратить беременность даже после акта. Значит, она полная дура, если забеременела против воли? – разрывалось его сознание. – Сейчас позвоню и всё выясню! А что – всё? Единственное, что имеет значение, - её беременность. У неё внутри – ребёнок от другого мужика, и это уже не изменишь! Стоп! Почему не изменишь? Надо спросить, собирается ли она рожать».
     Игорь снова взял телефон.
     - Да, Зайка. Ты хочешь ещё что-то знать?- голос звучал безжизненно.
     - Лена, мне важно знать, что ты дальше собираешься делать.
     - В каком смысле?
     - В смысле ребёнка.
     - Рожать. Что же ещё?
     - Ты это твёрдо решила?
     - Конечно. Иное – грех. Убийство человечка.
     - Подумай хорошенько. Какой там грех! Ты знаешь, что в процессе роста зародыш проходит все стадии развития жизни на Земле? Сначала у него появляются жабры, как у рыб, затем они зарастают и сменяются лёгочной тканью, зародыш становится похожим на зародышей млекопитающих, и только потом он приобретает черты человечка. Так что у тебя там ещё даже не рыбка, а так… Несколько клеток, вроде амёбы… И ещё. В медицине есть такой термин: «Пьяное зачатие». Он относится к умственно неполноценным детям, зачатым пьяными родителями. Трезвы ли вы были тогда? И твой литр самогона… Он даже спровоцировал выкидыш. Представляешь, каково было твоему зародышу? Какой вред это нанесло ему? На ранней стадии он наиболее чувствителен к подобным воздействиям.
     - Ну, не знаю… Я посоветуюсь с врачом… Но не думаю, что я ЭТО сделаю…
     Игорь уже давно понял, что Лена живёт не разумом, а чувствами. Он не раз в этом убеждался, когда на вопрос: «Почему ты так сделала?» - Лена отвечала: «Не знаю… Так получилось…».
     Он  сделал ещё одну попытку вразумить её:
     - Подумай, как ты будешь его растить? Кто тебе будет помогать?
     Ответ его шокировал:
     - А ты?
     Он не нашёлся, что ответить. Неужели Лена не понимает, как он воспринял её беременность? Теперь ему претила даже мысль о её ласках. При воспоминаниях о её недавних поцелуях в мозгу сразу вспыхивала пылающая надпись: «А ведь она в этот момент уже была беременна!!!». Организм какими-то самыми древними, животными инстинктами отторгал возможность принятия ласк от женщины, оплодотворённой другим самцом.
     Другое дело, если бы они познакомились, когда у неё уже был ребёночек, ошибка юности. Игорь вполне допускал возможность усыновления. Но не в этой ситуации, когда она целует его, шепчет нежные слова, а потом прыгает в постель к какому-то парню, да ещё беременеет от него! Для Игоря после первого её поцелуя все другие женщины перестали существовать.
     Игорь попробовал спросить об отце ребёнка, но Лена залепетала такую несуразицу, что сразу стало ясно: врёт. Что ж, Игорь уже знал, что правдивость – не её сильная сторона. Раньше её обманы были по-детски наивны, и он воспринимал их со снисходительностью взрослого, сильного мужчины. Но теперь его восприятие изменилось. Он свернул разговор и отключил телефон.
     Пережить можно всё – ссоры, ложь, измены, ибо они не материальны. Они – только в наших головах. Они обволакиваются защитными оболочками из слов и со временем тускнеют. Если измена не обнаружилась, она вообще никак не влияет на жизнь, ибо, хоть она и называется «измена», но в реальности нигде ничего не меняется. Ведь не измена портит отношения, а порча отношений приводит к измене.
     Но ребёнок… Он никуда не денется, будет расти, и в нём будут проявляться чьи-то чужие черты. Он никогда не станет похожим на него. И всегда будет напоминать о её предательстве.
     Что же делать? При воспоминаниях об их свиданиях у Игоря защемило сердце – так прелестна и безупречна была всегда Лена рядом с ним. Он не мог припомнить ни одной заусеницы в их отношениях. Но теперь обнаружилось, что у неё была и другая, параллельная жизнь, чуждая ему, как жизнь инопланетных чудовищ.
     Игоря безумно тянуло к ней, хотелось её поцелуев и ещё более – того, что меж ними так и не произошло. Но тянуло к той, прежней Лене, его Ангелу. Теперешняя, беременная Лена ничего общего с прежним Ангелом не имела. И рассудок твердил, что следует выкинуть её из памяти. Пусть сама отвечает за свои обманы и предательства. И он отправил Лене письмо:

    «Здравствуй, Лена!
    Сейчас 5 часов утра, а я не сплю и пишу тебе.
Руководствуясь мужской логикой и просчитывая возможное развитие событий, я решил, образно говоря, сделать аборт своей любви. Это очень больно, но дальше было бы ещё больнее.
     Тебя я ни в чём не упрекаю, ты сама хозяйка своей судьбы, но мне в ней ты не оставила места.
     Желаю тебе счастья, хотя считаю это маловероятным».

     Но, отправив письмо, Игорь почувствовал себя невыносимо гадко, словно он бросил в беде близкого человека. Снова и снова он анализировал ситуацию, и каждый раз выходило, что им не следует быть вместе. Но,  вопреки рассудку, его одолевало желание помочь несчастной запутавшейся девчонке, одинокой и без средств к существованию. В мозгу крутилось: «Хочешь помочь голодному – не давай ему рыбу, дай удочку». Но это был явно не тот случай. Лене нужна была именно рыба.
     «Дать ей денег? – размышлял Игорь, - а дальше что? Дать один раз – бессмысленно, давать регулярно – значит, взять на содержание предательницу и её ребёнка. Сам себя буду считать идиотом…  А-а, будь, что будет! Помогу сейчас, а дальше будет видно».
     И он взял телефон…


Рецензии
ХРИСТОС И РУСЬ ЕДИНЫ!
Небесный спаситель как луч золотой,
Послал с херувимами солнца привет!
Пусть знамя сияет России святой,
Сплету своей милой душистый букет!

Сражаться отважно за Русь я хотел,
Чтоб Родина наша не ведала бед!
Служить мечом Богу почетный удел,
Зажжем в сердце пламя отважных побед!

Меж бурь вспоминаю я девушки лик,
Меня опалило унынье с тоской!
И змей искуситель мне в душу проник,
И шепчет коварно - расстанься с мечтой!

Отчизна важнее - ему я сказал,
Ни что не заставит Россию предать!
Я встал на колени, войдя в божий зал,
Навечно с Христом будет русская рать!

Олег Рыбаченко   19.05.2017 09:49     Заявить о нарушении
Восточная мудрость:
Если у тебя есть фонтан, заткни его - дай отдохнуть и фонтану

Владимир Крылов   19.05.2017 09:56   Заявить о нарушении