Совесть

Была у Саши одноклассница. Лерой звали. Добрая очень. Ласковая. Всем помогала, никому не могла отказать. Про таких говорят: «Большое сердце». И как оно помещалось в таком хрупком, маленьком, стройненьком человечке?

Она мало рассказывала о себе, о семье. Мама у неё работала в каком-то офисе, рекламу раздавала. Папа делал мебель. А ещё была сестра Вера, на пару лет старше. Самый дорогой человек для неё. Бабушка тоже была.

Старшая сестра Вера первый класс окончила в родном Донецке, когда уже началась война. А сама Лера еле выбралась из детского сада, когда начался первый обстрел. Дома их тоже уже не было. Учитель знал об этом, но ничего не говорил. Молчал, пока девочки сами не поняли. Вера тоже предпочитала молчать о прошлом.

Но раз получилось так, что на митинге дети встретились с ветеранами войны. Нет, не Афганской, не Чеченской, не Великой Отечественной. Донецкой. Причём шли они с экскурсии, вместе с Алексеем Петровичем. Он поначалу возражал против того, чтобы присоединиться к митингу, но... Слово есть такое – совесть. И он не долго противился желанию детей высказаться. А когда митинг кончился, Лера взяла с учителя обещание рассказать об этой войне всему классу.

Алексей Петрович не мог молчать. Когда брат идёт на брата, сын на отца, мать на дочь – это мерзко, страшно, дико. Животные не убивают родных, а люди… У него двое братьев были там. На той стороне. Он только в самых ужасных снах такое мог представить, что они будут воевать друг против друга. И он думал, сможет ли выстрелить в брата. И не мог ответить на этот вопрос. А теперь… Хорошо, что ни его, ни братьев, на войну пока не призвали. Только ответа на вопрос теперь искать не хотелось.

И когда на другой день настало время самоподготовки, Лера буквально выкрикнула: «Нет! Расскажите нам о Донбассе!». А мог ли учитель молчать? Нет. И рассказал. Показал фотографии. На них дети спали в подвалах, еле прикрытые лёгкими одеждами. То младенец – ещё месяца нет – спал в ящике для картошки, то их ровесники вповалку сидели у батареи, пытаясь согреться, то танки стояли около маленьких, переломанных, домиков.

А потом показал портреты погибших детей, что были установлены в Донецке в виде мемориала. И тут Лера не просто заплакала, а снова вскрикнула, увидев на экране троих одногруппников из садика. В этом крике было столько ужаса, столько боли и главный, терзавший всех вопрос: «За что? Почему? Почему пошёл брат на брата?». И не было ответа. У многих ком подкатывал к горлу, так, что трудно было дышать. Повисла свинцовая тишина.

Ребята решили, что нужно помочь детям. Кто-то предлагал принести одеяла, кто-то спальные мешки, кто-то куртки, из которых вырос. Алексей Петрович выпросил у директора разрешения собрать гуманитарную помощь.

Саша тоже в стороне не осталась. Попросила маму принести, что было. Но мама была против.
- Самим нечего носить, а ещё и отдавать другим, - говорила она, - расточительно.
- Нет, я соберу вещи! – спорила Саша, и уже начала было копаться в своём комоде, прикидывая, что отдать.
- Не смей!
- Не спорь!

Она хлопнула дверью и продолжила сбор одежды. Вот, несколько свитеров пошли в дело, пара юбок, куртка… Наутро у Сашиного рюкзака стояла два полных мешка.
Но мама не унималась.
- Что ты сделала?
- Вещи детям собрала.
- Нет, я не хочу, чтобы ты их выносила.
- У тебя что, нет совести?
- Это у тебя её нет!

Они не просто ругались, они кричали друга на друга, как могли. Саша раньше никогда на мать не кричала, но сейчас не могла стерпеть. В пылу ссоры мама ударила Сашу так, что та повалилась на диван и зарыдала. А сама спрятала пакеты в кладовке.

- Так, значит!
Девочка, рыдая, поднялась с дивана, забежала в комнату, захлопнув дверь, схватила с полки копилку и с силой бросила об пол. Фаянсовая кошка разлетелась на мелкие кусочки вместе с несколькими горстями десятирублёвых монет. Саша стала судорожно, нервно собирать и пересчитывать монетки. Получилась тысяча рублей. Она сложила их в пакетик и сунула к себе в портфель, чтобы потом на них купить что-то для детей Донбасса.

Путь в школу лежал мимо небольшого рынка, где продавали всякую всячину: одежду, игрушки, мелочи. Саша увидела красивого зайчика вроде Степашки из телепередачи, несколько курточек – пусть самых дешёвых, зато, наверно, по карману.

«Сколько стоит эта куртка? А эта?» - расспрашивала продавцов она. Но все были дороже, чем можно было себе позволить. Только шапки стоили не так дорого, И Саша купила целых пять. Тысячи почти хватило, но ещё немного денег из тех, что мама на полдник дала пришлось добавить.  Ничего, можно и без полдника обойтись!

Довольная, что может помочь людям, она поспешила в школу.

Многие приносили в гардероб большие пакеты. Алексей Петрович принёс пару, Евгения Петровна, Кирилл, Марк. Сашин был самым маленьким среди них. Но самым ценным. Потому, что остальным детям вещи собрали родители, а Саша купила их сама.
У неё была совесть. Ей быль горько, что все мамы несли пакеты и мешочки, а её мешки остались дома.

Мама же, успокоившись, зашла в Сашину комнату, увидела, что копилка разбита, села на диван и задумалась. Значит, Саша решила пожертвовать новым велосипедом ради помощи другим, тем, кому она нужна? А может и правда все те вещи, что лежат мёртвым грузом в шкафах годами, лучше отдать? Она закрыла руками лицо. Только сейчас она почувствовала, что её дочь оказалась добрее и бескорыстнее её самой. И стало очень, очень стыдно. Лицо запылало. Сердце забилось. Глаза заслезились.

Вечером в прихожей стояло четыре пакета с вещами, подписанные: "В Донецк".


Рецензии
МЕЧТА О СВЕТЛОМ БУДУЩЕМ
Под звездным небом покоя нет
Грохочут пушки, сверкнул клинок
Жизнь под угрозой во цвете лет
Убит товарищ, завял венок!

Сраженья бури в душе кипят
И между пальцев струиться кровь!
На землю льется насилья яд
Но Русь святая несет любовь!

Штыком противник пронзил меня
И призрак ада бойца смирил!
Но Бог Спаситель из лап огня
Отдал мне много добра и сил!

Россия вечно всем свет несет
И в космос миру открыла путь!
Вселенная к Всевышнему придет
С пути к победе русским не свернуть!


Олег Рыбаченко   19.05.2017 09:32     Заявить о нарушении