Путь

Они познакомились в Богом забытом посёлке, в забегаловке на привокзальной площади. Андрей ждал автобус. Его командировка по Алтаю подходила к концу, поездка вышла неудачной, история, из-за которой он здесь оказался, была «липой». С чем идти в редакцию он понятия не имел. Это был третий по счёту прокол, и возможно последний на этой работе. Настроение было не к чёрту. Автобус задерживался, и Андрей решил переждать в буфете. Купив чай и бутерброд, он отошел в дальний угол.
 У дверей, за высоким круглым столом, стоял рослый алтаец и ел пирожок, запивая его томатным соком. Рядом с Андреем пристроились три местных алкаша. Пиво и сухая рыба источали неприятный запах, который смешивался с тяжелым воздухом в помещении и вызывал дурноту. Они вяло трепались о чём-то.
 Но вскоре компания зашепталась:
   - Ишь, смотри, Дикий стоит. Опять клиента ищет. Говорят, он в прошлый месяц какого-то иностранца водил. Туда отвёл, а обратно один спустился. Хотя, может, брешут. Но того немца больше никто не видел в посёлке,  - мужичонка в замызганной кепке, с сизым носом, прищурив глаза, глядел в спину Дикого. Остальные, вжав головы в плечи, тоже исподлобья смотрели мужчине в затылок. Потом цыкнули, и отпили по глотку пива. Дикий обернулся, алкаши как-то вдруг сникли, опустили глаза и сделали вид, что не смотрят на него. Сизоносый немного приподнял голову, вскинул куцые брови, прикоснувшись к козырьку, криво улыбнулся в приветствии. Алтаец никак не отреагировал и, допив сок, вышел из забегаловки.
  - Уффф... Ну зыркнул, как пулю пустил. Дикий и есть Дикий. Чёрт его знает, странный он. Что он на ту гору ходит? Все её за три километра обходят, место страшное, туда никто из добрых людей не подымается. А этот сам ходит, и народ пришлый водит. Да люди-то странные к нему приезжают.
  - Это точно, в том году помните мужика патлатого? Я к нему подошёл сотенку сшибить, так он ни слова не ответил, отвернулся, вроде и нет меня.
  - Не чистое дело говорю вам. Бабка мне так и сказала: нехристи и колдуны. Кто ещё  на чёртову гору пойти отважится. Оттуда даже скотина не возвращается.
  - Во, во…
 Андрей навострил уши, это становилось интересно. Если то, что обсуждают эти мужики, правда, то из этого, возможно, получится интересный материал, и редактор его не уволит. Но это не главное. Важнее сама история. Если всё выгорит, то можно здорово развлечься. Авантюрист по натуре, он нутром чуял приключение.
Конечно, Андрей не мальчишка, ищущий легких развлечений. Он считал себя серьёзным исследователем. Да журналист, но не из тех дешёвых бульварных газетёнок, падких до непроверенных, громких сплетен. Журнал, в котором он работал, хоть и не значился чисто научным, но печатал статьи интересные,  из проверенных источников.
 Своим профессиональным чутьем Андрей сразу уловил - тут кроется что-то весьма любопытное. Вот если бы к нему подошли деревенские жители и стали рассказывать о местном колдуне, ходящем на лысую гору устраивать шабаш, он отмахнулся, не дослушав и половины. Но, он видел того человека: Дикого, как его называли мужики, и понял, что за их нескрываемым ужасом перед ним что-то есть. Было в этом алтайце такое, что заставило Андрея почувствовать волнение и трепет. Да, в принципе, что он теряет? Или тут выгорит, или его всё равно уволят. Здесь хотя бы есть шанс.
 Он вышел за мужчиной,  даже не представляя, как кардинально меняет всё в своей судьбе. Но сейчас его интересовал только Дикий, куда он ходит и водит людей. Что это за гора, и какие тайны она скрывает.
Выйдя из забегаловки, Андрей увидел Дикого, стоящего в метрах пяти. Казалось, он ждал чего-то, или кого-то.
  - Здравствуйте, меня зовут Андрей, - представился Андрей.
  - Приветствую! Сергей.
  - Я слышал, вы водите людей в походы.
Сергей улыбнулся словам Андрея, но ответил просто:
  - Это не совсем походы. Конечно, можно и так сказать. Но это слово не передаёт того смысла, который есть в том, что я делаю. Давайте отойдём и поговорим в более приятной обстановке. Если вам интересно, то я расскажу.
 Андрей был заинтригован. Сергей Дикий повёл его в направлении деревьев, стоящих поодаль через дорогу. Подойдя ближе, Андрей увидел в глубине скамейку, они присели. Сергей заговорил первый:
 - Я знал, что вы должны появиться. Ждал уже два дня. Я всегда чувствую, когда придёт новый человек. Вы пришли. Мне нужно рассказать, чем я занимаюсь. Возможно, я не смогу всё сразу объяснить. Но, не потому, что не хочу, просто сейчас это только запутает. Так вот, я проводник. Но я не вожу людей в походы. Я веду людей вверх вон по той горе, - Сергей указал вдаль, где виднелась гора.
 Не самая высокая, какую видел Андрей, покрытая деревьями, без снежных пиков, но не менее величественная, чем сам Эверест. От неё исходила сила, Андрей чувствовал такие вещи.
  - Это Цаганээж, по её склону проходит каменная река Чулунзам. По этой реке мы поднимаемся до водопада Цэвэрлэх. Дальше бывает по-разному. В начале пути сложно ответить, чем закончится путешествие.
  - Почему?
  - Потому что это зависит не от меня, а от вас. Если вы, конечно, хотите идти.
  - Но куда мы придем в конце пути? И что мне даст это путешествие?
  -  Путешествие даёт освобождение от иллюзии. Это путь ученика к своему учителю, путь к духовному знанию. Разве не этого вы искали последнее время?
Андрей поразился. Откуда этот человек знает о его самых сокровенных мыслях? Даже с близкими он не делился ими.
  - Как вы можете это знать?
  - Когда зовут искренно, на зов откликается вселенная и посылает возможности и помощника. Вам она послала меня. Выбор за вами: можете принять эту помощь, или можете отказаться.
  - Что, если я откажусь?
  - Ничего. Вы будете жить как раньше. Второго шанса уже не будет.
Сергей пристально посмотрел в глаза Андрею. Тот почувствовал взгляд кожей, его как огнём опалило, в глазах сверкнуло, и Андрей на секунду ослеп. Момент, и всё кончилось, вопросов не осталось.
  - У меня есть время? Мне надо позвонить главному редактору, объяснить, что появился новый материал, и договориться, чтобы мне продлили командировку.
  - Да. Мне тоже нужно собраться. Мы пойдём завтра, сегодня вы решайте свои дела, а потом подходите к моему дому. Он вдоль дороги в самом конце. Спросите, где Дикий живёт, вам любой покажет.
- Скажите, - не удержался Андрей, - а почему вас зовут Дикий?
Сергей улыбнулся:
- Я особо ни с кем здесь не общаюсь, вот и прозвали так.
Новые знакомые простились и разошлись по своим делам.
Сотовый телефон сигнал не принимал, и Андрей отправился на почту. Еле дозвонившись в редакцию, он обо всем договорился.

***

 Выйдя, Андрей пошёл по дороге в сторону дома Сергея. Ему даже не пришлось расспрашивать, где живёт Дикий. Дом он увидел сразу, как только подошёл.  На встречу вышел огромный пёс, серый с коричневыми подпалинами, подойдя к калитке, он приоткрыл её носом. Пёс смотрел на гостя осмысленно, явно приглашая во двор. Андрей вошёл, и пёс пошёл впереди, показывая дорогу. Обойдя дом, Андрей увидел хозяина, тот сидел на длинном бревне, заменяющем скамью, рядом стоял сколоченный из досок стол. На нём лежал походный инвентарь: бечевка, нож, фонарь с запасными батарейками, другая мелочь, которую берут в поход на несколько дней. Там же находились одежда и продукты. Собранные вещи говорили о Сергее, как о знатоке своего дела.
 Обернувшись, хозяин увидел гостя:
  - А, Андрей. Уже вернулись? Быстро. Унен, - обратился он к псу, - молодец, что встретил гостя. - Он что-то протянул тому в ладони и пёс с осторожностью слизнул угощение. - Присаживайтесь, будем чай пить.
 Андрей сел на бревно. Дикий пошёл в дом, через несколько минут на столе уже стояли чашки, чайник, в пиалах варенье, мёд, целая миска домашней выпечки.
«Что же он тем дрянным пирожком давился, когда у него всё есть?».
Сергей прочитал его мысли:
  - Я вас ждал, чтобы не привлекать особого внимания зашёл в буфет.
Андрей смутился: «Я что, всё вслух сказал?» и, извиняясь, произнёс:
  - А я и думаю, такие вкусности, а вы там чёрствый пирожок ели.
Пирожки были изумительные, неужели он их сам пёк. Опять Сергей как будто прочитал его мысли.
  - Вкусные? Бабка Аксинья мне их печёт. Я ей по огороду помогаю, а она меня кормит, - он заулыбался.
Андрей тоже улыбнулся. Напряжение, как бывает с малознакомыми людьми, пропало. Стало спокойно и захотелось спать. Сергей заметил, что его гостя разморило.
  - Вы идите в дом, Унен проводит. Я там постелил. Вам отдохнуть обязательно надо. Завтра ранний подъем и путь не близкий, а привалов не будет, к ночи нужно дойти до места стоянки. Унен, покажи гостю дорогу.
Андрей не захотел ни о чем расспрашивать. Почувствовав сильную усталость он, поблагодарил за ужин, и ушёл в дом. Опустившись на кровать, он сразу же уснул.

***
 Рано утром его разбудил Сергей. Они быстро позавтракали.
  - Не берите телефон, связи там всё равно нет, а ноутбук будет только лишнем весом. Если надо делать записи я вам дам блокнот.
  - Да? - удивился Андрей, но, не споря, оставил в комнате телефон и ноутбук.
Взяв рюкзаки, подготовленные Сергеем, мужчины отправились в путь.
Вышли они через калитку в конце небольшого садика за домом. По направлению к горе  вела тропинка, до подножья нужно было пройти не больше километра. Подойдя к горе, Сергей остановился.
  - Это не просто гора, она мать этой местности, я вам уже говорил её имя: Цаганээж – Белая Мать. Отсюда вы должны называть её так. Думать о ней и говорить, понимая, что она живая и слышит. Иначе она вас не примет. Меня  зовите Туслах, это значит помощник. А вас я буду называть Оютан - ученик.  И мы можем обращаться друг к другу на ты. Согласны?
  - Да, Туслах,- сказал Андрей, сейчас ему это казалось совершенно понятным. Он легко запомнил, что он Оютан, а Сергей - Туслах.
 Восхождение началось. Пройдя минут пятнадцать по открытой местности, они дошли до деревьев. Здесь росли березы, клены, осины, кусты жимолости и маральника. Но, чем выше они поднимались, тем чаще встречались сосны и лиственницы, и меньше становилось других деревьев. Высоко в небе кружил беркут,  приветствуя их в своих владениях. Запах хвои очищал сознание, и успокаивал ум. На сердце становилось спокойно и радостно. Андрей чувствовал гору, она и правда была живая, давала силы и очищение от всего ненужного, временного, пустого, того, чем заполнены жители больших городов.
  - Туслах, скажи, почему местные боятся Цаганээж? Почему не считают её матерью?
  -  Они не местные. Этот посёлок появился здесь пятьдесят лет назад. Люди все приезжие, раньше работали на деревоперерабатывающем  комбинате, что в пяти километрах вниз от посёлка. Теперь он закрыт, молодежь поуезжала, остались старики, да те, кто никуда уже не хочет ехать, живут огородами, кто-то на вахты ездит.  Местные жители ушли отсюда, когда появились первые переселенцы. Ушли далеко, Цаганээж их благословила, а сама закрылась. Поэтому поселковые не могут на неё ходить, она их не пускает.
 Это место силы, переход в верхний и нижний миры. Простому человеку здесь делать нечего. Сюда приходят только те, кто готов принять знания об Абсолютной истине. По своему уровню каждый получает, сколько сможет усвоить, не больше, не меньше. Раз ты сюда попал, значит готов. Цаганээж тебя позвала. Отсюда нужно идти молча, попробуй ничего не анализировать, просто созерцай, чувствуй и впитывай. Эти знания приходят не в ум, а в сердце. Мысли, рождённые без слов, имеют силу раскрывать скрытое в словах.
 Андрей на секунду замер, закрыл глаза и вздохнул полной грудью. В районе сердца он почувствовал вибрацию, от этого захватило дух, и сознание наполнилось невероятной свободой. Тело стало невесомым, хотелось бежать, кричать, смеяться. Он еле сдержался что-бы не сделать этого. Деревья стали гуще и старее, стволы невозможно обхватить, кроны закрывали небо, и вокруг царил полумрак. Ощущалась какая-то тайна, волшебство. Шорохи смолкли, слышался только хруст ломающихся веток под ногами.
 Тропинка не поднималась ровно вверх, а бежала как серпантин, поэтому подъем оказался не такой изнурительный.
День пролетел быстро, Сергей и Андрей за время пути обмолвились всего парой фраз.
  - Скоро будет привал, здесь есть стоянка, на ней мы и заночуем. На место придём только завтра после обеда. Как ты, Оютан?
  - Устал, - Андрей вздохнул - есть хочется.
  - Вон видишь поляну? Это наша стоянка, сейчас поедим, и отдохнём.
Это оказалась небольшая площадка, с местом для костра, рядом с которым лежало бревно. В шагах десяти бил родник. От него шёл лёгкий свежий аромат чистейшей воды. Вниз от него бежал ручеёк, чуть поодаль находилась запруда.
  - Вон там можно умыться и ополоснуть ноги, а если не боишься, то и вообще помыться, - Сергей вытащил из кустов ведро.
Андрей достал широкое льняное полотенце, разделся, и, набрав воды, облился с головой. Усталость  сняло как рукой.
 Сергей подал ему чистые носки и белье.
  - Цаганээж любит чистоту, не бойся, не простудишься, - и, раздевшись, тоже вылил на себя три ведра воды.
Они развели костёр, достали припасы и с удовольствием поели.
  - Спать мы будем там, - Сергей кивнул на высокую лиственницу. Андрей посмотрел вверх и увидел на ветвях домик.
  - А почему дом наверху? Почему не построили его на земле? - удивился Андрей.
  - На дереве спокойно. Здесь много медведей и волков, - сказал Сергей, подкидывая дрова в костёр.
Костёр весело трещал, и подпрыгивал языками пламени вверх. Было часов восемь, но из-за деревьев казалось, что уже ночь.

***

 Сергей достал из внутреннего кармана комус, небольшой музыкальный инструмент в виде маленькой металлической подковки с загнутым язычком, и начал играть. Казалось, комус не играл, а разговаривал - с ними, с Цаганээж, со всей вселенной.
Андрей закрыл глаза, музыка завораживала и погружала в транс. Перед ним пронеслась вся его жизнь, поиски счастья, разочарования и надежды. Голова закружилась,  и он понёсся в вихре по светящемуся тоннелю, не понимая где верх, где низ. Он летел, и рядом с ним пролетали святящиеся звери, птицы. Они обгоняли его, скрываясь где-то впереди. Всё смешалось в вихре. Вдруг по телу прошла теплая волна воздуха, и он опустился на площадку. Это оказалось пространство метров десяти, всё остальное было скрыто во тьме.
 Андрей даже не пытался встать, он сидел по турецки, с прямой спиной, глядя вперёд. Тьма заколыхалась, и пред ним возник силуэт, похожий на человека, но не плотный, больше напоминающий голограмму. Он заговорил, голос звучал громко, раскатисто:
  - Оютан, ты пришёл сюда, потому что хотел, и просил об ученичестве. Ты сможешь выйти за грань человеческой обусловленности, и со временем вспомнишь всё. С этого дня твоё сознание полностью изменится. Твои мысли, твой характер, вся шелуха, накопленная тобой за многие жизни, спадёт. Ты станешь тем, кто ты есть на самом деле. Завтра перед тобой встанет выбор, тебе придётся сознательно принять решение. Когда перейдёшь границу, назад пути не будет. Думай сердцем. Не позволяй уму запутать тебя. Тебе пришлось испытать много трудностей, путешествуя из жизни в жизнь в поисках знания об истине. Ты у цели.  Мы встретимся чуть позже. Отдохни перед завтрашним днём.
 Светящийся силуэт, обернувшись беркутом, растворился во тьме.
Раздался завершающий звук и комус замолчал.
Андрей увидел вокруг себя знакомую обстановку, костёр догорал, Сергей сидел с закрытыми глазами, в руках он держал инструмент.
Где-то хрустнула ветка, Сергей очнулся и посмотрел на Андрея.
  - Пора спать, - тихо сказал он.
Они залезли в дом на дереве и быстро заснули. Стояла ночная тишина, лишь иногда слышалось отдаленное уханье филина, да шуршание мелких животных.

***
 Воздух был настолько чистым и целительным, что проснувшись утром, Андрей почувствовал себя так, как никогда не чувствовал. Сила, легкость, энергия переполняли тело. Впервые за всю жизнь он точно знал, чего хочет и как этого достичь. Хотелось действовать.
 Они снова ополоснулись у запруды, позавтракали, собрали рюкзаки и двинулись в путь. От привала дорога шла по каменному руслу высохшей реки обрывающейся у самой бездны. Наверно раньше тут начинался водопад. Было непонятно почему здесь такая высота, со стороны Цаганээж не выглядела настолько высокой.
  - Это Чулунзам, каменная дорога, она приведёт нас к месту. Когда-то Чулунзам  была полноводной рекой и заканчивалась на обрыве. Вниз уходил водопад и от него начинался нижний мир. Но, по причине, которую люди не знают, река изменила русло, граница поменялась, так старое каменное русло стало дорогой. Найти границу может только тот, кому открыт путь. Это не означает, что дойдя до границы трёх миров, ты сможешь переступить её. Но, на их пересечении находится тайное прибежище, где люди получают духовные знания. Для тебя этот путь открыт.
Живое существо живёт много жизней в разных телах и однажды к нему приходит понимание того, что есть иная жизнь, за пределами рождения и смерти. Когда живое существо это понимает, оно приходит сюда. Это первый уровень знаний, через него проходят все. Раз ты здесь, значит пришло твоё время. Вперед Оютан, не бойся ничего.
 И они пошли вверх по Чулунзам. Шли молча, каждый погрузился в себя. Оютан не думал. Он слушал сердце. Мысли, не облачённые в слова, хранили в себе что-то более глубокое.  Оютан растворился в них.Не было ни времени, ни усталости. Сам путь превратился в смысл. И чем дальше они шли, тем глубже Оютан вспоминал, почему он здесь оказался. Вспоминал свои мечты, свои желания и чувства. Чего хотел, и о чем просил. Жизнь, наконец, приобрела смысл. То, что он искал, было совсем рядом.
 Послышался шум. Облака, спускающиеся туманом, закрывали от взора всё, что находилось впереди. Они вошли в этот туман. Ничего не стало видно, но как резко туман начался, также резко он и закончился. Взору Оютана предстал водопад настолько гигантский, что не было видно, где он начинается. Падал он в бездонное чёрное озеро. Зрелище настолько завораживающее, что Оютан просто онемел. Туслах стоял в почтении перед этим великаном.
Сколько прошло времени - день, час, миг, неизвестно.
Туслах заговорил первым:
  - Это Цэвэрлэх. Очищающий водопад. Это граница трёх миров. Там, под озером, нижний, а вверху верхний, миры. Тут наши пути разойдутся. Я привёл тебя. То, о чем ты просил, исполнилось. Дальше ты пойдёшь один.
  - Куда мне идти? - С дрожью в голосе спросил Оютан.
  - Твой путь лежит за водопад, видишь, из скалы торчит камень и разделяет водопад на две части, пересеки озеро и проплыви посередине.
 Оютан разделся и вошёл в озеро, перед водопадом кружил беркут. Оютан поднял руки и, прыгнув, поплыл. Доплыв до водопада, он обернулся, на берегу стоял громадный бурый медведь. Оютан помахал ему рукой, набрал полную грудь воздуха и поплыл через водопад. Спустя секунду он и беркут скрылись в Цэвэрлэхе.


Рецензии
увлекательно написано.
но, .немного режет слух- имена и названия ..
трудно привыкнуть к таким словосочетаниям.
но это мое сугубо личное мнение.
успехов. с уважением...:)


Николай Нефедьев   19.05.2017 16:31     Заявить о нарушении
Спасибо Николай! Имена взяты не случайно,это тюркские названия: Цагаан ээж - белая мать, Чулуун зам - каменная дорога, Цеверлех - очищающий, Унен - верный, Туслах - помощник, Оютан - ученик.

Любовь Ткачева   19.05.2017 16:35   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.