БЫЛЪ

СЦЕНАРИЙ ФИЛЬМА

«БЫЛЪ»

(По мотивам книги В.Рыжова и В.Скворцова
«Чесма лейтенанта Ильина»)

1. НАТ. ЧЕСМЕНСКАЯ БУХТА. ТУРЦИЯ. НОЧЬ.

НА ТИТРАХ:

Брандер под командованием лейтенанта Ильина подходит
к 84-пушечному линейному кораблю противника,
стоящему вторым слева в северной части бухты.
Турки отрывают лихорадочный ружейный огонь по брандеру.
Стреляют все стоящие на палубах и реях турецкие матросы.
В этот момент команде брандера удается сцепить железными крючьями  свое судно с турецким кораблем.

ИЛЬИН
(кричит)

Поджечь брандер!

Два матроса бегут вдоль бортов, опрокидывая ногами горшки с углями.
На палубе брандера разгорается огонь.
Ильин хладнокровно втыкает в борт турецкого судна подпаленный брандскугель.

ИЛЬИН
(выстрелив по туркам навскидку из пистолета)

Уходим! Всем в шлюпку!..

Матросы прыгают в шлюпку.
Последним из команды в нее спускается Ильин.

ИЛЬИН
(азартно)

Весла… на воду! И… раз, и… раз, и… раз!..

Матросы гребут так яростно, что вода вокруг шлюпки начинает бурлить.
Вот уже и середина бухты.


ИЛЬИН
(подает команду)

Суши весла!

Весла нависли над водой.
Ильин встает в полный рост, оборачивается и смотрит в сторону брандера, пылающего огромным костром.
Огонь уже перекинулся на турецкий корабль, по палубе которого в панике мечутся турки.
Через мгновение - мощный взрыв, следом — второй.
Огненный столб взметнулся выше мачт.
Турецкий корабль приподнялся и, разлетаясь на множество
пылающих обломков, огненным дождем обрушился на свою эскадру.
Над бухтой гремит дружное русское “Ура-а-а”!..


2. НАТ. ПОЛОГИЙ СКЛОН БЕРЕГА ЗАСТИЖСКОГО ОЗЕРА. ДЕНЬ.

По берегу, вдоль проталины, спускающейся к озеру, несется ватага мальчишек, сопровождая плывущие по воде берестяные кораблики.
Среди них –  сын крепостного кузнеца Мишка по прозвищу “Котик” и барский отпрыск - Митя Ильин.

ТИТР: Апрель 1751 года. Новгородская губерния, сельцо Демидиха.

МИШКА-КОТИК
(радостно подпрыгивая)

Митя! Митя! Гля!.. Мой-то!.. Мой!..
Вперед всех ушел!..

ДМИТРИЙ
(на бегу)

Хитрый ты, Мишка!
Первым же кораблик пускал, вот и вырвался!..

МИШКА-КОТИК
(на бегу)

И вовсе не первым!
Ванюшка вперед меня был, а вон как отстал!

ПЕТЯ
(догнав ребят, запыхавшись)

Не шибко-то гордись, Котик!
Враз догоним и потопим!

ВАНЮШКА
(веточкой ивы подталкивая свой кораблик,
в сердцах)

Да чтоб тебя!..
Кажись, береста гнилая попалась!

МИШКА-КОТИК
(с издевкой)

У всех, что ль, гнилая-то?
Гля, гля, как мой припустил! Ура-а-а!

Мальчишки бегут вниз по склону.
Крупный план утопающих в талом снегу ног сменяется крупным планом берестяных корабликов.
Один из них, - первый, Мишкин, - покрутившись, неожиданно встает поперек течения, упираясь в края проталины.
В него тут же врезаются остальные кораблики.

МИТЯ
(радостно)

Ба-бах!..


3. НАТ. ПРИВОКЗАЛЬНАЯ ПЛОЩАДЬ. УТРО.

Ежась от утренней прохлады, на перроне стоит Анна, с интересом разглядывая полу-облупившееся здание вокзала и два покосившихся, но свежевыкрашенных деревянных дома в обрамлении плотного орешника и старых приземистых яблонь.

ТИТР: Наши дни. Полустанок в Тверской губернии.

Из вагона поезда выходит Алексей с вещами
и встает рядом с Анной.

АЛЕКСЕЙ
(угрюмо)

Ну?..

АННА

Смотри, Лешка, у домов крыши на бок съехали.
 Как шляпки у перезревших грибов!

АЛЕКСЕЙ
(недовольно)

Это у тебя крыша поехала!
Нормальные люди в отпуск к морю стремятся
 или в горы, на лыжах кататься, а мы…

Не договорив, он раздраженно машет рукой и,
подхватив оба рюкзака, с кряхтением закидывает их за спину.

АЛЕКСЕЙ

Командуй, блаженная!
Куда идти?

Мимо проходит старичок в форме железнодорожника.

СТАРИЧОК
(дружелюбно)

Если вы в поселок, то вам через мосток на ту сторону.

АННА

Нет. Нам в Воронино.

СТАРИЧОК
(показывая рукой направление)

Тогда вон туда, на автобусную остановку. Доедете до Федотково, потом пешком.
Полем да краешком леса…
Километров что ль пять шагать, а то и поболе.

АЛЕКСЕЙ
(с надеждой)

А до Воронино автобус не ходит?

СТАРИЧОК
(закудахтал, смеясь)

Что ты, мила-а-ай?
Там домов-то – раз-два и обчелся.
Штук семь что ль осталось,
да часовня-развалюха с кладбищем…


4. НАТ. ГРУНТОВАЯ ДОРОГА, ВЬЮЩАЯСЯ СРЕДИ СКОШЕННЫХ ПОЛЕЙ.

Анна и Алексей неспешно бредут по дороге.
Алексей, изредка оглядываясь в надежде увидеть молоковоз,
трактор или, на худой конец, лошадь с повозкой,
не прекращает ворчать.

АЛЕКСЕЙ

Какого черта мы вообще сюда приперлись?
Сортир в кустах, ванна в речке, каша в печке…

АННА
(перебивает)

Да как ты не понимаешь, Лешка?
Посмотри, какая красота вокруг!
Только подумать – в этих краях столетиями жили мои предки!
Сто-ле-ти-я-ми! Представляешь?

АЛЕКСЕЙ

Ну  и что нового ты можешь здесь узнать?
«Любовь к родному пепелищу.
Любовь к отеческим гробам»?..

Анна бежит вперед по дороге,
останавливается и поворачивается к Алексею.

АННА

А продолжение? Забыл?
«Животворящая святыня.
Земля была б без них мертва»…
Пушкин не так прямолинеен, как тебе хотелось бы.
Но ты, Лешка, прав – с возрастом неудержимо тянет
к могилам и пепелищу.
Позволь представиться.

Анна дурашливо приседает в поклоне.

АННА

Перед тобой – седьмая Анна из рода Ворониных.

АЛЕКСЕЙ
(раздраженно)

Да хоть сто седьмая!
А вот единственная лошаденка,
пусть даже самая захудалая,
мне б сейчас не помешала…

АННА

Эх, Лешка, нет в тебе романтики…

(шагая по дороге и
оглядываясь по сторонам)

Знаешь, отец привозил меня сюда еще шестилетней.
Я мало что помню, но почти всех в нашей деревеньке величали Ворониными и почти все они с какого-нибудь бока являлись мне родственниками.
Говорят, что мою прапрапрапрабабку, крепостную, между прочим, воспитывал сам барин. И она…

АЛЕКСЕЙ
(перебивает)

Анька, все! Хватит!
Меня уже тошнит от этих россказней о родовом гнезде,
корнях и вековых склепах.
Довольно того, что ты сокращаешь наш отпуск,
притащив меня в эту глухомань.

АННА
(просительно сложив на груди ладошки)

Леш, ну всего на три дня!
Навестим деда, пригласим его на нашу свадьбу
 и через три дня поедем к морю…


Алексей останавливается,
сбрасывает на землю рюкзаки.
Он с тоской смотрит на потемневшее небо.

АЛЕКСЕЙ

Если когда-нибудь вообще выберемся отсюда.
Только дождя нам и не хватало!..


5. ИНТ. ГОРНИЦА В ИЗБЕ МИШКИ-КОТИКА. ВЕЧЕР.

Девяностолетняя бабка Матрена копается в сундуке, 
выуживая из его недр и встряхивая треух и теплые пимы.
Неподалеку от нее у стола на лавке сидит восемнадцатилетний
Мишка-Котик, пакуя в котомку нехитрую снедь.

ТИТР : Ноябрь 1759 года. Новгородская губерния. Сельцо Демидиха.


БАБКА МАТРЕНА
(беззубо шепелявя)

Штоль ш Димитрием идете-то?
Аль к Алене своей наладился?


МИШКА-КОТИК
(запихивая в котомку ломоть хлеба,
 хмуро)
 
Далась мне та Алена!

БАБКА МАТРЕНА
 
Вот и гляди, шоб не далашь. Не то беда будет.
Шлышь, Мишка? В оба гляди!
Не корешком – вершком думай!

МИШКА-КОТИК
(пряча глаза)

Придумки все это!..

Мишка затягивает на котомке бечеву,
надевает лежащий на скамье тулуп.
Бабка Матрена протягивает правнуку
треух и пимы.

БАБКА МАТРЕНА
 
Видала я придумки-то ваши…
На бережку видала, как ш придумками-то она к тебе льнет.
Гляди, Котик!
Зашерчает ейный барин, чихнуть не ушпеешь – лоб мигом обреют…

МИШКА-КОТИК
(перебивая)

Да с младшим барином мы идем! С Митей! На озеро!

Перекрестив правнука и тяжко вздохнув,
бабка Матрена с гряхтением забирается на лежанку.

БАБКА МАТРЕНА

Рыбка да рябкИ – потерянные деньки.

МИШКА-КОТИК
(добродушно)

Сколь ни словим, все наше буде!..

Натянув пимы и надев треух, Мишка идет к двери.
Бабка Матрена кричит ему вслед.

БАБКА МАТРЕНА
 
             И тут вершком думай!
От берега-то не отходи далечь – утопните…
Тады уж шовшем не вертайша, домой не пушшу…


6.  ИНТ. КОМНАТА В ИЗБЕ ДЕДА ДМИТРИЯ. ДЕНЬ.

Дед Дмитрий хлопочет у печи.
Анна переодевается за ширмой.
Алексей вытаскивает из рюкзака
сухую одежду.

ДЕД ДМИТРИЙ
(ставя на печь чугунок)

А я, как телеграммку-то твою вчерась получил,
так всех наших баб сразу и обежал.
К вечеру прибудут.
Вон дух-то какой по всей деревне ползет –
кто пироги затеял, кто блины, кто студенёк…

АЛЕКСЕЙ
(перебивает, стягивая с себя насквозь
промокшие куртку и рубашку)
 
Ну все! Теперь точно утопят в воспоминаниях!..
Под студенёк…

АННА
(выходя из-за ширмы)

Уж, извини, Лешенька! Но придется потерпеть.
Тем более, что тебя сюда никто силком не тащил.
Мог бы и в городе меня подождать.

АЛЕКСЕЙ

Да без меня ты тут вообще на
весь отпуск застрянешь!

ДЕД ДМИТРИЙ

Ну будя, будя вам!..
Вон лучше в баньку сходите. Я ж баньку вам истопил.
С дороги-то оно ж самое то будет!


7. НАТ. БЕРЕГ  ЗАСТИЖСКОГО ОЗЕРА.  НОЧЬ.

Мишка-Котик сидит на берегу озера на одной из плоскодонок, вытянутых на зиму из воды подальше от уреза,
чтоб в разлив не унесло поднявшейся водой.
По пологому склону берега, торопясь, спускается Дмитрий.

ТИТР: Ноябрь 1759  года. Новгородская губерния. Сельцо Демидиха.

МИШКА
(поднимаясь навстречу другу)

Чего так долго-то, Мить? Почитай битый час жду…

ДМИТРИЙ
(запыхавшись)

Да гость к батюшке пожаловал…

МИШКА

Из Весьегонска чай?

ДМИТРИЙ

Да не-е-е… Из самого Петербурга.

МИШКА
 
По делу аль как?

ДМИТРИЙ

Проездом… Кажись, в Вологодчину путь держит…

МИШКА

А-а-а… Ну, пошли что ль, а-то я совсем тут промерзнул…

Друзья, держа в руках на изготовке кийки,
осторожно ступают на ледяное зеркало озера,
высматривая под прозрачной коркой льда добычу –
сонную в эту пору рыбу.

ДМИТРИЙ

Котик, ты Алену-то нынче видел?..

МИШКА
(встрепенувшись)

Когда была?..

ДМИТРИЙ

Днем к матушке прибегала…
С поручением от Луговых.

МИШКА

Эк, незадача!.. Проворонил!..
Весь день в кузне батюшке подсоблял… 
Мить, ты это…  Ну…

ДМИТРИЙ
(смеясь)

Да знаю, знаю… завтра обещала быть!
Передать-то что?..

МИШКА
(смущенно)

Как всегда… За двором пусть ждет…
После воскресной обедни…


8. ИНТ. КОМНАТА В ДОМЕ ДЕДА ДМИТРИЯ. ВЕЧЕР.

Вокруг накрытого стола чинно сидят деревенские старушки,
дед Дмитрий и Анна с Алексеем.
По остаткам еды на тарелках видно, что гости уже наелись.
Бабка Варя поднимается из-за стола, поправляя на плечах шаль.

БАБКА ВАРЯ
(потягиваясь и расправляя плечи)

А не спеть ли нам, девоньки?..

БАБКА ИРУСЯ
(грозно)

Да уймись ты, Варька! Дай поговорить!..

Бабка Варя послушно плюхается
на свое место.

БАБКА ИРУСЯ
(потеряв нить разговора)

О чем это я?..

АННА

 О том, что появлением деревни Воронино
вы обязаны прародителям своих мужей…

БАБКА ИРУСЯ
(вспомнив)

И твоим, Аннушка.
Прародители-то у всех Ворониных общие –
Алена и Михаил.
Барин-то, Дмитрий Сергеевич Ильин,
как Алену у помещицы Платонихи выкупил,
Мишке ее и сосватал.
И землицы им отписал, и дом построить помог.

АННА

Стойте, стойте! Совсем вы меня запутали.
Барин, Платониха…
Давайте все по-порядку. 

БАБКА ВАРЯ

Да чего ж тут путаться? 
Мишка-Котик был сыном крепостного.
Того, что в барском поместье Ильиных кузнецом значился.

БАБКА МАРИЯ
(встревая в разговор)

Оно тут, ильинское поместье-то, недалече было.

БАБКА ИРУСЯ
(глянув на подруг так, что те мигом прикрыли рты,
вновь поворачивается к Анне)

И вот сказывают, будто Мишка, хоть и крепостным был,
вместе с барским сыном рос, с Дмитрием.
С детства, якобы, дружны были.

БАБКА ВАРЯ

А Котиком его прозвали за то,
что сливки с неснятого молока воровал.

БАБКА МАРИЯ
(лукаво, кивая на скучающего Алексея)

А твой-то, поди, тоже сливки снять не прочь?

Анна поворачивается к сидящему рядом Алексею.
В этот момент Алексей, все с тем же скучающим видом,
подцепив вилкой из лотка изрядный кусок холодца,
пытается донести его до своей тарелки.
Но кусок слишком большой.
Соскользнув с вилки, он плюхается на белоснежную скатерть.

АННА
(подавляя смех)

Не-е-ет… Он на диете!..


9. ИНТ. ПАРАДНАЯ КОМНАТА В ДОМЕ ИЛЬИНЫХ. ВЕЧЕР.

За накрытым столом сидят двое: хозяин имения –
отец Дмитрия, отставной прапорщик Сергей Васильевич Ильин 55-ти лет
и его гость - секунд-майор Илья Сидорович Вырезуб 52-х лет.

ТИТР: Ноябрь 1759  года. Новгородская губерния. Сельцо Демидиха.

ИЛЬИН-СТАРШИЙ
(поднимая рюмку)

Ну, давай что ль, Илья Сидорыч… за именины Димитрия!

ВЫРЕЗУБ
( выпив и подцепив вилкой гриб из тарелки)

Пора б уж Митю твово на государеву службу отдавать. 
Старший-то вон давно в кирасирах.
Чай посодействует…

ИЛЬИН-СТАРШИЙ

Посодействует… чай…
Его полк-то в Красном Селе стоит, недалече от Санкт-Петербурга. 
И не последний он там человек…

ВЫРЕЗУБ

И я про то ж!.. А надо буде, и мы пособём.
И тебе все полегше концы с концами сводить.
Не куда-нить, на государев кошт сына отдаешь.
Не в гвардии, чай, денежки проматывать…

Встав из-за стола, Ильин подходит к висящей на стене картине,
где изображен корабль в волнах бушующего моря.

ИЛЬИН-СТАРШИЙ
(разглядывая картину)

Это да… Это ты верно подметил.
А что?.. Гардемарин из Мити ладный  выйдет.
Плавать да грести на дощаниках умеет,
воды не боится,
грамоте и счету обучен.
А матери-государыне служить все равно надо. 
Срок давно подошел…

ВЫРЕЗУБ
(накладывая себе в тарелку квашеную капусту)

Вот и славно!.. Так и порешим…
Значит, на обратном пути я
Митю в столицу и захвачу!..

Ильин-старший, довольно потирая руки,
возвращается к столу.

ИЛЬИН-СТАРШИЙ

А что, друг ситный,  за то и выпить не грех, а?

ВЫРЕЗУБ

И то верно!
Налей-ка, брат, еще очищенной.
Уж больно она у тебя забориста!
А идет-то как мягко.
Хороша-а-а…


10. ИНТ. КОМНАТА В ДОМЕ ДЕДА ДМИТРИЯ. ВЕЧЕР.

Бабы и Анна убирают со стола посуду.
Бабка Ируся наливает из ведра в таз воду,
собираясь мыть тарелки.
Дед Дмитрий сидит в сторонке,
занимаясь самокруткой.
Алексей, все с тем же скучающим видом,
смотрит в окно на заволакивающую двор темноту.

БАБКА НАТАЛЬЯ
(продолжая разговор,
кивает на деда Дмитрия)

Неужто тебе дед про род Ворониных ничего не рассказывал?

ДЕД ДМИТРИЙ
(оправдываясь)

Бабы, да когда ж рассказывать-то было?
Ее ко мне всего один раз привозили, да и то – шестилеткой.
И я к сыну, сами знаете, в гости редко наведывался.

АННА

Ну… Папа говорил, что наш род по его линии идет
 от крепостных Алены и Михаила. 
Даже древо фамильное нарисовал.
Знаю, что всех мужчин в роду Ворониных называли Дмитриями…

БАБКА ВАРЯ
(перебивая)

Знамо дело – в честь барина-благодетеля,
Дмитрия Сергеевича Ильина.

АННА

А я, судя по этому древу,  седьмая Анна.
Только вот непонятно - в честь кого меня-то так назвали?

БАБКА МАРИЯ
(замерев на месте со стопкой
грязных тарелок)

Вот! И я про то не раз говорила!
Это и для нас загадка!

БАБКА ИРУСЯ
(поддакивая)

Еще какая загадка!
Ведь первую-то жену барина Марией звали.
Только вот померла она вскорости,
аккурат после родов.


БАБКА НАТАЛЬЯ

А вторую Ириной…

Алексей отходит от окна к столу.
Наливает в рюмку настойку из графина
и залпом выпивает.

АЛЕКСЕЙ
(с грохотом ставя пустую рюмку на стол)

О, Господи!..


11. ИНТ. МОРСКОЙ КАДЕТСКИЙ КОРПУС. УТРО.

В классе сидят гардемарины, монотонно, хором
читая текст из учебника.
Среди них – Дмитрий Ильин.

ТИТР:  Декабрь 1760 года. Морской кадетский корпус. Санкт-Петербург.

11-А. НАТ. ПЛАЦ У ЗДАНИЯ МОРСКОГО КАДЕТСКОГО КОРПУСА. ДЕНЬ.

Подготовка строевой.
Гардемарины маршируют на плацу. 
Среди них – Дмитрий Ильин.

11-Б. ИНТ. ЗАЛ МОРСКОГО КАДЕТСКОГО КОРПУСА. ДЕНЬ.

Урок фехтования.
Гардемарины, разделившись на пары,
отрабатывают мастерство.
Среди них – Дмитрий Ильин.

Закадровый текст -  из письма старшего Ильина:
«Вот уж и год пролетел, Митенька. В поместье нашем все по-старому. За тебя только сердце болит. Каково-то тебе вдали от дома? Все ли ладно на государевой службе? Здоров ли? Сыт ли? Сделай милость, отпиши. За сим и кланяюсь. Христос с тобой, Митенька. Благословляю. Твой батюшка Сергей Васильевич Ильин».

12. НАТ.  ДВОР У ДОМА ДЕДА ДМИТРИЯ. УТРО.

Дед Дмитрий колет дрова у сарая.
Из дома, застегивая на ходу куртку, выходит Анна.

АННА

Дедуль, я прогуляюсь, ладно?

ДЕД ДМИТРИЙ

А твой-то где?

АННА

Спит…
И раньше одиннадцати точно не поднимется.
Да и пусть!


Дед Дмитрий ставит на колоду полено
и с одного удара топором раскалывает его надвое.
Анна собирает готовые чурки и несет их к поленнице.


ДЕД ДМИТРИЙ

Слышал я, как вы вчера на крыльце-то бранились…
Подумай, Анюта, десять раз подумай,
прежде чем замуж за него идти.
Не показался он мне что-то.

АННА
(грустно)

Годы не те, чтоб думать и рассуждать…
Мне уже тридцать скоро, дедуль…
Хочу нормальный дом, детей…


ДЕД ДМИТРИЙ
(ставя на колоду очередное полено)

Избалован больно…
Ручки белые, холеные, к труду не приучены.
Одно слово - барчук…

АННА

Будешь тут барчуком, когда мать с утра до ночи
 пылинки с тебя сдувает,
а отец все время на службе.

ДЕД ДМИТРИЙ

И кто ж отец у Лешки, коль не секрет?

АННА
(укладывая дрова в поленницу)

Ой, дедуль, не поверишь!
Отец у Лешки – самый настоящий контр-адмирал!
Вадим Сергеевич Морозов! Во!

ДЕД ДМИТРИЙ
(присвистнув)

Эк тебя занесло-то!

АННА
(недоуменно)

Почему занесло?

ДЕД ДМИТРИЙ
(возясь с очередным поленом)

Да в нашем роду отродясь никто чинов не имел!
Сама знаешь, из крепостных вышли.

АННА

Ну и что? Чем наша семья хуже? Я – журналист.
Папа с мамой прекрасные врачи, а крепостное право,
между прочим, отменили аж в 1861 году.
К тому же, Лешка меня любит,
родителей мы познакомили, свадьба через два месяца. 
Собственно, на нее-то мы и хотим тебя пригласить.

Дед Дмитрий, вонзив топор в колоду,
подходит к Анне.

ДЕД ДМИТРИЙ
(передразнивая внучку)

Любит… Познакомили… Свадьба…
А сама-то ты своего Лешку любишь?
Не за родителей его, чай, замуж собралась!

АННА
(стараясь не смотреть на деда)

Знаешь, дедуль, отношения с родителями мужа
 играют не последнюю роль.
А у меня с ними все путем. 
И Лешка мне нравится…

ДЕД ДМИТРИЙ
(вновь передразнивая внучку)

Путем! Нравится!.. А собачитесь вон как!
Меня не постеснялись! Эх, внуча!
Без любви да согласия ни дома крепкого,
ни детей путных не будет.

Дед Дмитрий возвращается к колоде,
выдергивает из нее топор,
ставит полено и вновь с одного удара,
вложив в него все свое недовольство,
раскалывает надвое.
Анна идет к калитке, выходит со двора.

ДЕД ДМИТРИЙ
(кричит ей вслед)

А на годы свои ты не кивай.
Какие твои годы-то?
Так что, покумекай на досуге.

АННА
(смеясь, уже из-за калитки)

Покумекаю, дед… 
Вот пройдусь до лесочка и покумекаю...

 
13. НАТ. ВАСИЛЬЕВСКИЙ ОСТРОВ. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ. ДЕНЬ.

Народное гулянье.
По заснеженной горке летят санки
с детьми и взрослыми.

ТИТР: Январь 1761 года. Санкт-Петербург.

На взгорье детвора играет в снежки.
Неподалеку группа ряженых с танцами и песнями затягивает
в свой хоровод проходящих мимо, гуляющих горожан.

У подножия горки стоят двое гардемарин – Василий Иевлев
и Дмитрий Ильин.
С самого верха горы на них летят санки с хохочущими девушками шестнадцати-семнадцати лет.
Иевлев и Ильин едва успевают отскочить в сторону.
Пронесясь мимо гардемарин, санки переворачиваются.
Девушки, смеясь, падают в снег.
Ильин и Иевлев, переглянувшись, бросаются им на помощь.
Ильин помогает одной из девушек подняться.
Она, продолжая смеяться, отряхивает снег со своей одежды – голубой расшитой шубке, отороченной белым песцом и белой песцовой шапки.
Ильин зачарованно смотрит на девушку.
Ее светлые кудряшки выбились из-под пушистой шапки.
На густые ресницы и чуть вздернутый носик налипли снежинки.
Широко распахнутые серо-голубые глаза, несмотря на “происшествие”, продолжают смеяться.
Не красавица, но удивительно хороша и мила.

ДМИТРИЙ
(поддерживая девушку под локоток)

Осторожнее надо быть, барышня!..
Так и шею немудрено свернуть…

Девушка, продолжая отряхиваться от снега,
улыбаясь, смотрит на Дмитрия.

ДЕВУШКА

Excuse me!..

ДМИТРИЙ
(оторопев)

Чего?..

ДЕВУШКА
(все так же улыбаясь)

… Э-э-э… Простить!..

Сообразив, что перед ним иностранка,
Дмитрий не успевает и слова вымолвить –
со стороны горки доносится призывное: “Эни! Эни-и-и"!
Девушка, еще раз улубнувшись, бежит по направлению зовущей ее подруги, стоящей рядом с Иевлевым.
Подхватив санки, девушки поднимаются в горку.
Ильин и Иевлев, слосно вросшие в снег, молча смотрят им вслед.


14. НАТ. ОКРЕСТНОСТИ ДЕРЕВНИ ВОРОНИНО. УТРО.

Анна идет огородами к полю, перед поворотом в прилесок останавливается, прислушивается к монотонным постукиваниям, которые доносятся со стороны едва виднеющейся за деревьями древней часовенки.
Немного подумав, девушка направляется к бурому от осенней травы пригорку.
Дверь старой часовни поддается не сразу,
Анна с трудом открывает ее, навалившись плечом.

14-А. ИНТ. ЗАЛ ЧАСОВНИ. УТРО.

Войдя в обветшалое помещение,  она видит на хлипких лесах бородатого парня лет тридцати с небольшим.
Тот тоже замечает Анну.
Отложив палитру, он ловко спрыгивает со своего насеста и встает перед девушкой, открыто изучая незваную гостью.
Под пристальным взглядом насмешливых глаз Анна явно смущается.

АННА

Извините, если помешала…

ПАРЕНЬ
(дружелюбно)

А я уже закончил утреннюю порцию работ.

(протягивая руку, представляется)

Андрей.

АННА
(осторожно пожимая протянутую ладонь)

Анна… А что вы здесь делаете?


АНДРЕЙ

Пытаюсь восстановить былую красоту.
Вообще-то я художник,
но в отпуск всегда приезжаю в Воронино. 

Анна молча идет вдоль стен часовни,
разглядывая потускневшую роспись и
рассыпавшуюся местами лепнину.
Андрей остается стоять на месте,
вытирая ветошью кисти.

АНДРЕЙ

Раньше… ну… в институтские времена, мы целой группой
в этой деревушке обитали, по два месяца.
Теперь все семьями обзавелись, а я вот… часовню бросить не могу.
Прикипел. Девять лет сюда езжу.
Баба Ируся, у которой  живу, уже за своего считает.

АННА

А она вчера у нас в гостях была.
Ну, в смысле, у моего деда.
Вы моего деда знаете?

Андрей открывает флакон с растворителем,
продолжая оттирать кисти.
Анна останавливается у стены,
где часть росписи уже восстановлена.

АНДРЕЙ

Деда Митю?.. А кто ж его не знает?
Единственный мужчина на всю деревню.
Иной раз и сюда заглядывает.
И делом, и советом помогает.
Так, значит, это вас он с таким нетерпением в гости ждал?

АННА
(смеясь)

Значит, меня…
А почему ж вы к нам вчера не пришли?

АНДРЕЙ

Да неудобно как-то, хотя и дед ваш приглашал.
 И баба Ируся с собой звала.
Кстати, в данный момент она меня с завтраком ждет.
Такие оладьи жарит! Не хотите попробовать?

АННА
(чуть кокетливо,
ей явно нравится предложение Андрея)

А вот, представьте себе… Хочу!..

АНДРЕЙ

Тогда чего ж мы ждем? Вперед!..
Оладьи стынут!..


15. НАТ. ПАЛУБА ПАРУСНОГО СУДНА, ПРИШВАРТОВАННОГО У ПРИЧАЛА.

Гардемарины драят палубу под боцманский свисток-мастерок.
Среди них – Дмитрий Ильин и Иван Иевлев.

ТИТР: Май 1761 года. Кронштадт.

ИЕВЛЕВ
(вяло возит шваброй по палубе)

Ох, моя головушка…
Трещит, как тыква перед рубкой в кашу…

ДМИТРИЙ
(насмешливо глядя на товарища)

Каково веселье, таково и похмелье!..

ИЕВЛЕВ
(горестно)

Да уж, брат… Погуляли мы вчера на славу…
А тебя-то где нелегкая носила?


Дмитрий, посмурнев, отворачивается, не отвечая. 
С усердием налегая на швабру, он уходит вперед по палубе.
Иевлев, догадавшись и вмиг забыв о больной голове,
догоняет друга.


ИЕВЛЕВ
(тихо, чтобы никто не слышал)

Неужто опять к своей англичанке бегал?..

Дмитрий никак не реагирует на слова друга,
лишь еще яростнее налегает на швабру.

ИЕВЛЕВ
(осторожно, боясь обидеть Ильина)

Мить, ну… сам пойми…  не про нас тот сказ!
Кто мы, а кто она?.. Эни Лаберт!.. Дочь английского графа…
Гостья аж самой княгини Дашковой!..
Ну погуляли, поиграли глазками и…

ДМИТРИЙ
(резко остановившись, перебивает друга,
отчаянно)

Ее увозят!..

ИЕВЛЕВ
(опешив от такого напора)

Да ты… Когда?..

ДМИТРИЙ

Сразу после бала у Расковых…
Что делать-то, Вань?..

Разговор Дмитрия и Ивана прерывает свисток боцмана
и его резкий окрик:
«Отставить болтовство! Ильин, Иевлев, а ну, шустрей»!
Дмитрий и Иван вновь берутся за швабры.

ИЕВЛЕВ
(орудуя шваброй, бурчит себе под нос –
то ли в адрес боцмана,
то ли в адрес  иных злых сил)

Да чтоб тебе ежа против шерсти рОдить!..

          
16. ИНТ. КОМНАТА В ДОМЕ БАБКИ ИРУСИ. УТРО.

За накрытым к завтраку столом сидят Анна и Андрей.
Бабка Ируся жарит у плиты оладьи,
время от времени подкладывая их гостям.

БАБА ИРУСЯ

Сметанки-то, сметанки берите!..
Своя сметанка-то, в вашем городе такой и не сыщешь.
 
АННА
(отодвигая от себя уже пустую тарелку)

Спасибо, баб Ирусь, но я больше не могу. Лопну!

АНДРЕЙ

А мне каково? Каждый день вот так кормит.
 
Анна встает из-за стола, подходит к стене,
на которой в рамке под стеклом, словно коллаж,
красуются пожелтевшие фотографии родных бабы Ируси.
Алексей внимательно наблюдает за ней, допивая молоко. 

АННА

Баб Ирусь, вы вчера сказали, что никто не знает,
почему всех женщин в нашем роду называют Аннами…

БАБКА ИРУСЯ
(продолжая суетиться у печи)

Никто, милая… Никто эту загадку не разгадал. Да и о прародителях твоих и мужей наших не так уж много известно. Историю Алёны и Мишки из уст в уста передавали – от родителей детям, от бабок внукам. И о благодетеле ихнем – Дмитрие Сергеевиче Ильине – никогда не забывали.

АНДРЕЙ
(встав из-за стола и собирая тарелки)
А не тот ли это Ильин, которому памятник недавно реставрировали?
В местной газете писали… Кажется, в Застижье.

БАБКА ИРУСЯ

Ему, ему родимому. Не будь его милости, не было бы и рода Ворониных.
А берет он свое начало, как ты, Аннушка, знаешь, от крепостных
Алёны и Михаила.

АННА
(помогая Алексею убирать со стола)

Это которого Котиком звали?

Бабка Ируся принимает у Анны и Алексея посуду,
складывая ее в таз с водой,
стоящий на тумбочке у печи.

БАБКА ИРУСЯ

Ну да... Мишка был младшеньким в семье
крепостного кузнеца Воронина. Жил в поместье Ильиных.
С малолетства с сыном барина, Дмитрием, дружил.
А Алена в соседнем поместье росла –
в доме отставного генерала Лугового.
 
АННА

А ее родители?..

БАБКА ИРУСЯ

Да ничегошеньки о них не ведомо. Вроде как сиротой была. 
И не гляди, что крепостная, а хозяин ее - вдовый да бездетный генерал -
Алену за родную считал, как свою дочь воспитывал. Вынянчил да выучил.
 
АННА

А с Михаилом Алена как познакомилась?

БАБКА ИРУСЯ

 Так генерал ее и к Ильиным с собой брал, по-соседски.
Поэтому, Дмитрия и Мишку она сызмальства знала. 
А как годочки-то подошли, Алена с Мишкой хороводиться начали
и сынок барский – Дмитрий - об том знал.

АНДРЕЙ
(задумчиво)

Интересная сказка…

БАБКА ИРУСЯ

Может сказка, а может и нет. Я от мужниной бабки это слышала, а та от своей.
И сказке той уж более двух веков стукнуло.
Поди, и  присочинили что с годами. Кто ж теперь разберет…

17. ИНТ. БАЛЬНАЯ ЗАЛА В ДОМЕ РАСКОВЫХ. ВЕЧЕР.

По просторной зале, отражаясь в настенных зеркалах и
сверкающем паркете, шествуют пары
под звуки менуэта Жана-Филиппа Рамо.

ТИТР: Май 1761 года. Санкт-Петербург.

Среди танцующих заметно выделяется стройная тоненькая белокурая Эни.
В паре с ней танцует темноволосый поджарый военный лет сорока пяти.
Дмитрий, прислонясь к колонне, неотрывно следит за Эни.
Чуть позади Дмитрия стоит Иевлев.

ИЕВЛЕВ
(толкая друга плечом в спину)

Так и будешь столпом стоять?

В этот момент музыка смолкает.
Взмах дирижерской палочки.
Оркестр на хорах начинает новую тему – польский танец.
Эни ангажирует все тот же кавалер.

ИЕВЛЕВ
(вновь толкая Ильина)

Ну?..

Дмитрий направляется к стоящим поблизости дамам
и приглашает на танец первую попавшуюся,
даже не обращая внимания на то,
что она гораздо выше его ростом и уже в летах.
Двигаясь по правилам геометрических фигур,
пары меняются партнерами.
При очередной смене партнера,
Эни и Дмитрий встают в пару,
что дает им возможность поговорить.


ДМИТРИЙ
(шепотом)

Эни, милая… Я буду ждать вас…
На нашем месте… на Фонтанке…

Эни в знак согласия кивает.

ДМИТРИЙ

Скажите, когда?..

ЭНИ
(замешкавшись и от волнения не в силах
 подобрать русские слова,
едва слышно)

Tomorrow… At noon…

ДМИТРИЙ

Завтра?..
В полдень?..
Я правильно понял?..


Эни согласно кивает.
Новая фигура танца.
Пары вновь меняются партнерами.
Дмитрий даже не замечает, что держит за руку
полную пожилую даму с акульей улыбкой.
Он продолжает смотреть на Эни, уплывающую в танце
все дальше и дальше от него.


18. НАТ. УЛИЦА СЕЛА ВОРОНИНО. УТРО.

По улице, от дома бабки Ируси, мимо заброшенных и жилых домов
медленно идут Анна и Андрей.

АННА

Андрей… вы сказали, что памятник Дмитрию Ильину где-то неподалеку…

АНДРЕЙ

Да, в Застижье… Если хотите, можем найти.
Я тут всю округу изучил.
Но сразу предупреждаю - транспорта нет.
Так что пешком придется. Часа два в один конец…
Не испугаетесь?

АННА
(чуть обиженно)

 Между прочим, я журналист.
И занимаюсь отнюдь не светской хроникой.

За разговором Анна и Андрей подходят
к дому деда Дмитрия.

АНДРЕЙ

Тогда договорились.
Встретимся завтра часиков в семь.
Не рано будет?..

АННА

Так я жаворонок.
Привыкла рано вставать.

Неожиданно посерьезнев,
Андрей внимательно смотрит на девушку.

АНДРЕЙ

А вы, должно быть, на свою
прародительницу похожи.

АННА
(пожимая плечами)

Не знаю…
Вот на прабабушку - тоже Анну - точно похожа,
у нас ее фотографии есть.
А портрета Алены никто не видел…

АНДРЕЙ

Наверняка похожи…
В вас красота не современная.
Лицо, как на старинных иконах.

АННА
(смутившись)

Да ну вас!..

Анна открывает калитку и
направляется к дому деда Дмитрия.

АНДРЕЙ
(кричит ей вслед)

Не забудьте!
Завтра в семь!..


19. НАТ. НАБЕРЕЖНАЯ ФОНТАНКИ. НЕПОДАЛЕКУ ОТ ЛЕТНЕГО САДА.

В ожидании Эни, взволнованный предстоящим расставанием
Дмитрий нетерпеливо меряет шагами набережную.
Пять шагов влево – разворот. Пять шагов вправо – разворот.

ТИТР: Май 1761 года. Санкт-Петербург.

Еще пять шагов влево – разворот.
Увидев Эни, бегущую к нему со стороны Летнего сада,
он радостно бросается ей навстречу.
Молодые люди обнимаются.

ДМИТРИЙ
(ласково гладя волосы девушки)
 
Как же так, Эни?.. Ну как же так?..

ЭНИ
(путая от волнения русские и
 английские слова)

My dad… Папа… must be in Montreal…
быть Монреаль…
at the request of king George…

ДМИТРИЙ
(поняв лишь три слова)

Батюшка увозит тебя в Монреаль?..
Но почему?..

ЭНИ

That^s an order!.. 
Приказ… корол George…

ДМИТРИЙ
(не выпуская девушку из объятий)

Какой приказ? Какой король?..
Ты вернешься?.. Ты сможень мне написать?..

ЭНИ

Don^t know… Не знать…

Высвободившись из объятий Дмитрия,
Эни достает из маленькой, украшенной гарусной
вышивкой сумочки  крошечный футляр
и протягивает его Дмитрию.

ЭНИ

This is for you… На пам-ять…

Дмитрий открывает футляр.
В углублении синего бархата лежит крупная
розовая овальная жемчужина.

ДМИТРИЙ
(не понимая)

Что это?.. Зачем?..

ЭНИ

Precious pearl… Э-э-э…
Смотрь-еть и думайт  Эни…

Широко распахнутыми, полными горечи и слез глазами
Эни смотрит на Дмитрия.
Дмитрий вновь обнимает девушку.

ДМИТРИЙ
(прижимая Эни к груди)

Всегда!.. Слышишь, Эни?..
Всегда о тебе думать буду!..


20. НАТ. ТРОПИНКА ВДОЛЬ ПОЛЯ. УТРО.

Анна и Андрей идут по узкой тропинке, тянущейся вдоль поля с одной стороны и прилеском - с другой.
Андрей, с небольшим рюкзаком за плечами, идет впереди.
Анна, с висящим на шее фотоаппаратом, плетется следом.
Она явно устала, но не хочет этого показывать.
Андрей, оглянувшись на отставшую девушку, понимает, что она устала.
Он останавливается, сходит на обочину к прилеску и снимает с плеч рюкзак.

АНДРЕЙ

Все, привал!

Анна без сил падает на траву.

АНДРЕЙ
(открывая рюкзак)
 
Кофе хотите?

АННА
(оживляясь)

А есть?..

Андрей достает из рюкзака две термокружки и
протягивает одну Анне.
Анна, нажав на кнопку термокружки,
делает глоток и обжигается.

АННА
(прикрыв глаза от блаженства)

Горячий…
Эх, еще б бутербродик…

АНДРЕЙ
(невозмутимо)

Не вопрос!..

Андрей достает из рюкзака пакет с бутербродами
и протягивает его Анне.

АННА
(вынимая из пакета бутерброд,
восхищенно)

Андрей, вы волшебник!

АНДРЕЙ
(шутливо кляняясь,
тоном пажа из сказки “Золушка”)

Я не волшебник, я только учусь!

Анна ест бутерброд, пьет кофе
и оглядывается по сторонам.

АННА

Хорошо тут!.. Такие просторы!..
Жаль, что Лешка не захотел с нами пойти.
Небось, еще дрыхнет.

Андрей, словно не слыша ее упоминаний об Алексее,
укладывает в рюкзак кружки и пакет с бутербродами,
встает и протягивает Анне руку.
Анна поднимается с травы.

АННА

Спасибо…

АНДРЕЙ

На здоровье!
Потопали?..  Осталось совсем чуть-чуть…


21. НАТ. БАЛТИЙСКОЕ МОРЕ. ПАЛУБА ПАРУСНОГО КОРАБЛЯ. ДЕНЬ.

Дмитрий Ильин в звании кадетского капрала  осваивает штурвал. 
Рядом стоит  лейтенант Васин.

ТИТР: Июль 1761 года. Балтийское море.

ДМИТРИЙ
(вцепившись в штурвал, шепотом)

Ветра нет… Совсем нет…
Господи, помоги!..

ЛЕЙТЕНАНТ ВАСИН
(невозмутимо, глядя вдаль)

Коль ветра нет, надобно не Богу молиться, а… э-э-э… 
Написать на бумажке имена десяти лысых,
да и выбросить ее за борт. 
Ветер и появится…

Дмитрий недоверчиво косится на лейтенанта,
не выпуская из рук штурвал.
Мельком взглянув на побелевшие от
напряжения пальцы Дмитрия, Васин вновь смотрит вдаль –
на расстилающиеся вокруг водные просторы.

ЛЕЙТЕНАНТ ВАСИН
(столь же невозмутимо)

Попробуйте, Ильин, попробуйте!..

ДМИТРИЙ
(недоверчиво, но боясь ослушаться)

Есть попробовать!..
Только где ж столько лысых-то набрать?..

ЛЕЙТЕНАНТ ВАСИН
(все так же невозмутимо,
не глядя на Дмитрия)

А это уж ваша забота…
Да и с ветром-то поосторожнее, Ильин!
Иной не то что в гавань зайти поможет, а в море-океан унесет.
Поминай как звали!

ДМИТРИЙ
(мечтательно, тихо, сам с собою)

Эх, унестись бы за моря-океаны!..
Где-то ты сейчас, Эни?..

ЛЕЙТЕНАНТ ВАСИН
(недовольно)

Что вы там бормочете, Ильин?
Приказы надо не обсуждать, а выполнять.

ДМИТРИЙ

Есть быть осторожнее!
Есть не обсуждать, а выполнять!

ЛЕЙТЕНАНТ ВАСИН

Так-то оно лучше будет…


21. НАТ. ДЕРЕВНЯ ЗАСТИЖЬЕ. ЛЕСНОЙ РАЙОН ТВЕРСКОЙ ГУБЕРНИИ.

Лесная тропинка вывела Анну и Андрея к
кладбищу деревни Застижье.
Оказавшись у резных деревянных столбов,
соединенных легким треугольным перекрытием с крестом,
молодые люди останавливаются.
По дорожке с кладбища им навстречу идет
седовласый старик лет семидесяти с небольшим.

АНДРЕЙ
(обращаясь к старику)

Здравствуйте!.. Не подскажете, как пройти
к памятнику Дмитрию Ильину?

СТАРИК
(дружелюбно)

День добрый, коль не шутите!..
Отчего ж не подсказать?..
Могу и проводить.

АННА

Если не трудно…

СТАРИК
(улыбаясь)

Да что ж тут трудного-то? Идемте!..

Старик поворачивается и идет по дорожке в глубь кладбища.
Анна и Андрей следуют за ним.

СТАРИК
(нарушая молчание)

Сами-то вы откуда будете?

АННА, АНДРЕЙ
(одновременно)

Из Питера… Из Москвы…

СТАРИК
(оглянувшись на них)

Вон оно как! Не местные, значит…

АННА
(не желая вдаваться в подробности)

Да мы в Воронино у родных гостим.

За нехитрым разговором старик подвел Анну и Андрея
к подножью памятника Дмитрию Ильину. 
 
СТАРИК
(указывая на памятник)

Вот… Пришли…

Анна и Андрей поднимаются по ступеням к памятнику –
небольшой стелле в обрамлении чугунных корабельных пушек, выполненных по старинному образцу и соединенных меж собой
массивной цепью.
Старик, не торопясь, следует за Анной и Андреем.

АННА
(остановившись у памятника,
вслух читает надпись)

«Герою Чесмы
Лейтенанту
Ильину
род. въ 1737 году
сконч. въ 1802 году.» 

АНДРЕЙ
(тихо)

Надо же!..
Не простым человеком был благодетель твоих
прародителей. Совсем не простым…

(обращаясь к старику)

Интересно… жив ли кто из потомков Ильина?..

СТАРИК

Мне о том неведомо…
Был тут у нас в 60-х какой-то родственник генерала Лугового.
Из Ленинграда.
Говорил, что поместья Ильиных и Луговых неподалеку
друг от друга стояли.
Так вот он, этот родственник,  по окрестным деревням с месяц ездил, бумаги всякие у стариков скупал. 
Говорил, для истории, мол.

АННА

А имени его не помните?..

СТАРИК

Имени, милая, не помню, а фамилия, точно, как у генерала была –
Луговой.
Ему… ну тому родственнику, в то время лет пятьдесят было. 
Поди, давно уж помер…
Да вы у баб в Воронино поспрошайте.
Он же и к ним заезжал…

Во время рассказа старика, Анна отходит в сторону,
изучая другие могилы и
фотографируя надгробные плиты.
Делая очередной снимок, девушка  случайно
наступает на одну из них.

СТАРИК
(неодобрительно глядя на Анну)

Перед памятью, как перед образами,
надобно молча стоять…

АННА
(возвращаясь к памятнику,
виновато)

Простите…


22. НАТ. ПАЛУБА ПАРУСНОГО СУДНА.  БАЛТИЙСКОЕ МОРЕ.


Гардемарины ставят паруса,
ловко взбираясь по вантам и
расходясь на реи. 
Среди них – Дмитрий Ильин.

Закадровый текст – из письма старшего Ильина:

«Спрашивал ты, Митя, в письме своем про Мишку Воронина
 и Луговую Алену.
Отвечу. Не шибко радостно у них. Мишку-то в солдаты отдали по осени.
К Алене урядник из Алексейково сватался. Вроде, и сговорились они с Луговым по приданному. А Алена возьми да и руки на себя наложи.  Еле живой из петли вынули.
Увез ее генерал после того в Петербург, к сестре своей Наталье Платоновне. Больше ничего мне про них неведомо.
А тебе, Митенька, о женитьбе надобно подумать. Хорошая партия не помешала б. Да и нам с матушкой все б полегше жилось»…


23. НАТ. ДВОР ДОМА ДЕДА ДМИТРИЯ. ВЕЧЕР.

Дед Дмитрий сидит у дома на завалинке.
Анна и Алексей ссорятся возле бани.

АЛЕКСЕЙ
(бегает взад-вперед,
размахивая руками)

Совсем сдурела?..
Нет, ну вы только посмотрите на нее!
Анна блаженная!..
Ехали на юг, ехали и… прие-е-ехали!
Здрасьте вам!.. 
Ей теперь Питер подавай!

АННА
(стараясь сдержаться)

Ну как ты не понимаешь?..
Мне это важно! Очень!

АЛЕКСЕЙ
(еще больше выходя из берегов)

Да в чем важность-то?  В чем?..
Дались тебе эти родовые легенды!..
Ну, жил тут Ильин! Ну, поклонилась ты его могилке! Все!
В Питер-то на кой черт тащиться?

АННА 
(просительно)

Ну, Лешенька… Ну, милый!..
Ну мне очень надо найти потомков генерала Лугового. 
Возможно, кто-то из них еще жив.
Баба Варя в бумагах своей матери старый адрес нашла…

АЛЕКСЕЙ
(не дав Анне договорить)

Да тебе-то что до них?
Дались тебе эти Луговые и какой-то там Ильин!..

АННА
(перебивая, твердо)

Он не какой-то там!.. Дмитрий Ильин - герой Чесменского сражения! А генерал Луговой вырастил Алену!
И это не просто история моего рода! Это НАША история!
Ты забыл, что я – журналист?
А твой отец, между прочим, мог бы помочь в поисках…

АЛЕКСЕЙ

О-о-о!.. Вот только папочку моего сюда не приплетай!..
Короче, мы едем на море или как?

АННА
(подойдя к Алексею вплотную,
глядя ему в глаза, твердо)

Я… еду… в Питер!.. 

Развернувшись, Анна бежит со двора и,
громко хлопнув калиткой, скрывается за ней
в темени сгущающихся сумерек.
Растерянный и злой Алексей,  с досадой сплюнув,
уходит за баню в огороды.
Дед Дмитрий, слышавший перебранку молодых,
все так же сидит на крыльце, покуривая.

ДЕД ДМИТРИЙ
(довольно щурясь)

Докумекала… внуча…


  24. НАТ. ПАЛУБА ПАРУСНОГО СУДНА, СТОЯЩЕГО НА РЕЙДЕ. УТРО.

Матросы, под присмотром боцмана, грузят в шлюпку
провиант для дворцовой кухни.

ТИТР: Июнь 1762 года. Петергоф.

Дмитрий Ильин и Иван Иевлев, в составе такелажной команды,
заняты починкой парусов.

ИЕВЛЕВ
(поглядывая на погрузку шлюпки
и орудуя грубой иглой)

Слышь, Мить…
Сказывают, будто голштинским немцам,
окромя жалованья,
 еще и пиво с государева стола подают.

ИЛЬИН
(занимаясь одной из прорех паруса,
равнодушно)

Тебе-то что до того?..

ИЕВЛЕВ
(мечтательно)

Попробовать бы…

Видя, что Дмитрий никак не реагирует
на его слова, Иевлев меняет тему.


ИЕВЛЕВ

А еще сказывают, будто фрейлина Шафирова,
которая Марфа,
за камер-юнкера замуж вышла…

ИЛЬИН
(безразлично)

Вышла и вышла… Нам что с того?..

ИЕВЛЕВ
(в сердцах)

Ну ни до чего ему дела нет, а!..
Об чем с тобой говорить-то, Митя?..

ИЛЬИН
(спокойно)

А ты, Вань, не на все горшки уполовником будь.
Не все кряду мели, что слышал-то…

ИЕВЛЕВ
(горячо)

Да тебе, что теперь ни скажи, все вороньи перья!
Был человек человеком, а как Эни увезли,
ну… словно мышь в коробе!..
 
(после паузы, успокоившись)

Вестей от нее совсем что ль нет?..

ИЛЬИН
(хмуро)

Нет…

(Продолжение следует)…


Рецензии
Среди Ваших, Ольга Рязан Кириллова, рецензентов, с уважением и благодарностью за талант и труд,

Дмитрий Алексеевич Ильин   09.06.2017 10:49     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.