Удел моряка

1.
Жил когда-то в Портсмуте один мальчишка. Был он непоседой и драчуном. Может быть, за это он и нравился Джейн, дочери трактирщика, жившей по соседству. Она была робкой и прилежной девочкой. Иногда он заходил за ней, и они вдвоем гуляли по берегу моря. Темными зимними вечерами они вместе рассматривали звезды и мечтали о дальних странствиях. В 13 лет мальчишка убежал из дома. Говорили, что он юнгой уплыл на одном из кораблей в Южную Америку. Она ждала возвращения своего друга, но спустя лет десять прошел слух, что он стал жестоким пиратом.
После смерти отца Джейн унаследовала трактир и вышла замуж за портсмутского рыбака. Ее супруг был тихим, спокойным человеком. Семейная жизнь не принесла ей счастья. Бог не дал детей, а муж утонул в море. Так Джейн дожила до старости одинокая в своем трактире. Она была все такой же – худенькой и наивной, только постаревшей. Посетителей с каждым годом становилось все меньше, и трактир уже почти не приносил никаких доходов.  Поскольку Джейн была женщиной аккуратной и покладистой, к ней не раз сватались, только она всем отказывала, поскольку никто ей не нравился.  Она все чаще думала про своего друга детства, но уже не могла вспомнить ни его лица, ни имени.
Однажды в трактир пришел старый одноногий моряк в дорогом, но изрядно потертом камзоле и стал здесь жить. Его отличали коренастая, почти квадратная фигура, густые седые волосы, собранные в пучок, глубокий взгляд и большой, немного искривленный нос. Все его имущество составляли маленький сундучок и попугай.  Он постоянно курил адское зелье, без меры жаловал ром и зло ругался со всеми посетителями трактира. И каждую ночь старый моряк уходил на морской берег, где слушал прибой и смотрел на звезды.
Вся округа его ненавидела, считая беглым каторжником. Он ни с кем не водил компаний, в трактире никого не угощал и ни от кого не принимал подношений.  Он сидел в стороне от всех за отдельным большим столом и был вспыльчив на любой возглас в свой адрес. На него давно бы донесли властям, если бы не заступничество со стороны Джейн.  Она жалела своего постояльца и даже не спрашивала с него денег за приют. Моряк время от времени оставлял ей на трактирной стойке по нескольку пенсов, но она брала совсем немного и только в очень  редких случаях. Обычно же эти деньги она относила назад в комнату своего постояльца.
Джейн немного побаивалась старого моряка и не решалась поговорить с ним. Только, зная его привычку, она ночью вслед за ним выходила к морю и, встав рядом, также смотрела на звезды.
Звали его - Джон Сильвер.


2.

Он никогда не расставался со своим попугаем, который терпеливо относился ко всем вредным привычкам своего хозяина и только что сам не курил табак и не пил ром. Джон Сильвер звал его капитаном Флинтом, по-видимому, в память о легендарном предводителе пиратов. Это был австралийский какаду, такой же старый, как и сам хозяин. Но в отличие от Сильвера попугай имел довольно уравновешенный нрав. Обычно он тихо сидел на плече у хозяина, перебирая свои перья или его седые волосы, и было странно, что птица никуда не пытается улететь.
По словам Сильвера, попугай был единственным, кто не бросил его в Батавии, когда пьяный лекарь в портовой ночлежке ампутировал ему ногу. Они крепко сдружились и окружающие воспринимали их как одно целое. И действительно, старину Джона было невозможно представить без попугая на плече. Вместе они проплавали по всему свету и не раз побывали в разных переделках. На Новой Гвинее Сильвера захватили дикари и чуть было не съели.  Но не было случая, чтобы капитан Флинт струсил и предал своего хозяина. Он сам скорее был готов пойти на съедение к дикарям, чем дать в обиду старого моряка. Часто во время ссор Сильвера с посетителями трактира капитан Флинт также едва не бросался в драку: он начинал хлопать крыльями и громко кричать на недругов своего хозяина и даже мог кого-нибудь больно укусить за руку, чем немало веселил публику.
Джон Сильвер отличался буйным нравом, но по отношению к своему питомцу проявлял трогательную нежность. Было забавно наблюдать, как иногда он осторожно поглаживал перышки своего питомца и в этот момент смягчался по отношению ко всему окружающему. Вдруг начинал тихо напевать себе под нос какую-то матросскую песню – длинную и заунывную.
Попугай знал множество слов и говорил их со смыслом, так что они часто переговаривались. И если по отношению ко всем Сильвер проявлял в разговорах надменность и раздражение, то с капитаном Флинтом он говорил на равных и никогда не повышал голоса. Со стороны казалось, что это беседуют два старых приятеля.
Сильвер никогда не приступал к еде до того, пока не покормит своего пернатого друга. Для капитана Флинта Джейн даже стала приносить отдельную чистую маленькую тарелочку. Сначала Сильвер из своей большой миски складывал туда маленькие кусочки еды для своего друга, а потом уже начинал его кормить с руки. Зная этот порядок, Джейн специально клала в миску Сильверу побольше кусочков фруктов и овощей.  Капитан Флинт благодарно, непрерывно кланяясь, принимал пищу из огромных грубых рук своего хозяина. Это был целый спектакль! Но если кто-то из посетителей трактира пытался с ним заговорить или угостить чем-нибудь, к удовольствию хозяина капитан Флинт высказывал наглецам свое презрение злобным шипением и поднятым хохолком.
А уже когда капитан Флинт наедался, тогда и сам Джон Сильвер приступал к своей трапезе. Впрочем, он-то мог питаться только одним ромом.

3.

Поздней осенью в трактире появилась Мари. Откуда взялась эта девочка никто не знал. Говорили, что она сирота. Прежде она жила с матерью в одном из притонов Портсмута, где однажды в отсутствии матери над ней надругались пьяные матросы. Полгода назад ее мать умерла от падучей, и хозяйка притона тут же вышвырнула Мари на улицу. Никому не нужная она скиталась по городу. На пороге трактира Джейн Мари появилась голодная и оборванная. При виде ее разбитых и грязных босых ног у Джейн сжалось сердце.
Дженни пожалела бедняжку и не без брезгливости покормила ее и была сильно удивлена, когда в благодарность Мари вызвалась убрать трактир. Посетителей было немного, и Дженни не помышляла о помощнице, к тому же такой оборванки, но Мари показала прилежание и удивительное усердие. Дженни дала ей кое-что из своих вещей и оставила переночевать в трактире, но и на следующей день ее сердце не позволило выставить девочку за дверь. Тем более, приодетой она выглядела очень симпатичной. А ее личико выказывало доброту и кротость.
Так Мари насовсем осталась в трактире. Она исправно во всем помогала Джейн, а особым предметом ее заботы стал цветочный палисад у трактира, содержать который было сложно, так как его постоянно затаптывали прохожие. Мари очень любила цветы, и ее заботой палисад получился лучшим во всем Портсмуте.
Спустя несколько дней случилось происшествие. Питер Болл, один из постоянных посетителей трактира, во время обеда обвинил Мари в воровстве денег. Болл, здоровенный детина, был пьяницей и самым никчемным человеком во всем городе. Он никогда нигде не работал, а промышлял кражами в порту. И все, что ему удавалось украсть, он тут же пропивал. К этому времени Болл задолжал Джейн больше десяти шиллингов.  Должен он был, впрочем, всем портсмутским трактирщикам и лавочникам. Джейн обслуживала его в долг, поскольку клиенты у нее были наперечет, и она боялась потерять последних.
От обиды и несправедливости Мари разрыдалась. Она очень боялась, что из-за этого Джейн откажется от ее услуг и выставит на улицу. Но у Джейн даже помыслов таких не было. Она не сомневалась в честности Мари, к тому же ей очень понравилась эта девочка, которая стала ей родным ребенком. До нее Джейн не дано было узнать счастье материнства. А Мари в тот вечер даже не подходила к Боллу, в то время как тот обвинил ее в краже из его карманов пятнадцати шиллингов. И хотя посетители трактира знали, что он отродясь таких денег не видел и сам враль и мошенник, все предпочли промолчать.
В гневе, требуя якобы украденные деньги, Болл даже замахнулся на Мари, как в тот же момент кто-то схватил его за руку. Неожиданно для Джейн за девочку вступился Джон Сильвер, который вырос скалой за спиной Болла.
– Тебе чего, калека? – рассвирепел Питер Болл.
В ответ глаза Джона Сильвера налились кровью и было видно, что он не намерен отступать. Таким его еще никто здесь не видел! Одновременно со своего обычного места на плече у Сильвера капитан Флинт расправил крылья и грозно зашипел. Птица также была готова ринуться в бой. Неизвестно чем бы все закончилось, но Джейн быстро сунула в руку Болла пять шиллингов и решительно заявила, что инцидент исчерпан и более ее трактир для него закрыт. После чего Болл вышел вон.

4.

Следующей ночью кто-то уничтожил цветочный палисад Мари. Не успела Джейн прийти в себя от одного огорчения, как случилось другое неприятное событие.
Ближе к полудню, когда Сильвер как обычно еще спал, за ним в трактир пришли двое солдат. Оказалось, что мировой судья получил донос и нашлись те, кто подтвердил, что Джон Сильвер – пират и беглый каторжник. Стоило солдатам разбудить старого моряка, как он и его попугай стали бранно кричать на них. В ответ один из солдат ударил Сильвера в лицо, так что брызнула кровь,  и это был первый случай, когда он не смог дать сдачу обидчику.
Солдаты пригрозили Сильверу сломать его костыль и здоровую ногу и заставили подчиниться. Капитана Флинта солдаты жестоко отшвырнули от хозяина и оставили в закрытой комнате. Не обращая внимание на протесты Джейн, которая, вцепившись, пыталась удержать солдат, они выволокли Сильвера на улицу. Пинками и оскорблениями они потащили его по направлению к портсмутской крепости.  На старого моряка было больно смотреть. Он даже не успел как следует одеться, и Джейн пришлось нагонять процессию, чтобы надеть шляпу на его растрепанные седые волосы.
И тут произошло что-то совсем необычное. Капитан Флинт клювом разбил окно, вылетел на улицу и устремился вслед за своим хозяином. После этого, как не пытались его отогнать солдаты, он уселся на плечо Сильверу и вместе с ним отправился в крепость.
Джейн не знала, что и думать. В Порсмуте все обсуждали арест ее постояльца. Горожане открыто злорадствовали насчет Сильвера и отворачивались при встрече с Джейн. В этот вечер трактир был пуст.
На следующий день она собиралась отправиться к мировому судье, чтобы узнать насчет своего постояльца. Джейн  собрала Сильверу  узелок с едой и вышла из трактира. В это время Мари  наводила порядок в палисаде. И тут они заметили  вдалеке возвращающегося Сильвера по его неспешной тяжелой походке. Джейн опустилась на землю и Мари увидела, что ее хозяйка глотает слезы.
Как ни в чем не бывало, с капитаном Флинтом на плече Джон Сильвер вернулся в трактир. Подойдя, он встал перед Джейн и Мари так, словно это они нуждались в его защите.
Что такого Сильвер рассказал о себе мировому судье, после чего тот его отпустил, никто в Порсмуте не знал, но не без участия тех же самых солдат, злые языки замолчали. Это еще больше всех укрепило во мнении, что Джон Сильвер – опасный человек с темным прошлым.


5.

Прошло еще какое-то время, и случившиеся неприятности, казалось, стали забываться. Джейн удалось даже привлечь в трактир новых посетителей. Хотя нрав Джона Сильвера не изменился и он продолжал задираться по каждому поводу ко всем, кто переступал порог трактира, но многим горожанам было интересно на него посмотреть. К тому же, другие трактиры Портсмута тоже редко обходились без ссор и драк. Один Питер Болл чего только стоил! Поскольку он не решался возвращаться в трактир Джейн и обитал в соседних заведениях, ему удалось оттуда отвадить многих тамошних завсегдатаев.  Вдобавок ко всему, Мари так усердно помогала во всех делах Джейн, что ее трактир блистал чистотой и кухня заметно улучшилась. Да еще посетителей встречали такие красивые цветы в палисаде!
В тот вечер Джон Сильвер, как водится, выпил изрядную порцию рома и с большим трудом ушел спать к себе в комнату. Посетители были заняты своими разговорами и на него никто не обратил внимания. Также никто не заметил, где в это время находился капитан Флинт.
На следующий день Джон Сильвер проснулся, как обычно, после полудня. Джейн и Мари услышали его дикий крик. Поначалу они подумали, что что-то случилось с самим Сильвером, но как оказалось, из комнаты исчез капитан Флинт. Весь день Сильвер не находил себе места: он то запирался у себя в комнате, то шел на берег моря. Джейн и Мари осмотрели все закоулки трактира и обошли всех соседей, пытаясь найти следы капитана Флинта, но все было тщетно. Мари несколько раз звала Сильвера обедать, но он так и не вышел в зал.
Развязка случилась вечером, когда ужин в трактире близился к завершению. Подвыпившие посетители были заняты своими обычными спорами и делами, как вдруг все услышали какой-то тихий стон, всхлипывание, словно кто-то пытался изо всех сил сдержаться, но не мог. Это был плач старого человека, убитого горем. Посетители замолчали. Джейн и Мари, переглянувшись, вместе тихонько подошли к комнате Сильвера. Через приоткрытую дверь они увидели сидящего на полу Сильвера, склонившего над маленьким пестрым тельцем попугая.
Пока шел ужин кто-то из посетителей трактира подбросил мертвую тушку капитана Флинта к двери комнаты Джона Сильвера. Это было сделано так осторожно, что осталось для всех незамеченным.
Все быстро разошлись. Джейн и Мари провели всю ночь в зале. Они даже не стали убирать за посетителями, настолько им самим было больно от случившегося. Сами того не замечая, они привязались к странному попугаю и очень сочувствовали горю Сильвера. Им хотелось его как-то успокоить, но они так и не решились к нему подойти.
Утром Сильвер попросил Мари принести ему кусок материи и веревку. После этого он арендовал лодку и с маленьким тряпичным свертком в руках, перевязанным веревкой с увесистым камнем, отправился в море. Джейн и Мари остались на берегу, высматривая его. День был солнечный и безветренный, так что им было хорошо видно, как Сильвер своими сильными руками правил веслами лодку в открытое море. Проплыв примерно два кабельтов, он остановился. Затем как будто что-то стал говорить и опустил сверток в море. Постояв на месте еще какое-то время, Сильвер возвратился назад на берег. Джейн и Мари догадались, что так он по морскому обычаю похоронил капитана Флинта.

ЭПИЛОГ

Они и не заметили, как он исчез.
Простившись с другом, Джон Сильвер, ничего не говоря, ушел к себе в комнату. Джейн и Мари не хотели его тревожить.  В трактире было тихо. Когда спустя какое-то время Мари пошла позвать Сильвера на обед, оказалось, что его комната пуста. При всей своей нескладности он удивительно тихо покинул трактир. Мари было обидно до слез, что он не захотел с ними проститься.
Но его уход не стал неожиданностью для Джейн. Она не стала терять времени. Быстро собрала вещи свои и Мари, и наглухо, словно покидала  навсегда, закрыла трактир. После этого она срезала в палисаде все цветы и отнесла их на портсмутское кладбище на могилу мужа.
Уже приближался вечер, когда Джейн с Мари оставили Портсмут.
– А ты не боишься, что мы его не найдем? – спросила Мари.
– Не беспокойся, моя девочка, я знаю, как его отыскать, – ответила ей Джейн.
И они пошли вдоль длинного песчаного берега.


Рисунок Татьяны Никольской


Рецензии
Превосходно написано!!!

Лариса Белоус   02.12.2017 14:23     Заявить о нарушении
Спасибо Лариса!

Юрий Николаевич Егоров   02.12.2017 14:34   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.