Тёмная комната

Историческая справка:
 
В результате начавшейся в 1672 году войны, спрос на картины в Голландии резко упал. Не бедствовавший до этих пор живописец Ян Вермеер, был вынужден продавать  написанные им картины за бесценок, чтобы прокормить своих одиннадцать детей. Он глубоко переживал создавшуюся ситуацию, в результате чего заболел и умер в 1675 году.



Глава 1.

- Давайте теперь перейдём к следующему полотну. Здесь мы видим картину Герарда Терборха «Бокал лимонада», написанную им в тысяча шестьсот шестьдесят четвёртом году. Это самая знаменитая картина крупнейшего мастера голландской жанровой живописи. Бытовой сюжет полотна, который можно назвать как «сцена у сводни», имеет непосредственное отношение к действительности, но воспроизведён художником весьма деликатно и тонко, без акцента на интимность всей ситуации. Нарядная девушка и молодой человек заняты приготовлением лимонада. Девица  держит в руке бокал, а юноша, придерживая его одной рукой, другой размешивает содержимое. Не секрет, что  приготовление напитка - лишь повод для их помолвки, что подтверждается красноречивым взглядом юноши и смущением молодой особы. Старуха-сводница, склонившаяся над девицей, как бы молчаливо советует ей решиться на предложение юноши. Терборх мастерски выписал переливы шелка и атласа, золотое шитье, которым отделаны платья. Этим он снискал большую популярность у зажиточных бюргеров, что принесло ему не малые доходы от портретной живописи.

- Извините, товарищ экскурсовод, а зачем в нижнем углу картины нарисован какой-то шар? Что это?- с каким-то ехидством спросил молодой человек в джинсах с дырками на коленях и бёдрах.

- Я думаю, что это не существенная деталь картины. Просто художник воспроизвёл все предметы обихода, чтобы создать атмосферу реальности.

- А я совсем по-другому воспринял картину. И думается, что этот шарик здесь неспроста нарисован.

 Экскурсовод, Надежда Андреевна, дама лет пятидесяти пяти, даже немного обиделась за намёк о непрофессионализме, но её разбирало любопытство. Она, естественно, подозревала, что из ответа не выйдет ничего хорошего, однако копание в тонкостях искусства и жажда к познанию всё же заставили её переспросить.

- Ну, и как же ВЫ видите это полотно?

- Да тут всё по глазам понятно. Чувак охмурил тёлку, и та залетела от него. Вон, вишь как побледнела. Точно - беременная. А он ей лимонадику, мол: «Выпей, дорогуша, авось рассосётся». А сам радуется, что месяц  другой она у него на крючке теперь и  уговаривать не надо будет, сама придёт. А бабка смекнула всё, теперь будет молодухе нагоняй. Вот только не пойму к чему шар тут?

- Молодой человек, Вы свои распущенные мысли оставьте при себе. Бюргеры эпохи Терборха были очень воспитаны и отличались особой галантностью. Они не только проявляли крайнюю степень уважения к женщине, а возводили в культ служение даме, исполнение всех её желаний и капризов. Это был своего рода ритуал преклонения перед женской красотой. Кавалеры были изысканно вежливы и чрезвычайно обходительны для того, чтобы могли позволить себе предположенное Вами.

- Вся эта галантность напускная. На самом же деле выглядит не более чем изысканный флирт, а на поверку всё к одному и тому же ведётся.

Надежда Андреевна поняла, что спорить в данной ситуации бесполезно и решила поскорее замять ситуацию.

- Да, это флирт, но не переходящий рамок приличия. Если хотите даже мировоззрение и стиль жизни. Давайте же перейдём к следующей картине…

   Весь оставшийся день Надежда Андреевна думала о шаре. Юноша был прав – случайных деталей на картинах такого уровня не бывает. Когда пришла с работы попросила внучку найти в интернете всё про «Бокал лимонада». Но все сайты, как под копирку, описывали картину однообразно. Ей даже показалось, что кто-то записал её экскурсию и потом по её рассказу дал описание картины, а остальные, естественно, передрали уже у него. Тогда Надежда Андреевна попросила найти описания на английском языке. Сайт «Oldgravura» не подвёл – описание картины  не содержало  анализа отношений, но описание одежды и предметов обихода было дано исчерпывающим. Оказалось, что загадочный шар не что иное, как ядро, к которому некогда была привязана цепью обезьянка. Обезьянку, как и собаку, сидящую на стуле и смотрящую в окно, автор по неизвестным причинам закрасил. Теперь всё становилось на свои места и рассуждения юноши уже казались не такими бредовыми.  Безусловно, собака являлась неким символом свободы, стремлением к вольной и бесшабашной жизни молодого человека. Обезьянка же была привязана к тяжёлой ноше и не могла убежать, олицетворяя тем самым положение молодой особы. Да, теперь лицо девушки казалось Надежде  Андреевне особенно бледным.

«Всё-таки, иногда, надо прислушиваться к молодёжи, у них иной взгляд на мир и порою они открывают глаза на то, что мы видим совсем по-другому», - подумала Надежда Андреевна, несколько сожалея о прошедшей молодости.



Глава 2.

- Зачем ты показал всё своё невежество в Эрмитаже?

- А тебе не кажется, папа, что невежественна  как раз экскурсовод?

- Максим, даже по внешнему виду она сквозит интеллигентностью и образованностью, неужели ты этого не заметил?

- Вот, вот, сквозит, как галантность.  Это маскарадная культура – головой никто не хочет думать. И вообще, ты меня нисколько не убедил этим походом. Ничто не может передать чувства точнее, чем  фотография. Поэтому я и не хочу идти по твоим стопам.

- Для фотографии нужен момент, искусственно его создать трудно. Чтобы передать чувства можно годами фотографировать, но не поймать удачу. А художник может сразу задуманное перенести на холст. Ты же талантлив, зачем тебе это ремесло? Занимайся искусством.

- Папа, как ты не поймёшь, что фотография и есть искусство. Твои представления стары как мир. Художник всё равно преломляет чувства через себя и на холст ложиться уже искаженное представление действительности. Фото не обманешь – там всё реально, реальные чувства, без прикрас и замазываний образов.

- В фотографии тоже есть редакторы и фотошопы всякие, насколько я знаю. Зачем ты передёргиваешь? Ты пойми, сделать фото – это нажать кнопку фотоаппарата, а картину надо прочувствовать ещё до рождения. Это целая жизнь. А сколько усилий надо приложить, чтобы подобрать нужный цвет?

- И ты после этого называешь фотографию ремеслом? Живопись как раз и есть ремесло подбора красок. Ты свои картины делаешь в той палитре, какая тебе по душе, а я отображаю мир таким, каков он есть на самом деле. Кто из нас лжёт?

- Максим, причём тут ложь? Искусство должно будить в человеке прекрасное – это его основная задача. А ты вон даже на работу в быдлятском прикиде уже начал ходить. Тебе не совестно?

- Пап, ты безнадёжно устарел и отстал от жизни. Это молодёжный стиль. Что касаемо живописи, то, как раз, это и есть самая настоящая пошлость. Вы восхищаетесь тем, что идеализируете жизнь, а жизнь надо выворачивать наизнанку и показывать  её сущность.

- Живопись – это вечное.  А твоя фотография до сих пор никакого дохода не приносит. Давно бы уж деньги лопатой грёб, всё в приживальцах ходишь.

- Художник должен быть голодным. Если тебе не нравиться – я могу съехать.

- Сиди уж. Мне не в тягость, а вот ты чем жить будешь после меня?

- Конечно, тебе платят потому, что ты портреты этих сытых свиней рисуешь. Тебе самому-то не мерзко пресмыкаться?  Я хоть и не зарабатываю, но мысли мои свободны и не делаю вид, что выполняю циркуляры номенклатуры исключительно по убеждению.  А ты всем видом показываешь, что в вашем сообществе являешься вольным художником, но на поверку такой же функционер, как и все.  Традиционное искусство не только изжило себя, но и пропитано  насквозь угодничеством сильным мира сего.

- Что поделать, надо встраиваться в обстоятельства. Но коли уж зашёл разговор так далеко, то я вообще фотографию не считаю за искусство. Это слепое копирование событий, только и всего.

- Спасибо за откровенность. Теперь я знаю свою цену в твоих глазах. Но ничего, время рассудит. Моё искусство хотя бы не лживо. А тебе в камеры-обскуры чиновники вставили те линзы, которые им удобны, и даже зеркал не дали, чтобы ты только правых рисовал, хотя все они леворукие. Давай закончим этот разговор, а то действительно поругаемся. Я чуть тебя к Вермеерам не приписал, хотя знаю, что рисуешь ты с натуры. Надеюсь, ты не обиделся и понял мою аллегорию?

- Хорошо. Пусть каждый останется при своём – тебя уже не переделаешь. Только прошу тебя, сними эти драные джинсы. Мне стыдно за тебя. Ты идёшь выбивать денег на свой проект к солидным людям, они тебя не поймут, если ты хотя бы внешне не будешь им соответствовать.

- Ладно, сниму. Ты меня уже в свои рамки ограничений втягиваешь незаметно.




Глава 3.

-Ян, ты - тупица! Бездарность! Я бьюсь с тобой уже шесть лет, а толку никакого.

- Господин Терборх! От Вас требуется всего лишь рекомендация в гильдию Святого Луки, а дальше я пробьюсь сам.

- Ты с ума сошёл? Чтобы я позорил своё имя таким учеником?

- Господин Терборх! Я предполагал, что Вы будете противиться, но Вам придётся это сделать.

- Не вижу причин.

- Ну как же? Неужели Вы забыли, что рисовали «Бокал лимонада» со своей сестры Гезины и младшего брата Мозеса?

- Обычное дело, - Герард Терборх до того испепеляюще смотревший на нерадивого ученика по фамилии Вермеер, вдруг отвёл взгляд и заходил по комнате, стараясь не выдать своё волнения. Но тон он уже смягчил, подозревая, что этот проходимец может ему крупно насолить.- У меня натурщиков тогда не было, а родственники как нельзя кстати пришлись.

- Как нельзя кстати было прелюбодеяние Вашего брата с сестрой. Вы думаете, что закрасили обезьянку и концы в воду? Ошибаетесь. Несколько гравюр с первого варианта картины я сохранил.

    Герарда как кипятком обдали. Он не знал, что и делать. Действительно, в тот момент он поддался искушению и написал картину, когда только он один узнал про греховную связь брата и сестры. Ему хотелось понять, сможет ли он передать посредством кисти их тайну или нет? Поймёт ли посторонний созерцатель замысел картины и сможет ли разгадать значение всех персонажей? Когда сотворил и отпечатал  несколько гравюр, то понял, что совершил глупость. Картина действительно удалась, и ощущение греха буквально витало, пронизывало всё полотно. Недалёк был день, когда бы всё само собой проявилось, но дело теперь из семейного скандала через картину грозило перерасти во всеобщее достояние и покрыть позором семью. Он срочно уничтожил все гравюры, а на картине закрасил собаку и обезьянку. Потом подумал и вообще спрятал холст. Только спустя лет десять или пятнадцать он достанет его с чердака и представит публике, которая по достоинству оценит его работу. Однако истинный замысел картины будет уже интерпретирован иначе.

Герард растерялся. Он действительно не ожидал такого оборота. С тех пор минуло уже десять месяцев, и ребёнка благополучно удалось по-тихому пристроить в деревне. Да и сама история начала потихоньку забываться, а тут на тебе, опять всё с начала. Ян увидел замешательство учителя и, как ни в чём не бывало, продолжал.

- Господин Терборх! Вы не подумайте, что я Вас шантажирую. Для меня тоже немало важно спокойствие в Вашей семье. Поймите меня правильно. Я очень сильно вложился в живопись. Деньги отца мне надо, во что бы то ни стало, оправдать. Поэтому примите единственно верное решение.

- Хорошо, я дам Вам рекомендацию в гильдию, - скрепя зубами произнёс Терборх. – Только прежде Вы должны передать мне все гравюры.




Глава 4.

- Сынок, смотри, вот тебе книжка, - говорил изрядно выпивший старый ткач Вермеер своему тринадцатилетнему сыну Яну.- Этой книжки нет ни у кого. Она напечатана специально для меня. Здесь описан секрет нашего дела. А знаешь, кто её написал? Читай.

- Йо-ха-нес Кеп-лер, - прочитал маленький Ян по слогам. Он только учился читать. Потом Ян прочтёт эту книгу от корки до корки и будет бредить её идеями всю жизнь.

-Читай дальше.

- Ди-оп-три-ка.

- Правильно, диоптрика. Эту книгу Йоханес Кеплер хотел издать в тысяча шестьсот одиннадцатом году. Издал, но без одной главы. Этой главой он откупился от меня в Праге за грехи своего родителя, когда я его прижал в его же доме. Вот так, сынок, мы и стали богатыми.

- А что плохого совершил его родитель?

- Генрих Кеплер был скверный малый, служил наёмником в Испанских Нидерландах. Однажды этот подонок в пьяной драке пырнул ножом твоего дедушку. Я тогда ещё маленьким был, но фамилию Кеплер запомнил навсегда. Когда вырос, то долго искал его, чтобы отомстить, но видно не судьба. Убили его где-то на войне. А вот сына его я нашёл, он то мне и отплатил за родителя своего.

- А что там такого написано, что мы богатыми стали?- с любопытством спросил Ян.

- Малыш, там подробно описан метод копирования рисунков и подбора красок с помощью зеркал и линз. Я и раньше в Антверпене ткачеством занимался. Но когда мы стали подделывать свои шелка под китайские – дела резко пошли в гору. Наши ткани теперь невозможно отличить от китайских, один в один, и по рисунку, и по цвету, никто так не умеет. Мы в том же году подняли столько денег, что переехали сюда, в Амстердам. Понимаешь?

- Да, папа. Наверное, с помощью этой книги и настоящие картины рисовать можно, – с блеском в глазах, радуясь своей догадке, выкрикнул Ян.

- Сынок, какие картины? Я тебе про ткани твержу. Разве на картинах столько заработаешь? Вот когда подрастёшь, я тебе дам денег, и ты откроешь своё ткацкое производство, тоже будешь торговать китайскими тканями. А пока читай книжку, изучай, но никому её не показывай, даже самым близким друзьям. Договорились?

-Хорошо отец, - ответил Ян, а в голове всё крутилась мысль о том, как стать великим художником…




Глава 5.

- Ян, давай выпьем. Расскажи мне, прошло шесть лет после твоего переезда к нам в Делфт, а ты  всё копаешься в своей запретной для всех комнате. Что там у тебя? Золото прячешь?

- Антони, только с тобой я откровенен, ты мой друг. И как другу я тебе расскажу всё начистоту. Ты должен знать, что сначала я завёл с тобой дружбу не бескорыстно.

- Вот как?- с иронией произнёс Антони.- Ну, давай, давай, послушаем, что ты нам поведаешь спьяну.

- Антони, не смейся - это, правда, - Ян решился на правдивый рассказ, рассчитывая, что своим откровением приобретёт благосклонность своего друга. - Ты знаешь, что вот уже шесть лет я занимаюсь у Терборха живописью.

- Ка же, как же, наслышан, - опять засмеялся Антони.- Не обижайся, Ян, но тебе только заборы красить, ну и свои шелка, конечно.

- Не смейся, вот увидишь, скоро я прославлю своё имя великолепными полотнами. Я стану знаменитым и заработаю кучу денег. Деньги даже не главное, я смогу создавать мировые шедевры. Но для этого мне нужна твоя помощь. Только поклянись, что никому не расскажешь.

- Не тяни, ты меня знаешь, я друзей не продаю, - всё с той же иронией, но с долей уверенности за произнесённые слова, сказал Антони.

- Я построил в своей запретной комнате камеру-обскуру по чертежам Кеплера. Такой камеры нет ни у кого, она будет идеально воспроизводить образы и цвет. Мне даже сфумато не надо изучать – просто подбирать нужный тон с помощью зеркал. Камера уже совсем готова, и зеркала, и приспособления, нужны теперь только специальные линзы. Я был наслышан про твои линзы и поэтому переехал в Делфт, чтобы завести дружбу с тобой. Но случилось так, что мы действительно стали друзьями. Я истратил все деньги отца, и теперь, когда я принят в гильдию Святого Луки, когда я как никогда близок к своей цели, у меня нет ни гульдена, чтобы заплатить тебе за работу. Ты поможешь мне, Левенгук?

Левенгук был ошеломлён. Всё это время он слушал, открыв рот, и для него открывался совсем другой Вермеер, не тот, которого он знал все эти годы, а другой, неведомый, тайный. Столько лет под маской друга скрывалась корысть и обман. Он даже и предположить не мог, что всё это время Ян был его товарищем только потому, что нуждался в его ремесле. И как он, самый близкий из его друзей, мог так тщательно маскироваться под личиной простака? Левенгук был взбешен – план откровенного признания Вермеера явно провалился. Антони ещё долго высказывал Яну всё то, что о нём теперь думает, но, в конце концов, смягчился, глядя на безмолвного и подавленного Вермеера.

- Хорошо. Я сделаю твой заказ. Но с этой минуты ты мне не друг. Раз у тебя нет денег, чтобы заплатить, то подпишешь мне бумагу о назначении меня распорядителем после твоей смерти.

- Но что это тебе даст? Мы же с тобой одногодки, даже родились в одном месяце. Давай я лучше отдам тебе с процентами, когда разбогатею на картинах?

- Нет. Я больше не хочу о тебе ничего слышать. Чертежи линз пришлёшь мне с посыльным. Заказ получишь через два месяца, - и Левенгук решительно вышел из кабака, громко хлопнув дверью.

Вермеер сидел, потупив взгляд, и не знал, радоваться ему сейчас или горевать. Он был в одном шаге от исполнения мечты всей своей жизни, но потерял ради неё товарища. И радость и горе переполняли его с одинаковой силой. Он велел принести ему ещё две пинты вина и просидел в кабаке почти до рассвета и омрачённый, и окрылённый одновременно…




Глава 6.

- В чём суть Вашего проекта? – спросил Максима один из собравшихся, сидящий почти напротив него. В огромном зале с большим круглым столом  он казался так далеко, что Максим еле различал черты его лица. Впрочем, все они ему показались однообразными, с какими-то особенно сытыми и одинаково откормленными лицами. Даже одежда, которую, видимо, диктовал дресс-код, была одинаковая, и от этого казалась унылой, не смотря на весь свой лоск. В зале только стол и мягкие стулья, ничего лишнего, какие уж там цветы. От этого минимализма помещение казалось безжизненным и нереальным. Сами функционеры тоже казались не реальными, и Максим начал сомневаться, а живые ли они все или это всего лишь марионетки? Лица выражали безразличие и утомлённость, глаза не проявляли никакого интереса к происходящему. В какой-то момент они все почудились  ему лишь проекцией в этом большом зале. Максим тряхнул головой, отгоняя бредовые мысли. Потом ещё раз взглянул на присутствующих и убедился, что почти все держат авторучку в правой руке – значит не проекция. Потихоньку он начал жалеть, что попал сюда. Но другого пути у него не было – это министерство оставалось единственным местом, где он ещё не просил денег на свой проект.

- Понимаете? Это чисто художественный проект, не несущий никакой прибыли. Но он очень важный для истории искусства и миропонимания, воспитания художественных ценностей, этических и моральных принципов…

- Молодой человек, Вы не размазывайте, давайте ближе к сути. Мы задали Вам простой вопрос: «В чём суть Вашего проекта?» Отвечайте же.

- Ну, если чисто технически, то я хочу воспроизвести технику рисования семнадцатого века, в частности, Яна Вермеера. Для этого надо в Голландии изучить и воссоздать досконально помещение, в котором он рисовал, и его камеру-обскуру. Потом попытаться нарисовать одно из его полотен.

- Постойте, постойте. Вы сейчас начинаете морочить нам голову своими загадочными терминами. Что за камера? Для чего?

- Камера-обскура – это по сути дела тёмная комната, в которой через отверстие в стене на противоположную стену проецируется изображение происходящего в соседней комнате. Специальная система линз и зеркал помогает перенести это изображение на холст. С помощью этой камеры даже не одарённый человек может писать настоящие картины.

- Вы хотите сказать, что Ян Вермеер был бездарностью?

Максим замешкался. Он именно так и думал, но каким-то внутренним чутьём понял, что ответ его не должен быть столь критичным. Соврать тоже было нельзя, его просто выворачивало ото лжи.

- Понимаете? Рассмотрение его профессиональных навыков не является целью моего проекта. Я хочу показать, что каждый человек способен нарисовать картину с почти фотографической точностью. Как фотографу и художнику одновременно мне эта тема особенно близка. Фотография, как искусство, несомненно, могла бы дополнять живопись. И наоборот.

- Подождите! Вы что, серьёзно считаете фотографию искусством?

Максим похолодел. Это бюрократический вопрос он слышал уже не раз. И слова даже придумывал в обход темы, но опять прокололся. Надо было спасать ситуацию.

- Я хотел сказать, что мой проект открывает новые перспективы людям, лишенным дара рисования, но умеющим составлять гениальные композиции, и сценарно, и по освещенности, и по внутреннему содержанию. Такие люди пребывают в безвестности, хотя их вклад в культуру мог бы быть намного больше, чем людей, просто умеющих хорошо рисовать. 

- Молодой человек! Вы всё время уходите от ответа. Мы так и не услышали - Вы считаете фотографию искусством?..

… Когда он уходил, то пожалел, что послушал отца и не одел на встречу свои рваные джинсы. По крайней мере, это не выглядело бы как предательство своих взглядов, а вид докладчика более соответствовал бы его речам и внутреннему миру.




Глава 7.

- Да, пап, так и сказали: «За государственный счёт не один ты хочешь год  другой в Голландии пожить».
- Но, такую формулировку не могли же написать в протоколе?
- Какой ты прозорливый, конечно, нет.  Написали: «Отказать за отсутствием художественной ценности проекта…»




Глава 8.

- Давай выпьем, дорогой Неемия, за нашего Яна! Вот уж год, как нет его с нами. Рано он ушёл. Пусть земля ему будет пухом!

- Давай, Антони! Земля пухом, - и Неемия Грю в знак уважения поднял бокал. После того как выпили и немного закусили он с любопытством спросил. - Антони, ходили слухи, что ты был в ссоре с покойным?

- Да, действительно, был такой момент. Он обманул меня, и я в сердцах разорвал нашу с ним дружбу. Но потом, когда увидел его первую бытовую картину, понял, что он гений. И понял, что эта ложь была оправданной, ибо ради появления гения на свет, ложь не такой уж страшный грех. Я простил ему всё. Мы снова подружились, он даже рисовал меня несколько раз.

- А что это за картина была?

- Да любая его картина гениальна. Ты посмотри, как он выстраивает композицию, придраться не к чему. У него все картины в одной комнате написаны, а каждая по-своему хороша! В каждой своя изюминка. А игра света? Просто чудо! Самое удивительное, что все они получились настолько реальными, что кажется, персонажи, будто заколдованные замерли на секунду и вот-вот зашевелятся.  А первая из бытовых – это «Сводница». Там он и себя нарисовал с вином в руке.
 
- Да, он молодец. Все художники, которые пользовались камерой-обскурой, людей левшами изображали, а у него как на самом деле – все праворукие.

- У него была уникальная камера, сам Кеплер проектировал. Она зеркальное изображение ещё раз отображала и получалась точная копия, а не отражённая. И технологию подборки цвета он никому не раскрывал. Но не в этом его главная заслуга. Он показал всему миру, что не имея художественного дарования рисования, но имея цель и талант виденья жизни, можно проявить свой гений, не смотря ни на что. Это как надежда для всех людей, ограниченных в чём-либо, как призыв - никогда не ставить на себе крест! За это я его уважаю.

- Но на «Своднице» он сам как раз левшой выглядит.

- Это потому, что не мог себя поместить вместе с остальными персонажами – ведь он же в это время за холстом  был. Себя потом рисовал через зеркала. И вот хитрец, для того, чтобы выделиться, не стал подбирать для себя более тёмный фон как у всех. Так и оставил себя озарённым, даже свет на лицо направил с другой точки. Он будто выделил себя из толпы. Вообще мне показалось, что он этим полотном что-то хотел  Терборху сказать – сюжет то почти одинаковый с «Бокалом лимонада».

- Да, я заметил, - улыбнулся Неемия.



Историческая справка:
Через  четыре года после издания вышеупомянутого протокола Дэвид Хокни  опубликовал своё исследование о влиянии оптических приборов  на реалистическую технику изображения в классическом европейском искусстве. Позднее изобретатель Тим Дженисон воссоздал мастерскую Вермеера и, не имея дара живописца, сам воспроизвёл в точности картину «Урок музыки». Идеи Хокни и Дженисона   для многих людей, ранее ограниченных отсутствием тех или иных дарований и навыков, открыли новые перспективы к самовыражению и раскрытию своих талантов.


Рецензии
Алехандро, прочитал. Понравился рассказ. Весьма талантливо.Только резанула одна фраза:"Чувак охмурил тёлку и та залетела от него".Вроде бы всё нормально, но дальнейшее чтение показывает, что парень более грамотный и культурный. Не мог так выразиться при людях.Да, если прочитал до конца - всегда оставляю какую-нибудь запись в отличие от других. С уважением.

Николай Таратухин   28.07.2018 05:50     Заявить о нарушении
Очень дельное замечание! Я тоже думал смягчить фразу, но потом всё же оставил в этом виде:парень максимализмом ещё не переболел, рисуется перед отцом, хочет доказать что-то, разрушить стереотипы любым способом...
Николай, Вам спасибо! Редко встретишь людей, способных проследить и выявить характеры персонажей исходя из сюжетной линии и их высказываний.

Алехандро Атуэй   29.07.2018 01:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.