Держи меня за руку

У них там все время что- то не ладилось и они , видимо, не могли или не хотели ничего  решать без него, поэтому и названивали, несмотря на жуткий роуминг и разницу во времени.
- Не отвечай! Это не мыслимо устраивать планерки по телефону отсюда. Не умрут же!
- Умрут! Ты их не знаешь.- Он взял меня за руку и крепко сжал ее.

Я вспомнила сцену из Терминатора, когда в бункере из рации раздавались крики:
- Слышит меня кто- нибудь? Что происходит? Кто у нас главный?
Тогда Джон Коннор сжимал  руку подружки и твердым голосом отвечал:
- Я главный!

Именно так он сейчас и сделал, ища поддержку, и сразу почувствовал себя уверенно:
- Ну, что там у вас?

Мы стояли посреди оживленной, несмотря на ночь, улицы Джокьякарты, одного из городов острова Ява. Он орал, пытаясь перекричать шум улицы и плохую связь, а я думала:
- Слава богу, никто не знает русский! Хотя если б и знал, все- равно бы ничего не понял. Язык разбора полетов логистических компаний далек от литературного.

Он долго не решался на эту поездку, один за другим заканчивались сроки его загранпаспортов, а Индонезия все оставалась в далеке, маня своими островами. Потом что- то сложилось как надо, и живущая на Бали его знакомая Дина, однажды написала ему:
- Смотри! Твой шанс! Она собирается приехать, но нет попутчиков. Езжай с ней, а то так и просидишь!

Мне же Дина отправила другое сообщение:
- Есть двое, кто хотят приехать. Один- точно приедет, но не уверена, что тебе понравится его компания. Второй- не уверена, что приедет, а компания будет в самый раз.

Ну, я и выбрала второго. Как- то быстро найдя с ним общий язык по скайпу, потому что жили в разных городах, мы придумали себе программу и решили не ограничивать себя одним островом, уж ехать - так ехать!
- Сначала неделю по Яве, потом уже на Бали, - нам обоим хотелось посмотреть на Явские вулканы , и вся наша поездка строилась вокруг них.

Заказав авиа билеты и дойдя до бронирования отелей, он замялся:
- Дешевле, конечно, взять один номер на двоих. Как поступим?
Повисла пауза.
- Оставь себе путь для отступления, - предложила я. - Перейти в соседний номер ты всегда успеешь.
Ну, в самом деле, было бы глупо так рисковать и пускать под откос путешествие!

После этого мы оба расслабились, как- бы расставив все точки над "и", и дальше все пошло, как по маслу.

Джокьякарта была уже нашим вторым городом на Яве, нам нравилось все, мы плыли по течению и наслаждались путешествием.

Разобравшись в первый же день с двумя номерами, мы, видимо, ставили персонал отелей в тупик своими действиями, ибо получая повсюду забронированные ранее два номера, мы проводили ночь в одном, расходясь на утро по разным. Такого в их практике, наверное, еще не было, обычно все делали наоборот, но мы посчитали это очень удобным, иметь две ванные комнаты и отдельное пространство для каждого из нас.

Остров был большой, и, продвигаясь по маршруту, мы сначала летели самолетом, потом делали остановку, осматривали новое место, ночевали и ехали дальше, пересаживаясь на автобусы, машины и даже паромы.

Вулканы становились все ближе. Мы тоже. К четвёртому дню, уже не видя никакого смысла в двух номерах, в дешевом отеле у подножия Бромо, мы поменяли вторую комнату на завтрак. Управляющий долго не мог понять зачем мы заказывали две комнаты, и чтобы не морочить ему голову, мы просто сказали:
- Друзья не смогли приехать.

Эта версия так пришлась к месту, что мы даже решили ее использовать. Большая интернациональная тусовка, изучившая Бромо, теперь переезжала на следующий вулкан Иджен, и из их разговоров мы поняли, что не все бронировали себе отели заранее.

- Отлично! - решили мы, и стали активно продвигать нашу комнату в местечке поблизости от следующего вулкана двоим молодым людям из Франции , путешествующим вместе.
Те, подозрительно выслушав нас, очень вежливо сказали:
- Спасибо! Мы подумаем.
И исчезли.
- Эта наша вторая комната настораживает всех. Они думают,   что- то тут не то, - мы хохотали и продолжали пристраивать свою лишнюю жилплощадь.

Его телефонные планерки прекратились, не думаю, что по инициативе той стороны, скорее дело было в отсутствии связи. Мы были оторваны от того нашего мира и жили в этом, уютном и временном. И мысли о непродолжительности эйфории, в которой мы пребывали, пугали нас обоих, не хотелось даже думать об этом. Он только все крепче сжимал мою руку, как- будто боясь потеряться, и мне это нравилось.

У подножия Иджена мы встретили странную парочку, двух парней откуда- то из Сибири, жутких оригиналов, молодых ученых- ботаников, которые произвели на нас сильное впечатление своей неординарностью.
Их первый вопрос сразу поставил нас в тупик:
- Вы поднимались на вулкан по этой тропе? Где все туристы?
Мы переглянулись:
- ??? Нет, с вертолета спустились.
- Здесь есть вертолет?
Мы посмотрели друг на друга еще раз- ясно, шутки тут не катят:
- Ну конечно, там, где и все. А вы другую тропу знаете?
- Мы вышли в три часа ночи , и , пока не рассвело, пробрались с другой стороны, минуя полицейских! - они гордо смотрели на нас.
- Это с той стороны, куда ветер дует с вулкана и где можно отравиться парами? Любите экстрим?

Сибиряки  смерили нас презрительным взглядом, говорящим:
- Что с них взять? Тухлые тупые туристы.
Однако им было по пути с этим тухлым составом, и они любезно разделили с нами одно такси, перебравшись на пароме до Бали и теперь начав путешествие по следующему острову.
Их пункт назначения был первым на нашем пути, и задание таксисту они сформулировали так:
- Приличный и не дорогой отель пожалуйста!
- Приличный или не дорогой ? - все- таки переспросил таксист, пытаясь сообразить, как это можно совместить.
- Недорогой, - определись они с приоритетностью, и таксист сразу свернул с основной дороги куда- то в темень.
В это время один из ботаников вспомнил, что оставил на Яве в последнем отеле какую- то свою любимую рубашку, повешенную для сушки после стирки, и начал скулить второму, что прям давай поворачивать назад за рубашкой.
- Мы закажем ее почтой, позвоним, попросим выслать и оплатим, - Выдал ему готовое решение второй.
- Настолько любимая рубашка? - Спросила я, думая, что они нас просто разыгрывают.
- Да! - Глаза были полны слез, голос дрожал.
- О боже!
Все это время, с самого парома, им кто- то названивал по телефону, и один другому при этом говорил:
- Не отвечай!
- Она так и будет звонить, лучше ответить!
- Не надо!

Все, что с ними происходило, казалось нам странным, но мы наблюдали с интересом за жизнью этой незнакомой нам ботанической цивилизации. Они нам в красках описывали их ночевки в джунглях с целью наблюдения за флорой и фауной,  лазание по вулканам и прочие забавы, и перебил их только таксист, затормозив около какого- то дома без освещения:
- Приехали! - Он указал куда- то в темноту , - Вот ваш отель!
Эти два любителя острых ощущений вжались в кресла и жалобно спросили:
- А это точно приличный отель?
- Ну так недорогой же, - напомнили мы им уже все хором и, высадив их, поехали дальше, пытаясь понять, как уживаются в одних людях траты на путешествия, оплаты пересылок любимых рубашек и нежелание ночевки в элементарных человеческих условиях.

А нас уже ждала Дина. И насколько нам не хотелось вспоминать про тот, ненадолго оставленный нами мир, настолько же ей хотелось с ним пересечься, обняться, поболтать, расспросить чего там и как.
Дина жила в прошлом. Может она бы и хотела его покинуть, только у нее это не сильно получалось . В том ее прошлом, еще недавнем, всего каких- то семь- восемь месяцев назад, было все: любовь, ее мужчина, сын с женой и внуком, Бали, океан, ритуальные обряды местной общины, в жизни которой они принимали активное участие.

Потом в раз ее мир рухнул. Он прекратил свое существование вечером на закате, когда ее мужчина вошел в океан, как и до этого многие десятки раз, но назад не вернулся. А Дина, сидящая все это время на берегу, так и не поняла , что произошло. Она просто перестала видеть его на волнах, не веря своим глазам.

Потом она не верила полиции, сыну с женой, родственникам мужчины, и все, что происходило в первые дни ее теперешнего нового мира она вообще плохо помнила. А главное , что все в этом новом мире осталось на местах, не было только Его, и от этого для Дины потухли краски, прежние радости утратили смысл, а мир, как бы невзирая на это, цинично продолжил существовать.

Сейчас прежний мир был представлен двумя ее знакомыми, сидящими перед нею, у которых, судя по всему, все было отлично. Они улыбались друг другу, им было хорошо, как и ей когда- то.

Нам и правда было хорошо. Мы обтекали во влажном воздухе Бали, по- прежнему держась за руки, осматривали архидейные сады, плавали в океане, кормили папайей летучих мышей, бегали от обезьян в заповеднике Убуда, а вечером возвращались на свою виллу в Батубуляне, где нас обычно уже  ждала Дина с порцией свежих новостей.

Новости в основном касались большой русской тусовки Бали, кто, кому и чего, а мы, уставшие за день и размякшие от жары, в основном работали на вход, представляя собой благодарные уши, говорить уже не было сил.

По мере встречи с другими русскоговорящими острова, мы уловили одну из местных тенденций. Хорошим тоном считалось, предварительно выяснив у нас, кого мы здесь знает, непременно добавить по ложке дегтя к их портрету. Таким образом, скоро мы уже были более менее в курсе жизни местных обитателей, особенно по части негатива.

Нас отвели к здешнему целителю и духовному лидеру деревни, старенькому дедушке. Прием вел его сын, говорящий на английском.
Дина инструктировала по дороге:
- Вопросы можно задавать любые, но только о себе.
- Что бы мне спросить?
- Не знаешь что спросить? - Я вытаращила глаза на моего спутника, - Ничего не спрашивай, пойдем со мной за компанию.
- Нет, я хочу спросить, только не знаю что. И захочу ли я услышать ответ, вдруг он мне не понравится. Я спрошу про работу, а он возьмет и скажет- Меняй работу. И что тогда делать? Как я ее поменяю?
- Не мучайся! Раз тебе не нужен ответ, то и в вопросе нет смысла, - мы с Диной забавлялись, глядя на его терзания.

Сын целителя сказал:
- Давай вопрос.
- Где затерялась моя вторая половина? Почему я ее никак не встречу?
Ситуация была интересная, мы пришли парой, и, по идее, мой вопрос звучал немного странно, но сын целителя, внимательно посмотрев на нас обоих, ответил:
- Это не он.
- А где он? - мы беседовали по - английски, зная, что нас никто не понимает.
- Дедушка тебе скажет.


Во второй половине дня обычно шли дожди. В один из последних дней нашего путешествия с началом дождя мы забежали в кафе Убуда,  сели на его открытой  веранде под крышей, было свежо и уютно.
Он сидел напротив и смотрел на меня очень грустно.
Я улыбалась в ответ, мне было радостно:
- Чего ты загрустил?

Он молча сжал мою руку, глядя куда- то в дождь.
Мы всегда чего- то боимся и беспокоимся обо все на свете. Мы боимся перемен, неизвестности, как оно все сложится. Как- будто ничего от нас не зависит. Может дедушке и лучше знать про мою вторую половину, и это действительно не он, но сейчас то мы вместе.

- Давай не будем ждать, пока кончится дождь?
-  Пошли.- Он открыл зонт, мы взялись за руки и вышли из кафе.


Рецензии