Подари мне жизнь

  Ольга  Ивановна  Морозова  трудится   в  образовательном  учреждении, а  там хочешь,   не  хочешь  раз в год проходить медосмотр надо.
И все бы ничего, но не любит она ходить на прием к гинекологу. Как-то неудобно стало  ей забираться на гинекологическое кресло и чувствовать,  как руки врача суют ей холодную  железку…

   Но скрепя сердце взяла Ольга Ивановна   талон,  подождала почти целых три недели и в  женскую консультацию отправилась.  А там  женщин полно,  и многие беременные с большими животиками сидят, приема врача  дожидаются.  И среди них  молодая девушка -   ее   студентка  и соседка  Лариса  Смирнова,   и  глаза у девчонки   испуганные и грустные.  Спросила   Ольга Ивановна:
- Кто последний  в пятый кабинет?
- Я, - отвечает Лариса, - за мной будете, -  а сама тяжело вздыхает и отворачивается к окну.


  Присела рядом Ольга Ивановна и пока своей очереди дожидалась к врачу, потихоньку  на соседку поглядывала.    Молоденькая  она,     тоненькая,  худенькая,     с   легкой светлой челкой,  учится в  колледже,  а   уже  серьезно  дружит с парнем. Как-то в парке на скамейке ее увидела с   пивом на коленях у парня, потом  на остановке   возле  торгового центра целовалась с ним. Торопятся девчонки, торопятся,  а потом ошибаются и слезы льют.
   
 Мать Ларисы совсем за дочерью не следит, сама с четвертым  мужем  живет –  не до дочери. Свою личную жизнь никак устроить не может. Вот девчонка и отбилась от рук.
Сидят женщины в очереди, потихоньку разговаривают, а  Ольга Ивановна  думает  о своем.

  В  ее возрасте женщины часто болеют. Вдруг что-нибудь  не так в ее организме?
А тут медсестра из кабинета вышла и строго так спрашивает:
- У кого  очередь   на  двенадцать тридцать? Заходите.
Лариса торопливо встала, юбку одернула, сняла туфли  и пошла к врачу. А после неё и Ольга Ивановна зашла  на прием.
Врач  молодая, но внимательная оказалась,  посмотрела пациентку, а потом спросила :
-  Узи  давно проходили?
- Вообще ни разу.
- Тогда я Вам направление дам. Пройдите обязательно, а потом опять ко мне на прием придете – вот вам талон.

  Через некоторое время пришла Ольга Ивановна на  узи,  а  там возле кабинета   полно женщин, в основном молодых, и среди  них   опять Лариса Смирнова   в   короткой юбочке, туфельках и  с   ярко  накрашенными губами, а сама сжалась вся в комочек и дрожит. Опытный педагог  Ольга  Ивановна  это сразу увидела, села рядом,  но ничего не сказала, а только поздоровалась, улыбнулась  и очередь заняла.

  Ждать пришлось долго, но делать нечего  -  надо пройти обследование,   а за окном синее небо, солнышко светит,   и  сирень цветет.  А   здесь  сколько сидеть придется!   Часа два прошло – очередь движется еле-еле,  и каждую женщину подолгу смотрят.  Особенно  долго  смотрели Ларису.  Наконец, появилась  она из  кабинета  с  красным  каменным лицом  и  ни на кого не  глядя,  вышла на улицу.

  А там и очередь Ольги Ивановны подошла. Она с робостью вошла в полутемную комнату. Разделась,  легла на кушетку,  и  обследование началось.
А на другой день пришлось кровь на  онкомаркеры  сдавать. И опять  оказалась длинная очередь из женщин всех возрастов, и в этой очереди несколько молодых  мужчин.
- А мужчины   что  здесь делают? – спросила Ольга Ивановна у молоденькой беременной  с большим животом.
- Тоже кровь сдают, - ответила она и улыбнулась.
И тут вдруг снова увидела Ольга Ивановна  Ларису. Она тоже очередь на анализы заняла.

  Неужели   беременная? – подумала Морозова,  но  ничего не спросила у девушки.
А  Лариска пришла домой  с заплаканным лицом, но мать ничего не заметила -  она  в обнимку с сожителем  сидела на диване и смотрела кино. И никакого ей не было дела до дочери.  А у Лариски на душе кошки скребли,   и слова доктора всё еще звенели набатом:
- Ты беременная, уже четырнадцать недель. Надо встать на учет по беременности, сдать все анализы.  Беременность первая?
- Ага, - только и сумела сказать  Лариска и облизнула высохшие вдруг губы…
-  Замужем?
- Нет.
-  Вот направления на анализы и узи,   на первый скрининг.
 Потом  Лариса  шла  по улице и глотала слезы,  и не знала,  что теперь делать? Что? Может Толику сказать?  Ведь он говорил, что любит...

   Вечером накрасилась, оделась,  вышла на улицу и позвонила ему:
- Толик, привет. Ты  что   сейчас делаешь?  Телевизор смотришь  или  в   инете? Давай  встретимся  в парке у  фонтана?
- А чо  случилось-то?  К  чему  такая спешка?
-   Поговорить с тобой надо срочно.  Я на остановку пошла уже. Пока.
Лариска вышла за калитку и быстрой легкой походкой побежала на остановку.  Дул холодный ветер,   и  девчонку  продувало  в  легкой  курточке,  а  автобуса,  как назло долго не было.
Толик встретил ее в парке, спросил:
 - Ты чо так долго? Я уже замаялся ждать.
- Да автобуса не было.
  - Ну, иди ко мне, погрею,  - парень прижал ее к себе и потянулся губами, долго целуя взасос.
И от его поцелуя Лариска успокоилась,  прижалась к нему всем телом, обняла за шею и затихла,  счастливая…

    Они присели на лавочку и так и сидели в обнимку, не обращая внимания на редких прохожих.
- А зачем  вызывала-то? – вспомнил Толик после долгих поцелуев.
- Ты знаешь, мне кое-что    сказать тебе надо,  -  Лариска замялась, не решаясь сказать главное,   а потом выпалила:
- Залетела  я,  понимаешь?  Беременная и аборт уже поздно делать…
- А я тут  при  чем?  Я не первый у  тебя  был,  – забубнил Толик и  резко отодвинулся от Лариски.
-Как ты сказал? Ни при  чем? – Лариса встала, размахнулась и изо всей силы хлестнула парня по лицу.  Он соскочил моментально с  лавочки, бросился было к  Лариске, но она отбежала в сторону в кусты.
-  Да пошла  ты,  дура набитая, - плюнул Толик ей вслед, засунул руки в карманы и пошагал домой.

   Больше они  не встречались.  Толик тоже учился в колледже, но был старше Лариски на два года.  Осенью ему предстояло идти в  армию и насчет женитьбы он  не  заморачивался. После объяснения в парке  парень   стал  избегать  девушку,    да  и  родители не позволили бы ему жениться в восемнадцать лет.
 
  А у Ларисы  начался токсикоз. По утрам она ничего не  могла  есть, ее подташнивало от одного  только вида и запаха пищи и постоянно  тянуло на солёненькое.  На занятия она  уходила  без завтрака, а в обед бежала домой голодная, как собачонка,  и ела  всё подряд.

  По вечерам она   закрывалась  в  своей  комнатке   и  часто плакала в подушку. А животик тем временем рос,   и  уже стали  не сходиться ее любимая юбка и джинсы. Мать работала кондуктором и все время была занята на работе, но как-то вечером,  когда дочь мылась в ванне и не успела закрыться, она зашла туда и увидела заметно подросший животик  дочери, хотя   Лариса прикрывала его ладошками.  Опытная женщина сразу поняла, в чем дело.
- Ты беременная? Признавайся! – закричала  Жанна  в гневе на дочь.  А  Лариса,   не говоря ни слова,  вылезла из ванны, обернулась полотенцем и закрылась в своей комнате на ключ.- 
- Открой двери, открой!  - кричала  мать и стучала кулаком по двери.  Тут на шум вышел  молодой  муж  матери,   мужчина  тридцати пяти  лет с крупным волосатым торсом.
- Чево   тут у вас происходит? Разорались,  на ночь глядя. Спать не даете. Мне завтра на калым идти.
- Да ты представляешь, милый,  што  она вытворяет? Связалась с мальчиком, спит с ним, понимаешь?
- Да ты  сама  во сколько лет меня родила? –  отвечала  из-за двери Лариса.  - В пятнадцать, когда в восьмом классе училась.
- А я не позволю тебе жизнь ломать!  Или уходи из дома и живи, где хочешь!
- Ну и уйду. Я давно тебе не нужна стала. Сколько раз ты постылой  меня называла? А еще мать…
-  Слушай, дорогая,  пойдем спать. Надоело мне ваши  истерики  слушать, - сказал отчим, почесывая голую волосатую грудь,  и увел Жанну в спальню.

   Лариска уснула в слезах,  а  утром опять начались  скандал и оскорбления.
- Иди, делай аборт,  паршивка.  А нет  -  так уходи.  И не реви – слезы тебе не помогут. Проучить тебя надо хорошенько!  Мало я тебя в детстве била – так  сечас добавлю! – кричала Жанна,  схватила дочь  за волосы и  ударила  по голове.  Лариска вырвалась от матери и кинулась к двери.
Она побежала к подруге Марине, которая жила в соседнем подъезде и была уже замужем.

  Муж  Марины работал по вахте, на заработки ездил в  Нефтеюганск на целый месяц, обратно приезжал с деньгами, и Маринка не бедствовала. Квартира ей досталась от деда  – ветерана войны прямо с мебелью и со всем необходимым.
-  Чо случилось? Ты  чо  такая взъерошенная  и глаза  красные?  С матерью поругалась  или с отчимом?
- С обоими.  Мать выгоняет меня из дома, - заплакала Лариска на плече у подруги.
- А ну-ка,   поподробней  расскажи.  За что она тебя? За Толика?
- Ага. Беременная я от него…
- Да ты што? С ума сошла?
- Как-то так, - опустила  голову  Лариска.  – И ты меня осуждаешь? Ладно, пошла  я.
- Куда пошла?  Оставайся у меня.  Поживи,  пока  Сергей  в  командировке. Что-нибудь придумаем вместе.  Есть хочешь? Пойдем на кухню чаю попьем.  Я пирожки вчера пекла, сейчас  разогрею.
-  Да не хочу  я.
- Пойдем, пойдем, - уговаривала подругу Марина.
И Лариса выпила стакан чая и  съела  вкусный  пирожок,   потом они смотрели сериал по телевизору. На занятия Лариска не пошла. Она решила посоветоваться с подругой, что ей  делать дальше.
- А что делать? Аборт, -   безопеляционно  заявила Маринка.
-  Врач сказала  -  надо на учет срочно вставать. Аборт уже поздно…
- А срок  какой у тебя? – поинтересовалась подруга.
 - Три с  половиной месяца, - ответила Лариска.
-   Ты чо,  с  головой не дружишь? Чего тянула столько? А почему презервативами не пользовались?
- Да у нас и было-то всего несколько раз с ним,  - засмущалась и покраснела  Лариска.
- Да видела  я,  как ты у него на коленях сидела.  Ну, а  Толька знает про беременность?
- Да, говорила  я  ему   -   и  слышать не хочет. Поругались мы с ним и не  встречаемся.
- Плохи твои дела.  Знаешь,  у меня соседка медсестрой в  гинекологии  работает.  Когда у меня задержка была, она мне таблетки приносила с работы. Несколько штук выпила  и месячные пришли. Я сегодня попрошу у неё для тебя. А пока оставайся, поживи.  Со мной не пропадешь, - засмеялась Маринка и ободряюще хлопнула подругу по плечу
.
   Вечером она постелила подруге на диване, а  ночью  Лариска   долго не могла уснуть, ворочалась без конца на жесткой постели.  Под  утро  Лариске приснился странный сон.   Ей снилась маленькая девочка, точь  -в- точь , какой она была  в пять  лет  на  фотокарточке  в  альбоме.  Они  катались на  расписной карусели и крепко держались за руки,   потом  гуляли по городу и ели вкусный  пломбир. На девочке было розовое кружевное платьице и белый бант  в светлых волосах. А синие глаза ее сияли…

  Утром  Лариса  проснулась с тяжелой головой,  посмотрела  в окно и увидела черную тучу, которая надвигалась с запада и уже закрыла полнеба.
- Дождь будет,  а   мне на занятия, пойду я. Спасибо, Марина,    -  сказала  Лариса   подруге  и стала одеваться.  Но по дороге зашла в женскую консультацию забрать анализы,   и там  снова   Ольга Ивановна  и смотрит так подозрительно.  А на стене красочный плакат с изображением матери с голеньким  младенчиком и слова разноцветными буквами словно радуга:  Подари ему жизнь!

    И внезапно вспомнила Лариска,   как просила в детстве  у матери братика или сестричку, а  мать  ходила   на  аборты от своих мужей…
Вот и она сейчас собралась убить в себе ребеночка.  А там может девочка, какую видела во сне…

  Бабушка говорила, что бывают вещие сны. Редко, но бывают. Может, этот сон вещий? И ее внезапно осенило –  к бабушке надо съездить срочно и посоветоваться. В детстве она часто у неё гостила. Бабушка жила  в Алферово  - рядом с городом, там у неё  небольшой дом и сад,  в котором росли яблони и груши, сливы и вишни, и Лариска  просто объедалась летом фруктами.

  Бабушка любила  ее,   и многое позволяла внучке. Она покупала ей конфеты, лимонад  и мороженое, шила платья, хотя Лариска не любила их носить.  В десять лет бабушка подарила   ей золотые сережки, которые вскоре украл очередной муж матери…

  Баба  Аня  всегда относилась к Лариске по- человечески, не то, что мать с отчимом. Вот и сейчас Лариска вспомнила про бабушку,   и на душе стало тепло и спокойно.  Она  решила к ней поехать прямо из больницы.  Девушка   зашла в  процедурный кабинет, где у неё брали кровь,  и спросила про анализы,  но анализы ей не отдали.

  К врачу надо было брать талон, но Лариска не стала стоять  в очереди в регистратуре, а вышла из больницы и отправилась  домой – взять кое-какие вещи. И тут  вдруг  чуть не столкнулась с Ольгой Ивановной.
- Здравствуй, Смирнова, -  сухо поздоровалась  преподавательница и строго спросила. – А ты почему последнее время занятия пропускаешь?
  - Да, заболела  я, -  как-то неуверенно ответила  Лариса, застигнутая врасплох, но  Ольгу Ивановну  было трудно провести вокруг пальца. Женщина взяла ее за локоть  и мягко с участием спросила:
-  Может,  расскажешь, что с тобой происходит, Лариса?  Меня ведь не обманешь.   Пойдем,  зайдем в  кафе  перекусим,   заодно и  поговорим.  Ты бледная такая.
- Да у меня  денег нет, -   пыталась  отказаться  Лариса, но Ольга Ивановна не отпускала,  и   они зашли в кафе,  где   в  это время  еще не было посетителей.
Ольга Ивановна взяла две порции салата,  тефтели с  картофельным  пюре    и   кофе.  Все было свежее и вкусное, но Лариску опять  стал мучить  приступ тошноты,   и  она выпила только кофе.   А Ольга Ивановна  проголодалась и ела  с  аппетитом, а потом  посмотрела  Ларисе  прямо в глаза и сказала:
 - Ну, а теперь рассказывай, кто он?
 У Лариски вдруг запершило в  горле  и  на глазах появились слезы.
-  Какая  вам  разница? Ничего я не скажу.
 - И  экзамены сдавать не будешь? Хочешь отчисление?  - допытывалась Ольга Ивановна, но   Лариса продолжала молчать и сидела с каменным лицом.
- Может,   мне  матери  твоей позвонить? – спросила  Ольга Ивановна.
- Только не надо маме ничего говорить!   Всё хорошо у меня.  Простите,  пожалуйста, что занятия пропустила,  -  сказала Лариска,   и добавила,    –  Я больше не  буду.  Пойду  к экзаменам  готовиться. Спасибо вам,  -  и   они вышли  из кафе.  Она   зацокала каблучками  и  побежала вперед   по тротуару, а Ольга Ивановна смотрела ей вслед и не верила ни одному слову взбалмошной девчонки. Через её руки прошло столько таких  нерадивых студенток с похожими изломанными  судьбами, что хотелось уберечь еще одну, совсем еще неопытную девчонку, переломить ее упрямство и заставить учиться.

   А  Лариса позвонила бабушке, потом  заехала домой,  забрала кое-какие вещи, учебники и  поехала в  Алферово, радуясь, что не  застала дома  мать с отчимом.
Она ехала в автобусе  и смотрела в окно, а там  разразилась гроза,  сверкали  молнии,   гремели мощные раскаты грома,   и хлынул дождь.   В салоне автобуса сразу похолодало, а  дождь лил и лил  на  зеленые  поля,  на серую ленту дороги, на редких прохожих, на машины ,   а   Лариса думала о том, что она скажет бабушке…
 
   С остановки автобуса она бежала без зонтика под потоками дождя,  и вся промокла до нитки,
А  бабушка встретила её ласково, обняла и поцеловала,   дала сухой теплый халат,  накормила горячим борщом и блинчиками,   и  всё вглядывалась в бледное лицо внучки,    потом спросила:
- Ты не заболела?  Я сон плохой про тебя видела.
  И тут Лариска не выдержала, обняла Анну Михайловну, прижалась к ней и разрыдалась.
- Да что с тобой голубка?  С матерью поругалась?
- Хуже.

  Бабушка всплеснула руками:
- Да не томи,  скажи. Влюбилась  што ли?
Лариска опустила голову,   еще крепче  прижалась к бабушке и прошептала:
- Беременная я,  бабуль…
-  И какой злодей  такое сотворил с тобой? Уж не отчим ли? –  заплакала бабушка.
-  А какая разница кто? Нет, не отчим. Парень знакомый.  По согласию было у нас, - призналась Лариска.
 – И что теперь делать будешь?  Мать знает?
-  Знает, аборт заставляет делать. Да поздно уже.  Страшно мне, бабуль.
- А што страшного? Не ты первая, не ты последняя. А жениться этот подлец  не собирается?
- Нет,   даже слышать не хочет.
- Он старше тебя или ровесник?
- Старше на два года.
-   Ну, подать заявление в полицию, что  принудил тебя, соблазнил,  а  ты несовершеннолетняя.
- Нет, бабуль, ничего мне  от него не надо.
-  Ох, господи!  И што теперь делать-то  будешь?
- Не знаю. Вот и приехала к тебе – посоветуй мне,  а то голова уже  лопается.
-  А я  тебе так скажу,  девонька:   умела  кататься – умей и саночки возить. Родишь ребеночка и уму-разуму научишься.  Я пока живая тебе помогу. На мать не надейся – эгоистка она, только себя и любит, да еще  этих  хахалей  своих. Сколько от них абортов сделала!  На твоих глазах любезничала  с ними, пример  тебе подавала с ранних лет. Вот и результат. Жалко мне тебя, кровинку мою,  хлебнешь еще горюшка,   - и  Анна Михайловна заплакала, а потом взяла себя в руки, успокоилась, перекрестилась перед иконой богородицы, пошептала молитву и сказала внучке:
-  Не реви! Раньше надо было думать, а вы юбки короткие носите, да хвостом вертите перед парнями. Жить теперь ко мне перебирайся, из этого содома уходи. Не надо было мне тебя к матери отпускать. Ничего хорошего ты там не видела.
Ну да ладно.  Приляг на диван, отдохни,   поспи, успокойся, а  я  телевизор посмотрю, - и  бабушка ушла в свою комнату, а Лариска согрелась под мягким пледом,  уснула и спала,  как убитая,  без всяких сновидений.

   Проснулась она поздно вечером от резкого звонка телефона. Звонила Маринка:
 - Слушай, ты где?
- Я у бабушки.
- Бросай всё, одевайся и приезжай ко мне.
- Зачем в такую погоду  переться?
- Я таблетки тебе  достала  -  несколько штук выпьешь – и  всё, выкидыш получится, только после этого  надо выпить вина или водки  и посидеть в горячей ванне полчаса. Так что срочно приезжай, пока мой  Серёга  не вернулся.
Лариска думала над предложением  подруги полминуты, а  потом сказала:
- Нет, Марина, не  приеду  я,   и таблетки пить не буду.
- А что рожать собралась? Ты что сдурела?  Я же,   как лучше тебе хочу.  Или ты надеешься, что он женится на тебе?
- Ничего я не надеюсь, просто передумала, извини, я спать хочу,   -  и отключила телефон. Решение было принято.
 
    И не напрасно  -   под  Новый год  Лариса выходила из роддома с  дочкой на руках.  Встречали ее бабушка  и Толик с  сияющим лицом и букетом  роз  в  целлофане. Помирила  молодых  бабушка, когда Лариса уже с большим животом ходила,  и оставила жить у себя. После родов  Лариса расцвела и похорошела – появилась женская стать, засияли глаза счастливым блеском, кстати,  и учебу она не бросила.   Спасибо,  бабушке, чтобы  Лариса без неё делала!


Рецензии
Очень трогательная история со счастливым концом!
Как хорошо, что всё закончилось благополучно.
Как много могут иногда сделать для нас наши любимые бабушки!
С душевным теплом.

Александр Лотошинский   16.06.2018 05:43     Заявить о нарушении
Спасибо за Ваш отклик, Александр. Рада Вам!
С теплом,
Татьяна.

Татьяна Шмидт   16.06.2018 18:33   Заявить о нарушении
На это произведение написано 27 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.