Люди и твари - часть вторая - главы 6-8

6

        Летостат с «отрядом смерти» поднялся в воздух и полетел по указанному маршруту. Роэт сидел, уставившись в пол. Ему не хотелось сегодня смотреть на лица гиантийцев, которых он еще недавно считал своими товарищами, и ради которых готов был умереть. Сегодня они уже были для него врагами. Более того, может так случится, что завтра он убьет кого-нибудь из них. Роэту становилось не по себе от этой мысли. «Они сами виноваты. Это они создали такую ситуацию, а не я. Это они обманывали меня, заставляя убивать людей. Теперь пусть отвечают за свою ложь. А я уж постараюсь, чтобы они сполна ответили», - думал Роэт.
        «Допустим, я встречу людей. Но как я смогу общаться с ними, не владея их языком?», - тут же начинали одолевать Роэта сомнения. «Поначалу придется говорить языком жестов, а потом выучу их язык», - успокаивал себя Роэт.
        В рюкзаке у Роэта было немного еды, которую он тайком собирал на протяжении последних трех дней. Там же был и запас воды. С этими запасами он рассчитывал продержаться дней пять. За это время он надеялся найти селение людей.
        Летостат пошел на посадку, и Коллон приказал всем приготовиться к высадке. Роэт поправил шлем, рюкзак, и покрепче схватил автомат. После посадки летостата на небольшой поляне, солдаты начали высадку. Роэт спрыгнул на землю и побежал за остальными. Их маршрут лежал через лес, в котором находилось селение людей. Роэт вертел головой по сторонам, пытаясь найти путь, которым он уйдет от гиантийцев. Кроме этого, он потихоньку сбавлял скорость, давая возможность гиантийцам обгонять его. Вот его обогнал один, потом другой и так далее. Роэт оглянулся и увидел, что сзади него было еще шестеро солдат. А впереди уже началась стрельба.
        Пришлось Роэту вбежать на территорию селения и имитировать боевые действия. Он выпустил несколько очередей куда попало. Потом начал уходить к окраине селения. Впереди бежали люди, падающие как подкошенные от пуль гиантийцев. Повсюду кричали люди от ужаса и боли. Разрывался криком маленький ребенок, не понимающий, что происходит.
        Роэт стремглав несся к крайним хижинам. Повернув голову влево, он увидел, что возле него бежал солдат. Роэт не видел, кто это. Пришлось уходить и от него подальше. Вот и крайняя хижина. Роэт остановился и оглянулся вокруг. Вблизи него гиантийцев не было. Роэт вбежал в хижину, и увидел там маленького ребенка лет двух, который сидел на грязном полу и громко плакал. В одной из стен хижины было окно, выходящее на лес. В нем даже было вставлено кусок стекла, хоть и треснувшего. Роэт прикладом выбил это стекло, отчего ребенок заплакал еще громче. Затем Роэт, с трудом, пролез в окно. Немного отбежав от хижины, он осмотрелся вокруг. Вроде бы никого из гиантийцев не было. Роэт побежал в лес и, на всякий случай, стрелял впереди себя.
        Несколько раз он заметил людей, которые с ужасом шарахались от него. Роэта они не интересовали. Сейчас перед ним стояла задача – уйти как можно быстрее и подальше от гиантийцев. Он понимал, что когда они обнаружат его исчезновение, то начнут поиски по горячим следам. Через двадцать минут Роэт наткнулся на болото. Он в последний раз прислушался к разговорам по радиостанции. Операция подходила к завершению. Роэт снял шлем и швырнул его в болото. Тот на секунду задержался на поверхности, а уж потом пошел на дно. Это была вынужденная мера, так как по шлему гиантийцы могли определить его местонахождение.
        Избавившись от шлема, Роэт продолжил свой путь. Идти через болото он не решился. Поэтому, пошел по краю, надеясь обнаружить более-менее четкую тропу через болото. И, действительно, через какое-то время тропинка обнаружилась. Роэт ринулся по ней, ловко петляя между высокими кустами.      

7

        Роэт шел уже второй день. Ночь он провел в густых зарослях, где ему удалось даже подремать. Как только рассвело, он опять тронулся в путь. Местность была очень сложной для передвижения. Густой лес сменялся болотом, поросшим мхом и кустарниками. Роэту приходилось быть предельно внимательным, чтобы не увязнуть в болоте.
        Время от времени, ему попадались лоси, кабаны, лисицы, зайцы и другие животные. Роэт далеко не со всеми был знаком, поэтому относился к ним с опаской. Особенно запомнилась ему встреча с волком. Хищник заинтересовался Роэтом, но нападать не решался. Он следовал за Роэтом, пытаясь по ходу движения решить для себя вопрос – атаковать или не атаковать. В конце концов, волк бросил эту затею. Очевидно, что у него и без Роэта было полно еды в этих чащах.
        Пройдя километров десять, Роэт присел возле сосны и решил немножко поесть. Он расходовал еду экономно, стараясь растянуть запас, чем дольше. Положив в рот маленькую горсть, Роэт некоторое время не глотал её. Потом проглотил и запил водой. Он решил еще немножко посидеть. Ему нравилась здешняя природа. Роэту казалось, что нигде не было таких красивых мест, как здесь. Он прикрыл глаза от сладкой истомы, охватившей тело. «Может, поспать немного?», - подумал Роэт, но отказался от этой идеи.                
        Он собрался было вставать, как вдруг услышал голоса, доносившиеся издалека. Он напрягся, вслушиваясь в эти голоса. Поначалу они становились все громче, но потом начали затихать. «Может быть, здесь неподалеку есть селение людей?», - гадал Роэт.
        Он поднялся и продолжил свой путь. Через два часа он буквально наткнулся на двух людей. Они оказались в десяти метрах от него. Им хватило нескольких секунд, чтобы рассмотреть Роэта, и броситься прочь. Роэт не стал их догонять. Его интересовало только селение.
        Роэт сверился с навигатором. Он старался все время идти на север. Сделав несколько шагов вперед, Роэт остановился. «Как бы ни попасть в какую-нибудь ловушку, устроенную людьми», - мелькнула мысль. «Они мастера на такие штуки. Нужно быстрее найти какое-нибудь селение. В противном случае, на меня скоро откроется охота».
        Роэт прибавил шагу и стал еще более осмотрительным.

8

        Роэт вошел в селение с южной стороны, и сразу привлек к себе внимание местных обитателей. Он шел медленным шагом, с автоматом наперевес, готовый в любой момент защитить себя. Погибнуть нелепой смертью – в его планы не входило. Вид у него был грозный, поэтому в селении началась паника. Люди заметались, собаки залаяли, в общем, все пришло в движение.
        Роэт дошел до середины селения, как ему показалось, и остановился, чтобы осмотреться. В селении было около тридцати домиков, сделанных из дерева, и покрытых соломой. Одни были больше, другие – меньше.
        Роэт спокойно наблюдал за тем, как люди бросились бежать в лес, окружающий селение. Он понимал, что другой реакции нельзя было ожидать. Через несколько минут селение опустело, и только собаки самоотверженно лаяли на Роэта.   
        Через час Роэт заметил, что из-за деревьев за ним наблюдают. Сначала он увидел одну голову, затем другую, потом еще и еще. Через какое-то время люди осмелели и начали потихоньку выходить из леса. Самым смелым оказался мужчина неопределенного возраста с коротким плоским носом, одетый в добротный кафтан черного цвета, серые штаны и сморщенные башмаки. На голове у него были густые черные волосы, причесанные и закинутые немного на бок. Лицо покрывала щетина недельной давности. Он подошел ближе всех к Роэту – на расстояние пяти метров. Сзади него, поодаль, держались еще четыре мужика. Один держал обрез, прижатый к ноге, двое были с топориками, а один с длинным ножом.
        Роэт решил заговорить.
- Не бойтесь меня! – громко сказал он. – Я такой же человек, как и вы. Я не причиню вам вреда. Я пришел для того, чтобы помочь вам.
- На каком это он языке болтает? – спросил один из мужиков. – Абракадабра какая-то.
        Сами мужики разговаривали между собой на суржике русского, украинского и белорусского языков.
- Ты кто такой?! – неуверенным голосом прокричал мужик неопределенного возраста. – Что тебе нужно от нас?!
- Мы сейчас не поймем друг друга, - как можно спокойнее сказал Роэт. – Нам нужно время, чтобы мы смогли объясниться.
        Роэт слегка шевельнулся, чем напугал мужиков до такой степени, что они отбежали на добрых десять метров. Там они продолжили обсуждать сложившуюся ситуацию. Роэт понимал, что ему придется первому сделать серьезный шаг навстречу. Было очевидным, что главную угрозу люди видели в автомате. Медленным движением, Роэт включил блокировку автомата и положил его у своих ног. После этого, слегка развел руки в стороны, демонстрируя, что в них ничего больше нет. Этот жест вызвал большое оживление в рядах людей. Пятерка самых смелых начала опять приближаться к Роэту. Тот самый мужик неопределенного возраста, которого звали Петром Калынюком, начал энергично махать правой рукой, показывая Роэту, чтобы тот следовал за ним. Хоть и не сразу, но Роэт понял этот жест. Он направился вслед за Петром, идущим чуть ли не спиной вперед. Автомат так и остался лежать посреди улицы.
        Они зашли в один из деревянных домов. Посреди дома стоял, тоже деревянный, стол. Петр быстро метнулся и схватил деревянный стул. Потом подвинул его поближе к столу и жестом показал Роэту, чтобы тот присел на него. Роэт снял рюкзак и поставил на пол, слегка ощупал предложенный стул и сел на него. В дом за ними ввалилось человек десять – всё мужики. Они галдели между собой, придумывая различные версии появления Роэта, а также пытаясь разгадать, кто же он такой. Все в один голос отмечали, что Роэт очень сильно похож на человека. Лысина их не смущала, так как никто из них никогда не видел живого гиантийца. Особое недоумение у них вызывала форма Роэта и его большой автомат.   
        В то же время, остальные жители селения облепили дом как мухи. Всех их было человек сто пятьдесят. Детвора кружилась вокруг автомата, но прикоснуться к нему никто не решался.
        Петр, который был в этом селении за главного, распорядился, чтобы принесли чего-нибудь поесть. В ожидании блюд, Петр присел на другой стул и бесцеремонно таращился на Роэта. Своим невозмутимым и спокойным видом, Роэт еще больше распалял любопытство людей.
        Через пять минут в избу внесли несколько тарелок, наполненных едой – картошкой, рыбой, яйцами. Петр вскочил и лично принимал тарелки от женщин, чтобы потом поставить их на стол перед Роэтом. Женщины, с опаской поглядывая на гостя, немедленно ретировались из избы. Лицо Петра растянулось в широкой улыбке, а сам он жестом показал Роэту, чтобы тот откушал. Роэт критически осмотрел незнакомую еду, а затем оглядел мужиков, стоящих возле двери.
        Петр, видя нерешительность гостя, демонстративно взял рукой кусок рыбы и положил в рот. После этого, он энергично пожевал рыбу и издал звук, который должен был подчеркнуть всю прелесть этого блюда. Мужики смотрели на Роэта таким взглядом, как будто он должен был сейчас сделать что-то удивительное. «Придется сделать еще один шаг навстречу», - убедил себя Роэт. Руками есть он не привык, поэтому воспользовался ложкой, которую тоже видел впервые. Неуклюже взяв её рукой, он зачерпнул немного картошки и положил в рот. Несколько секунд он держал её во рту, не решаясь проглотить, и борясь с чувством тошноты. Затем все-таки проглотил, заметно поморщившись. Эти манипуляции вызвали новую волну обсуждения среди мужиков.
        Роэт покивал головой, давая понять, что еда ему понравилась. Петр тут же подвинул к нему кувшин с молоком. Увидев внутри кувшина подозрительно белую жидкость, Роэт отказался от дальнейших экспериментов с едой.
        Петр решил разрядить обстановку и познакомиться.
- Петро! – громко представился он, ткнув себя пальцем в грудь.
- Спасибо, - решился что-то произнести Роэт. – Очень вкусная еда.
- Меня зовут Петро! – гнул свое Петр.
        Роэт совершенно не понимал, как себя вести дальше. Его начинала утомлять эта сцена. Он повертел головой, а потом вдруг решил показать Петру содержимое своего рюкзака. Роэт достал остатки еды, препараты для оказания неотложной медицинской помощи, оптический прицел и прибор ночного видения. Вдобавок к этому, он вытащил навигатор, и всё это разложил на столе. Петр начал рассматривать диковинные штуки, не прикасаясь к ним.
        А в это время на улице завязалась беседа, круто изменившая дальнейший ход событий. Некто Гриша Лукашевич вдруг объявил своим скрипучим голосом о том, что он когда-то имел неудовольствие видеть своими глазами космических тварюк. Случилось это якобы тогда, когда на его родную деревню напали эти страшные создания.
- Что ж ты, Гриша, близко видел их? – спросила его немолодая женщина.
- Ну, не то, чтобы очень близко, но видел, - важно протянул Гриша, вдруг оказавшийся в центре внимания.
- Какие же они на вид? – спросил кто-то из мужиков.
- Ух! Страшнющие твари, - ответил Гриша. – Кожа у них зелёная, а во лбу рог растет. Да я уж рассказывал.
- Да не все слышали! – отозвалось несколько человек.
- Глазищи у них горят огнём, - продолжал бессовестно врать Гриша.
        Из его рассказа, правдой было только то, что его родную деревню, действительно, уничтожили гиантийцы. Сам Гриша никого из них не видел, так как еще с двумя односельчанами пошел в лес за дровами. Это их и спасло от неминуемой расправы. Они только слышали стрельбу и крики. После чего, рванули, что есть духу, прочь от родной деревни. Больше Гриша туда не показывался, хоть у него и осталась там жена с двумя детишками.
- Гриша, а посмотри-ка внимательно на этого красавца, который к нам пожаловал! – предложил женский голос.
- И вправду, Гриша, погляди на гостя!
        Гриша молчал, набивая себе цену.
- Ладно, – наконец-то согласился он. – Пойду, посмотрю.
        Для него, в тот же момент, сделали живой коридор. Гриша, поправляя рваную и засаленную куртку, от которой сильно воняло рыбой, двинулся в избу. В дверях его остановили мужики, находившиеся там.   
- Куда прешь, мурло?! – неласково обошлись с ним.
        Гриша обиделся, и тут же дал задний ход. Но любопытная толпа тут же оказала ему поддержку. На мужиков накричали, заставив пропустить Гришу в избу. Тот вошел, обменялся взглядом с Петром, не понимающим, что происходит, и уставился своими глубоко сидевшими глазами на Роэта. А тому и в голову не могло придти, что сейчас решается его судьба. Он натянуто улыбнулся, ловя на себе недобрый взгляд Гриши.
- Их форма, - выдал Гриша. – Я её сразу узнал.
- Какая форма?! – прорвало Петра. – Ты какого хрена приперся сюда!
        Гриша развернулся, и пошел к публике, которая принимала его гораздо ласковее.
- В такой форме и ходят эти тварюки! - сообщил Гриша людям. – Я её узнал!
- Вот тебе и раз! – крикнул кто-то.
- Что ж это получается?! – подхватил другой голос.
- Откуда у него эта форма?!
- Оттуда, откуда и оружие!
- Так он, значит, с ними заодно!
- Это очевидно!
- Не нравится мне это!
           Толпа недовольно загудела.
- А сюда он зачем пожаловал?! – кто-то задал вопрос.
- А ты спроси у него!
- Может, он засланный?!
- Точно! Сегодня осмотрится, что к чему, а завтра передаст сигнал этим тварюкам! И пиши, пропало! Налетят на нас и поубивают всех!
        После этих слов, какая-то женщина громко завыла. Те из мужиков, которые были в избе, начали выходить на улицу. Петр недовольно посматривал на дверь, чувствуя, что творится что-то неладное. 
- Что делать, мужики?! – задал вопрос кто-то из толпы.
- Кишки ему выпустить!
        Толпа одобрительно загудела.
- Автомат нужно спрятать! – предложил кто-то.
        В тот же миг, несколько человек бросились к автомату, схватили его и понесли куда-то в сторону.
- Зовите Петра сюда! – последовал следующий совет.
- Петро, хватит ублажать этого гада!
- Вот придурок! Эта гадина по наши души пришла, а он перед ним стелется, как проститутка!
        Мужик, стоявший в дверях избы, рукой поманил Петра.
- Я на минутку выйду, – сказал Петр, обращаясь к Роэту.
        Роэт ничего не понял, но шум на улице встревожил и его. А после того, как он остался один в избе, стало еще тревожнее. Роэт начал обратно складывать в рюкзак принадлежности, посматривая на дверь.
        Тем временем, на Петра посыпался град упреков, оскорблений и проклятий. Ему пришлось несколько минут выслушивать все это, прежде чем ему объяснили причину такого поведения людей. Петр бросил гневный взгляд на Лукашевича, но промолчал.
- Спокойно, люди, спокойно! – пытался сбить накал страстей Петр, обращаясь к толпе. – Сейчас решим, что делать!
- Нечего тут решать! Кончать его надо! – опять взорвалась толпа. - Правильно! Он заслуживает смерти! Мы не можем рисковать!
        Петр был почему-то уверен, что парень пришел с хорошими намерениями. «Самое обидное, что он мог бы здорово мне помочь, - мысленно рассуждал Петр. - Имея такую поддержку, я укрепил бы и свой авторитет, и дисциплину в селении. Да и для защиты селения его можно было бы использовать. Он один, со своим автоматом, тридцати мужиков стоит, если не больше. А теперь, из-за этого ничтожества – Лукашевича, придется отказаться от этих планов. Пытаться переубедить разъяренную толпу опасно. Можно самому пострадать».
        Петр выбрал момент, когда крики немного поутихли, и поднял руку, требуя слова.
- Кто будет участвовать?! – спросил Петр, обращаясь к толпе.
- В чем?! – откликнулась толпа.
- В захвате! – объяснил Петр.
        Тут же начали подходить добровольцы. Набралось двадцать шесть человек.
- Остальным лучше убраться подальше! – приказал Петр.
        Толпа покорно рассеялась. «Группа захвата» столпилась возле входа в избу. Петр давал последние наставления.
- Я его выведу из избы, а вы тут же хватайте его за руки и за ноги, – объяснял Петр. – Убивать сегодня не будем – только свяжем и закроем в сарае. Завтра утром соберем всех людей и повесим мерзавца. Есть другое мнение?
        Как ни странно, но никто не выступил против этого предложения. Всем было интересно растянуть удовольствие. Петр верно все рассчитал. Таким образом, он решил подержать парня живым хотя бы до утра, а себе давал время еще раз все обдумать.
        Он вошел в избу, натянуто улыбнулся, и жестом показал Роэту, что нужно выйти во двор. Поднявшись со стула, Роэт сделал шаг назад и мельком посмотрел через окно во двор. Он увидел, что там было пусто. Роэт немного успокоился, поднял рюкзак и пошел к выходу. Петр пропустил его вперед, а сам остался стоять в избе.
        Пройдя дверной проем, Роэт увидел лица мужиков и все понял. Когда он остановился, несколько человек бросились к нему, и схватили его - кто за руки, кто за ноги. Роэт почувствовал, как его бросило в жар.
- Что вы делаете, глупцы? – пробормотал он.
        К Роэту подошел мужичок по имени Николай Бевзюк. Он был гораздо меньше Роэта ростом, и смотрел на того снизу вверх. На лице у него появился оскал, обнаживший отсутствие нескольких передних зубов.
- Ну, что, сука, хорошо покушал? – спросил Бевзюк. – А мы сейчас проверим.
        Бевзюк замахнулся правой рукой и со всей силы ударил Роэта в лицо, попав прямо в нос. Роэт слегка откинул голову и втянул носом воздух, чтобы остановить кровь. Бевзюк, тем временем, начал снимать с Роэта амуницию – пояс, элементы бронезащиты. В тех местах, где ему не удавалось расстегнуть, он резал длинным ножом. Через несколько минут Роэт остался в одном комбинезоне. Он опустил голову, готовясь встретить смерть.
        Бевзюк снова замахнулся, и в этот раз ударил Роэта сначала рукой, а потом ногой в живот. От острой боли Роэт тихо застонал и напрягся. Мужики, державшие его, еще крепче ухватились за его руки и ноги.
- Мужики, вали его на землю! – крикнул кто-то.
        Роэта, как по команде, повалили на землю лицом вниз. В тот же миг на него посыпались удары со всех сторон. Били, в основном, ногами. Те из мужиков, кто был подальше, старался протиснуться и обязательно ударить хоть несколько раз. Петр стоял в дверном проеме и, с мрачным видом, смотрел на происходящее. К месту действия опять начали подтягиваться люди, почуявшие запах крови, и желающие увидеть, как избивают чужака.
        Избиение продолжалось минут десять. Если бы не тренированное тело Роэта, то его, наверное, сразу бы убили. А так он еще дышал и даже немного двигался. Люди расступились и смотрели на полуживого Роэта, который пытался куда-то ползти. Ему хватило сил, чтобы проползти около метра, а потом он потерял сознание.
        Люди толпились еще минут двадцать, активно обсуждая происходящее. Потом интерес начал ослабевать и все начали потихоньку расходиться. Остались только активисты, которым предстояло оттащить тело Роэта в сарай, и запереть до утра.
 


Рецензии