Манька-цитрамон

Манька - цитрамон - так звали маленькую шуструю женщину в деревне, которая везде поспевала вовремя: скандалят соседи, она тут, как тут. Разнимает скандалистов своими костлявыми ветхими ручонками. Мужа к одной стене отпихнет, жену – к другой. Поругается, платочек поправит на своей аккуратненькой, кругленькой головке, зыркнет глазками своими пронзительными на мужика, охладит его. Тут же бежит к женушке, достает таблеточку из фартучка, аккуратненько отломит кусочек, сунет пострадавшей:
-Пожуй, пожуй, девочка, легче станет!
Подойдет к жаркодышащему муженьку-монстру, протянет таблеточки кусочек :
-Проглоти, ангел мой, успокойся.
Рожает девонька, а фельдшер запаздывает, кричит от боли дивчина.
Громко кричит.
А Манька опять уже тут как тут:
-Выпей полтаблеточки, голуба, поможе, вот, клянусь, поможе.
И помогало же.
Сама Манька в деревне пришлой была. Откуда – никому не рассказывала, время было такое.
-Переселенка… Выселка… - поговаривали в селе.
Переселенцам жилье давали. Плохонькое, дырявое, холодное, никому не нужное, но давали.
Маньке дома не сиделось.
Накупит молока у соседей, в банки чистовымытые разольет, в город по выходным мчится. На рынок.
Продаст молочко- колбаски привезет, ребятишкам соседским по то-о-оненькому кусочку отрежет "за щечку" - пожевать.
Цитрамону наберет- карман в фартуке топорщится!
Все село, не к фельдшеру, а к Маньке бежали- если у кого-то что-то заболит!
- Дай цитрамону,Манька, спина сильно заболела! Ангина, Манька, поможи!
Маньке уже за восемьдесят стукнуло.
Но неугомонная женщина бежит по селу, помочь старается.
Рано утром прибежал мальчонка, плача:
- У мамки голова болит дюже, аж на стену лезе, дай цитрамону, Манька, а то помре!
Манька подскочила, да так неловко, что нога подвернулась и упала Манька на пол.
Что-то хрустнуло в бедре, аж сознание помутилось.
Манька тут же поднялась, громко выдохнула, глаза её потемнели, лицо померкло, губы побелели. Медленно достала из кармана на пёстром выцветшем платьице пачку таблеток , отдала мальцу и попросила;
- Як мамка очухается, пусть до мене притопае.
Мамка того пацанчика прибежала через пару часов, видит : Манька все свои документы на крохотные кусочки рвёт так, что ничего понять нельзя уже. Гора бумаги у кровати.
Что к чему- непонятно. Печати какие-то, буквы печатные, иностранные слова на листах.
-Сожги, Шура.
Шура смела все веником в совочек, да и сожгла в печи.
Умирала Манька молча.
Таблеточку из кармана фартучка достанет, кое как в рот запихает и молчит.
Три дня страдала.
Хоронили Маньку-цитрамон всем селом, так и не узнав, кем же она была на самом деле.
"Аптека не прибавит века", - любила говорить Манька, доставая из кармана свою единственную панацею от всех бед и болезней.


Рецензии