Небосвод, что утром засинел...

 Ясный день с утра потрафил мне,
 на все сто гарантом став прогулки,
 небосводом до конца синел,
 тишиною отзываясь гулкой.

 И вилась дорога между гор,
 и вовсю пленяла виражами,
 красотой ласкавшая мой взор,
 чем-то уподобившись скрижалям,

 где давно прописан был мой путь,
 пусть ещё не ведал я об этом,
 но уже прорезывалась суть
 в будущем явить себя поэтом.

 И до срока был я пацаном
 смелым, бесшабашным и наивным,
 и не ведавшим, какой ценой
 слог мой засиял напевным гимном.

 И, не зная этого тогда,
 проходил я с визгом повороты,
 и теперь наполнена страда
 трепетом остывшего пилота.

 И тверда, держа стило, рука,
 восхищая прелести досуга,
 и тех лет восторженный накал
 до сих пор ведёт меня по кругу...

 Вот внизу блестит Батилиман,
 а вдали навис трезуб Ай-Петри,
 и его сияющий обман
 надо мной дрожит во встречном ветре.

 И в достатке этой яви мне
 на любом дорожном закоулке...
 Небосвод, что утром засинел,
 до конца был стимулом прогулки.


Рецензии