Безнадега

   Мужчина лет шестидесяти, крепкий высокого роста встречался мне на прогулках, недалеко от дома. Выходил гулять с собакой на поводке, шел в магазин или неторопливо двигался  на остановку трамвая. На трамвае он ездил в город с портфелем. Выглядел, как преподаватель или чиновник. Одевался чисто в неброскую, удобную для прогулок одежду и теплые ботинки. 

    Глаза мужчины равнодушно смотрели на мир, не задерживались на лицах. Неопределенность и безразличность к окружающим выражали лицо, фигура с опущенными плечами и брошенными руками. Заброшенными, казались и ноги. Шаги делались неспешно, на ощупь, готовые в любой момент изменить направление. Уверенность шагам придавала собачка, которая натягивала поводок и направляла их.

      В городе мужчина проходил по центральным улицам, останавливался у зданий, покупал коньяк в супермаркете и возвращался домой. Зимой прогулки в город становились редкими, водка покупалась в местных магазинах, пиво  – в местных барах.

   Родственники с ним, вероятно, не жили, но кто – то за ним присматривал. Одевался чисто, выглядел сытым, бритым, но всегда с безнадежно равнодушным лицом.

     Отрешенность мужчины привлекала внимание продавщиц, и они заговаривали с ним. Он  вступал в разговор с присущей ему рассеянной серьезностью, выпивал стаканчик вина на разлив и уходил.

   Познакомились с ним у стойки бара, говорили медленно ни о чем. Работал Анатолий Матвеевич заведующим отделом проектного института, который сократили 5 лет назад. Жена умерла, сын жил в другом городе, присылал деньги, подарил собаку, чтобы не скучал. Жизнь остановилась пять лет назад.

 - Заметил, что близкие мне люди и любимые, становились несчастными, болели, умирали. В школе влюбился в одноклассницу, разъехались по разным городам. Дважды неудачно она выходила замуж, заболела и умерла. Школьный друг, с которым учились за одной партой и собирались поступать в Вуз, в десятом классе загулял, ушел в армию, женился, колымил, запил и умер в пятьдесят лет.
 
     Лучший друг в студенчестве, спортсмен, умница, умер от туберкулеза на третьем курсе. Друга по взрослой жизни, художника убили наркоманы. Так и случилось, что никого рядом не осталось. Бояться начал привязываться к людям. И интерес ко всему увял. С людьми сближаешься для совместной деятельности, сопереживаний. Деятельности нет, сопереживаний нет и людей с тобой нет.
   

       Делать руками ничего не хочу и не умею, читать надоело, дачей не обзавелся и зачем она нужна. Друзей не осталось, уехали, спились, разбогатели. Интереса нет ни к еде, ни к людям, ни к выпивке. Какое – то жвачное состояние, жую пищу, остаток жизни, остатки мыслей. Дни стали друг на друга похожие, как телевизионные сериалы. Не поверите, как институт закрыли и жизнь прекратилась. Года два еще проектировал для себя, потом в интернете посмотрел, не ново.

   Как люди живут на пенсии и на пенсию, не понимаю.
Иногда бомжам завидую, активные они, ищут, борются, радуются. Правда, часто настроение у них повышается алкоголем. Мне и пить неинтересно одному, Тузик не пьет. Куплю бутылку, поставлю, забуду, найду, вынесу бомжам.
Сколько ещё мыкаться по жизни и зачем, непонятно, безнадега.


Рецензии
Фрустрация. Вегетирование. Мор.

Ольга Заря   05.08.2017 10:42     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.