Гришатик. Повесть

У Анны Григорьевны был один свет в окошке. Окошек было три: в кухне, в спальне,
в гостиной(она же-комната Анны Григорьевны), а вот свет был один:ее сын Гриша, ее самая
большая любовь, ее головная боль, ее забота , ее ВСЁ. Муж умер рано от второго инфаркта,
который странным образом не заметили в городской больнице в новогодние каникулы.
Аня с десятилетним Гришей гостила в это время у родственников в Киеве. Прилетели,
похоронили и всё. Аня поняла, что   любовь, которую она делила ровно пополам-шесть сырников на сковородке-три-Сергею, три-Грише, две глаженые рубашки-мужу и сыну ,капли от насморка-
по две в каждую ноздрю своим сопливым мужчинам-всё это теперь безраздельно принадлежало
Ему одному, ее свету в окошке.
"Свет" вырос. В 34 уже изрядно полысел, приобрел животик и одышку, но оставался всё тем же
Гришатиком, деткой, сынулькой, жил с мамой и не пытался что-то менять в своей жизни.
Даже комната Гриши выглядела почти так же, как и 20 лет назад. Над кроватью висела детская игрушка-ружьё, подаренное папой на юбилей-10 лет. Папы вскоре не стало, а у Гриши рука так
и не поднялась снять ружье . Подарок был странный. Сын всегда был тихоней  и в войнушку не играл. Может, отец хотел в сыне разбудить какие-то мужские качества... Кто знает...
Семья жила на скромную Гришину зарплату и крохотную  пенсию Анны Григорьевны. Иногда
приходилось занимать у соседки. А потом Анна Григорьевна нашла "шикарную", по ее словам,
подработку: она забирала из садика пятилетнего Елисея, внука ее бывшей сослуживицы,
приводила домой, кормила ужином, дожидалась маму или папу мальчика и сломя голову
неслась к своему "малышу". Тот приходил с работы и терпеливо ждал маму. Не ужинал и мог
забыть даже переодеться и вымыть руки, пока мама не скажет.
-Гриш, привет, устал? Голодный? Не замерз?-, Анна Григорьевна скинула пальто и сапоги,
быстро переоделась и побежала греть ужин. Ребёнок пришел с работы !
-Мам, тебе звонила какая-то Галя и сообщила , что к нам прилетает ее дочь Рита.
-Что? Когда? Надолго? Одна? Ее надо встречать? Сколько ей лет?
-Вот ты сейчас задала миллион вопросов. Ты думаешь, я могу ответить хоть на один?
Гриша замолчал и принялся за гречневую кашу . Нет ему никакого дела до маминых знакомых.
Он и не спросил ничего. Обещал передать маме всю информацию и не забыл, передал. Что еще
надо?!
-Гришенька! Галя-это папина двоюродная сестра, твоя тетя, а Риточка-ее доченька, ей лет 16.
Живут они в Омске. Как девочка может одна лететь? Да и нет сейчас каникул в школе.
Очень странно. Мог бы спросить! Найду их телефон и попробую позвонить сама!
-Мам, дай поесть спокойно. Она подробности не сообщала, значит жди звонка!
Гриша был прав. В пять утра Анна Григорьевна буквально подпрыгнула на кровати от
пронзительной трели. Она босиком рванула к телефону. Голова закружилась, и она практически упала в кресло рядом с журнальным столиком, на котором стоял старый  видавший виды аппарат
с тяжелой трубкой.
-Нюра, доброе утро! Это Галя. Я вчера с Гришей говорила уже. Он тебе передал?
-Галя, милая, здравствуй! У вас всё в порядке? Почему ты звонишь ночью?
-Ночью? 8 утра-это ночь? Ой, у вас же 5! Ну прости, я тебя не задержу, ляжешь снова.
Я только хотела сказать, что мы уже купили билет  Риточке. Она прилетает завтра в 20.30.
Сначала думали , в гостиницу. Но у вас ненормальные цены!
-Галя, она школу пропустит?
-Ты с ума сошла! Рите 20 лет! Она студентка университета! 3-й курс! С 1 февраля  студенческие
каникулы. Скажи мне лучше, сколько стоит такси из аэропорта до вас.
-Я встречу Риточку. Мы сядем на автобус и доедем почти до дома.
-Глупости. Рита-взрослый самостоятельный человек.  Увидишь! В общем, спасибо заранее
за гостеприимство. И пока. Целую.
Анна Григорьевна посидела в кресле еще минут 10. Надо найти карту Санкт-Петербурга
и путеводитель. Может, купить билеты в  Мариинский театр. А вдруг Рита не захочет.
Ведь ей 20 лет. Может, Гриша сходит с девочкой в клуб? Вряд ли...  А  где она будет
спать? Вот вопрос! Анна Григорьевна легла, уснуть не получилось.

Звонок прозвучал как-то особенно требовательно. Анна Григорьевна бросилась открывать.
Гриша не пошевелился.  На пороге стояла высокая девушка, светлые прямые волосы ,
ямочка на одной щеке. Улыбнулась как-то снисходительно, нагнулась, поцеловала тетю,
как взрослые чмокают детей, не своих детей, а детей своих знакомых.
-Здравствуйте, дорогая тетя  Нюра! Здравствуй, Гриша! Я Маргарита.
Анна Григорьевна засуетилась, запричитала:
-Риточка, детка, устала? Голодная? Хочешь спать? Ведь у вас  плюс три часа! Ужин
готов, кровать постелена.
-Первое. Я не голодна. В самолете кормят. Второе. Я нисколько не устала. Третье. Я взрослый
человек. Для меня плюс три часа, минус три часа значения не имеют. Если можно, чаю.
Рита скинула дубленку, сняла сапоги с тонких длинных ног, стала сантиметров на 10 ниже,
но все равно возвышалась на Анной Григорьевной. Сапоги она аккуратно поставила рядом с Гришиными ботинками.
-Пожалуй, размер 41-42,-мелькнуло  в голове  у Анны Григорьевны.
Гриша пробубнил:" Привет, оч. приятно" и вернулся к компьютеру в свою комнату.
Рита села к столу на кухне, вытянула ноги и  практически достала до противоположной
стены.  Очень маленькая кухня или очень длинные ноги...
Анна Григорьевна достала изящную розовую чашечку, поставила перед Ритой.
-Тетя Нюра! Если можно, мне самую большую кружку, которая есть!  А эту
красоту поставьте обратно.
Анна Григорьевна налила Рите свежезаваренного чая и на всякий случай поставила перед ней
тарелку с блинчиками.  Несмотря на пункт первый-не голодна, в самолете кормят-Рита съела
три блинчика , подумала и съела еще два. Анна Григорьевна сидела рядом и смотрела
на Галину дочь с удивлением. Пухленькая, приземистая Галя передала  Рите только
одно: твердый характер, уверенность в себе. В остальном Рита была  копией своего
отца-спортсмена-пловца, подававшего когда-то большие надежды. 
Анна Григорьевна опомнилась, разве можно так в открытую разглядывать гостью. Впрочем,
Рите это даже нравилось.
-Тетя Нюра! Мне не нравится это имя. Так Вас называет мама. Я предпочла бы называть Вас
"Анна" без этого глупого "тетя" и на ТЫ. Согласна?
-Да, конечно.
Анна Григорьевна была немного шокирована. Между ними было 40 лет.
-Риточка! Сейчас ты ляжешь спать, а завтра я дам тебе отличную карту города и календарик
с картой метрополитена .Ты мне скажешь, что бы хотела посмотреть. Обсудим планы. А
сейчас отдых!
-Аня! Карта города, метрополитена , план на каждый день у меня здесь.
Рита постучала по своему мобильному.
-Я очень четкий, структурный человек. Тебе удивительно, что молодая девушка
может быть такой умной? Ты права, таких, как я , мало. Я учусь в университете, играю
в театре, пишу стихи и музыку. Я работаю на радио. Я отлично рисую. У меня нет только
одного качества. Отгадай, какого?
Гриша вошел неслышно и неожиданно ответил за маму:
-Скромности. Я прав?
Рита расхохоталась.
-Ты прав, братишка! Но может ли быть скромной девушка, которая читает Ницше ,
играет главные роли, читает свои стихи с большой сцены и всё это в 20 лет!
Рита видно села на своего конька, она что-то еще говорила о книгах, преподавателях,
своей уникальности и гениальности. Гриша развернулся и не дослушав ушел спать.
Рита поджала губки  и вдруг заметила надувной матрас, который стоял у стены.
-Я что, на нем буду спать? Просто у меня бессонница. Такое бывает даже в 20!
-Нет, что ты! Ты в комнате на диване, а я здесь. Ты не волнуйся. Матрас ортопедический,
мне будет удобно.
-Точно удобно? Ну хорошо, тогда я спокойна!
Рита приняла душ, распаковала вещи, легла на диван Анны Григорьевны и мгновенно
уснула.
Анна Григорьевна долго ворочалась , на пару часов, наверное, все же задремала.
К утру  она поняла, что матрас сдулся, она лежит на полу.

Гриша ехал на работу. Жил на юге, работал на севере. Север Санкт-Петербурга отличается
от юга. Как это ни удивительно. Там , где он работал, было всегда на 2-3 градуса холоднее,
первые листочки появлялись позже, а снег лежал до июня. Вокруг Гришиного  дома снег нехотя таял к середине мая. Но был февраль. Он для жителей северной столицы никогда не был последним
месяцем зимы. Казалось, что серое небо скоро задавит несчастных . Задавит, задушит и уморит
этих кашляющих, чихающих, бледных мужчин и женщин в грязных сапогах с белыми разводами
соли, в бесформенных пуховиках, шапках, шарфах, варежках. Но нет!  Каждый год они возрождались , превращались в прекрасных разноцветных бабочек на миг, который называется
Питерское лето и всё повторялось вновь.
Гриша стоял в вагоне метро уже 30 минут. Осталось 10. Он думал о Рите. Сколько раз за вечер
она произнесла слово "я"? Раз 15-20. А сколько раз поинтересовалась их с мамой жизнью?
Ни одного! Может быть, спросила совета, куда стоит сходить, что посмотреть? Нет! А между
прочим, не только мама подготовилась к встрече с племянницей, приготовив старую карту,
заклеенную кое-где пластырем. Но и он  почитал в интернете, хотел посоветовать
новый музей Фаберже на Фонтанке, в конце концов, цирк после глобальной реставрации,
ведь девочке всего-то 20! Почему бы и нет! Но услышав о Ницше, которого не читал ни в 20,
ни в 30, передумал  советовать.  И вообще ,Гришу вдруг осенило, что Маргарита-полная
противоположность тому образу, который он иногда рисовал , представляя свою жену.
Класс! Спасибо, Рита! Теперь я точно знаю, кого не хочу видеть рядом с собой! Никогда!
Осталось найти эту самую полную противоположность

Рита вернулась поздно. Открыла дверь сама. Анна Григорьевна ей выдала ключи от
квартиры, чтобы девочка могла в любой момент прийти .
-Ну, рассказывай, моя хорошая! Где была, что видела?-Анна Григорьевна уселась поудобнее
в старом кресле.
-Аня, свой первый день я решила посвятить поэзии.
Анна Григорьевна открыла рот от удивления, произнести ничего не смогла. Гриша оторвался от
экрана компьютера.
-Блок, Ахматова, Бродский. Эти люди не просто жили здесь когда-то. Мне они близки,
как родственники. Мне хотелось посмотреть, где они жили, взглянуть на город их глазами.
Я же тоже поэтесса.
-А ты в курсе, что Ахматова терпеть не могла это слово!-вдруг взорвался Гриша и выскочил из
своей комнаты. Эта девица раздражала его всё больше и больше.
-Какое слово?
-"Поэтесса"!
-А ты-то откуда знаешь?
-Иногда тоже  читаю...
Гриша неожиданно остыл, снова потерял интерес к разговору, ушел к себе и закрыл дверь.
Анна Григорьевна засуетилась, встала, снова села.
-Риточка, не обращай внимание. Ты умница. И красавица. Расскажи мне лучше, у тебя
уже есть, наверное, мальчик, с которым ты дружишь.
Рита расхохоталась.
-Аня! Ну посмотри на меня! Внимательно посмотри! Ну какой мальчик может меня
заинтересовать?! Это должен быть взрослый, умный, состоявшийся человек! 45+
-Но ведь этот человек, скорее всего, женат. Свой нелегкий путь становления он прошел
с другой.
Анна Григорьевна вдруг стала очень серьезна. Улыбка сошла с ее лица.
-Вот на это мне плевать! Извини, конечно. Но ты меня сама на этот разговор вывела.
Мне плевать на всё, что было до меня! Если мне хорошо, то значит так и должно быть!
Меня или "вставляет", или нет!
Анна Григорьевна встала, холодно пожелала Рите "Спокойной ночи" и вышла.
Часов до трёх ночи она ворочалась на надувном матрасе, боясь, что заклеенная дырка
снова прорвется. Потом уснула беспокойным сном.
Утром, перед уходом, Рита вдруг подошла к Анне Григорьевне, обняла ее совсем
по-детски и зашептала на ухо, хотя дома никого не было, Гриша давно ушел на работу:
"Тетя Аня, прости. Тебе было неприятно. Я знаю. Мама тоже меня не понимает, а я не умею
лгать. Прости."
-Это ты извини меня, Рита. Это не мое дело. И нечего мне было лезть со своими глупыми вопросами.
Тема закрыта.
Анна Григорьевна целый день не могла успокоиться. Она поклялась больше не задавать
никаких вопросов племяннице.
Вечером Рита вернулась раньше всех. Заварила чай, поставила на стол три чашки и красивый торт
из "Севера". Всё-таки они милые, эти двое, правда, какие-то странные, провинциальные, что ли,
но милые. Жить в таком городе и ничего не видеть дальше своего носа... Странные люди...
Анна Григорьевна и Гриша вошли одновременно. Рита встречала их в прихожей. Она играла
роль радушной хозяйки и  игрой своей была весьма довольна.
-Проходите, проходите! Мыть руки и за стол! Устроим пир на весь мир!
-Устроим!-Анна Григорьевна побежала в ванну мыть руки, смешно подпрыгивая то на одной,
то на другой ноге. На секунду ей показалось, что она моложе Риты и Гриши лет на десять,
что она вернулась из школы, что вместо скучного супа, которым ее пичкала каждый день
бабушка, на обед будет ТОРТ!
Гриша с удивлением посмотрел на маму. Что это с ней?  От торта не отказался.
Рита с восторгом рассказывала о посещении Эрмитажа. Она была так отлично подготовлена к встрече с прекрасным, что даже  помогла одной пожилой паре американцев  найти "Данаю" Рембрандта.
-Представляете, они знали о сумасшедшем, который облил картину!
-Чем облил, водой?-Гриша изобразил удивление.
-Серной кислотой! Он практически уничтожил такой шедевр! Реставраторы подвиг совершили!
А ты не знал? Ну это уж слишком! Я вообще не понимаю, зачем тебе жить в этом городе?
Ты ведь ничего от него не берешь! И ничего не отдаешь! Работа бухгалтером в какой-то
 фирме и глупые компьютерные игры. Что ты еще делаешь?  Да ничего!
Риту вдруг прорвало. Волна  захлестнула ее и понесла, понесла...
-Твоя жизнь, милый братик, похожа на жвачку, на старую жвачку без вкуса и запаха!
Ты не занимаешься спортом, не ходишь в театры, музеи, не встречаешься с друзьями,
ты растишь живот! У тебя нет своей семьи! А тебе уже за 30, детка!
Анна Григорьевна в ужасе закрыла лицо руками, как будто пыталась спрятаться от
острых игл Ритиных слов. Гриша был спокоен и даже улыбался. Казалось, он только
этого и ждал.
-Да, когда этот шизофреник из Литвы  облил картину кислотой, мне было 3 года. Я не участвовал
в  реставрации. Извини. А сейчас мне 34.
А насчет моей семьи, так вот она. Моя мама-это часть моей семьи.
Рита поняла, что ошиблась, что Гриша не так прост. Что знает намного больше, чем кажется.
Но лучшая оборона-это наступление.
-Да, хорошо, ты знаешь про картину. Но если ты говоришь, что мама-часть твоей семьи,
то хотя бы купил ей новые сапоги. Я видела, как она в старые ботинки кладет стельки. То ли,
чтобы не мерзнуть, то ли они ей велики. Посмотри, в чем ходит твоя мать! А ведь она красавица,
у  нее потрясающая фигура. Я знаю, что она в Вагановском  2 года училась. И про падение,
и про перелом знаю. Мне папа рассказывал.
-Что? В  Академии балета? Мама! Это что-то новое!
Гриша не на шутку рассердился, только теперь на маму.
-Да, да. Это правда. Но в третьем классе я упала на катке, сломала ногу очень неудачно и
перешла в обычную школу рядом с домом. Неужели твой папа рассказывал тебе об этом?!
-Да, милая моя! Потому что ему об этом рассказывал твой муж. Он тебя безумно любил
и гордился тобой. У тебя и сейчас фигура балерины! Только твой сыночек ничего не
видит! А ведь ты из-за него не вышла замуж за того летчика! Я и это знаю.
-Что?-У Гриши в прямом смысле отвалилась челюсть., -Мама, что она говорит?
-Рита, пожалуйста, пожалей мою нервную систему. Не надо!
Если Гриша захочет, я расскажу ему . Собственно, и рассказывать нечего. Был один
человек, который очень любил меня. Просил моей руки! Но с ним надо было ехать на Крайний
Север. Гришке было 15. Переходный возраст плюс бесконечный бронхит. Я сказала "нет".
Да я и не любила его. Серёжа был в моем сердце всегда. Он и сейчас здесь.
Анна Григорьевна дотронулась до левой груди.  Она вдруг почувствовала такую тяжесть,
такую тоску. Много лет ей приходилось улыбаться, когда хотелось плакать, быть сильной,
когда ноги подкашивались. Ради мальчика, ее Гришатика, единственного мужчины, оставшегося
в ее жизни.
Слёзы закапали из ее глаз. Она не вытирала их. Это были не слезы жалости , не слезы горести.
Нет! Это был ледник, который растаял и веселыми ручьями понесся  вниз. Стало легче.
Рита и Гриша сидели молча, не успокаивали Анну Григорьевну, не подыскивали слов утешения.
Ни ей, ни им это было не нужно.
Наступила ночь.
Анна Григорьевна долгие годы мучилась бессонницей, засыпала ненадолго,
а потом лежала без сна, с благодарностью принимая эти часы тишины и покоя, отдыха больным
ногам, воспоминаний о далеких и счастливых днях с Сережей и маленьким сыном.
Но в эту ночь она уснула сразу, проспала до утра и проснулась обновленная.
Гриша обычно сидел у компьютера до глубокой ночи, читал, переписывался с бывшими однокурсниками, играл
в шахматы. Потом буквально падал на кровать и проваливался в сон , как в перину ,до   звонка будильника.
Но в эту ночь он не мог уснуть .  "Жизнь, как старая жвачка, жизнь, как старая жвачка..."
Вспомнилась  Ирочка. Восемь лет вместе. То он жил у нее в крохотной комнате коммунальной
квартиры в самом центре Питера, то она у него в "келье". Изредка Ирочка уезжала к родителям
в Волгоград, звала его с собой, но Гриша боялся, что родители Иры потребуют от него
решительных шагов на пути к построению семьи. А вот к ним-то он был и не готов.
Потом Ира начала усиленно учить испанский. Гриша даже пару раз встречал ее после вечерних
курсов.  А через несколько месяцев уехала в отпуск в Барселону. И исчезла. Не отвечала на
звонки, не появлялась дома. Гриша нашел телефон ее подруги Даши. Даша встретилась
с Гришей в кафе и рассказала наконец, что произошло.
Ира поняла, что с Гришей у нее нет будущего. Время  идет. На сайте знакомств она нашла
симпатичного каталонца, искавшего русскую жену. Дальше очное знакомство в Барселоне,
возвращение домой, увольнение, оформление документов и отъезд. На Гришины звонки Ира
поставила в своем мобильном "запрет". Чтобы избежать ненужных объяснений.
Мама тогда переживала больше Гриши, плакала и ругала своего холодного и безразличного
сына. А Грише , правда, было все равно. Даже легче стало. И спокойнее.
Уже засыпая, Гриша вдруг вспомнил, как папа каждый вечер, придя с работы, весело кричал:
"Где моя балерина?". И мама бежала к нему навстречу из кухни, вытирая руки об передник.
А к маминому  дню рождения папа с Гришей всегда ходили в театральную кассу, покупали
3 билета на балет , открытку и конверт. Открытку корявым почерком подписывал Гриша,
папа все складывал в конверт и вручал маме вместе с букетом тюльпанов.
Господи,  это было, как будто вчера! Или в какой-то другой прошлой жизни...
Рите тоже не спалось. Иногда она действительно не могла уснуть. Ведь она поэтесса,
Муза приходит в ночной тиши, ее прихода надо ждать!
Но в эту ночь ее посетило странное, незнакомое ей чувство. Рите было как-то неудобно
и даже стыдно. Ведь ее никто не приглашал в гости. Она сама приехала. Родители сказали:
"Выбирай. Или ты живешь в отеле и получаешь меньше денег на карманные расходы, или
ты живешь у тёти и можешь ни в чем себе не отказывать." Рита сделала свой выбор в пользу
Ани и Гриши. Зачем же она лезет в их жизнь и в их душу...Но задав себе этот вопрос, она
довольно быстро ответила :
-Зачем? А затем, что я слишком прямой и честный человек, чтобы молчать! И скрывать
правду!
Какую правду? От кого скрывать? Его величество Сон забрал поэтессу к себе часов на 8,
за это время стер из милой головки глупые вопросы и придал силы молодому телу.
Утром Гриша не услышал будильника.
Анна Григорьевна впервые за много лет встала позже сына.
Гриша не успел выпить свой утренний кофе, не позавтракал. Спешно почистил зубы,
провел пару раз бритвой по щекам и пошел одеваться. Неожиданно взгляд его упал
на мамины ботинки. O my God!!! Эти ботинки Анна Григорьевна купила ему лет 20
назад. Отдала тогда ползарплаты за мягкую кожу и натуральный мех. А Гришкины
ноги предательски  выросли за лето на два размера.
-Так ты  что, до сих пор зимой ходишь в этих ботинках ?! Ну мама! Ну не до такой же
степени!-Гриша и злился на мать, и понимал, что сам виноват во многом.
-Всё, в субботу беру тебя в обувной магазин. Силой, если будешь отказываться!

Рита заглянула в свой план. Каникулы подходили к концу. Остался Юсуповский дворец
и музей Набокова где-то там рядом.
-Нет, пожалуй,  устрою сегодня себе  день шопинга! Аня, как думаешь?
-Конечно, милая! Только я  тут тебе посоветовать ничего не могу. Когда-то Гостиный двор был
для меня пределом мечтаний! Сто лет там не была.
-Ой, Аня, поехали! Это же отличная идея! Вместе!
-Риточка, прости меня. Я не поеду. У меня всё есть, мне ничего не надо! А тебе я буду только мешать...
-Да-а-а! Я вижу. У тебя ВСЁ есть. Ну ладно. Тогда до вечера.
Гостиный двор Рите не понравился. Нелогичный какой-то. Но честно прошла по Невской,
Перинной, Садовой и Ломоносовской линиям. Купила себе пару кофточек, сувениры родителям
и подруге и уже подумала про кофе с пирожным. Тут Рита увидела в витрине сапожки,
которые ей сразу захотелось купить и обуть. Небольшой каблук, низ- кожа, верх-замша,
а посередине  маленькая незаметная застёжка-молния, позволяющая ноге  легко проскользнуть
внутрь.
-Мне, пожалуйста, такие сапоги 39 размера.
-Они последние. Размер 36. Скидка 50 процентов.
Продавщица равнодушно отвернулась. Рита немного расстроилась, стала смотреть другую
обувь, но вдруг резко повернулась и взяла продавщицу за локоть .
-Я беру их.
-Да они Вам малы. Точно.
  -Я беру их.  Не себе. Если не подойдут, их ведь можно будет сдать?
-В течение двух недель. С чеком и паспортом.

Рита влетела в квартиру.
-Аня! Я купила тебе подарок! Отгадай, что это!
Рита показала большой красивый пакет.
-Даже представить не могу! Да зачем ты деньги тратишь на подарки. Риточка!
По какому случаю?
-Это тебе на День рождения!
-Так у меня в июле.
-Ну на 8-е марта. Скоро же. Только отгадай, что здесь!
-Да как же я отгадаю?
-Хорошо. Я тебе подскажу. "Приходили к Мухе блошки, приносили ей..."
-Сапожки?
-Молодец!
Анна Григорьевна снова почувствовала себя школьницей перед взрослой тётей.
Открыла коробку, достала сапоги. Красивые...
-Можно померить?
-Аня! Они твои!
Анна Григорьевна молча прошлась  в обновке по всей квартире. Рита следила за каждым ее движением.  Анна Григорьевна села на диван, обняла Риту и не отпускала так долго-долго,
Рите показалось, что целую вечность.
-Спасибо.
Пришел Гриша с работы.
-Мам, ты чего ? В сапогах по квартире-это нормально?
-Ничего, они пока чистые.
Анна Григорьевна и Рита  посмотрели друг на друга и расхохотались. Они думали, что Гриша
вообще не заметит обновку.
-Это Рита мне подарила. Чудо, как хороши! А удобные, мягкие, лёгкие! И размер мой угадала.
Анна Григорьевна сияла. После смерти мужа она перестала покупать себе красивые вещи,
только самое необходимое и самое дешевое. Она как-то очень быстро превратилась в
бабушку, правда, без внуков. От той нежной хрупкой балерины, в которую без памяти
влюбился ее Сергей, осталась точеная фигура. Лицо покрылось сеткой морщин, волосы
поредели. Она собирала их в серый пучек, не красила. Возможно, если бы у нее была
дочь, она бы заставила маму следить за своей внешностью. Анна Григорьевна мечтала
когда-то о дочке, да и Сергей был не против. Не успели... А Гришатик?! Ему было все равно,
как мама выглядит, главное, чтобы была всегда  рядом.
-Рита, ты молодец. Спасибо! А то я уже собрался  завтра  вести ее в обувной.
-Я молодец и умница, и красавица! И наконец дождалась от тебя доброго слова!
А за то, что я купила твоей маме сапоги, и тебе не надо с ней идти в магазин в субботу,
ты погуляешь со мной!!! Согласен? Я ведь послезавтра улетаю.
-Бойся данайцев, дары приносяших!
-Как тебе не стыдно! Я от всей души!
-Ладно. Я пошутил. Завтра погуляем. А сегодня поесть можно? Сапогами вашими сыт не будешь!

 Они прошли по пешеходной Малой Конюшенной , свернули на Канал Грибоедова, зашли
в Спас на Крови, погуляли по Михайловскому саду.  И болтали, болтали обо всем и ни о чем.
Чужие, в сущности, люди, еще неделю назад незнакомые, такие разные, вдруг почувствовали
необъяснимую близость. Оба были единственными детьми у своих родителей и мечтали о братике-сестричке в детстве. Детство прошло, а мечта невероятным, неожиданным образом
осуществилась. Не нужно было флиртовать, кокетничать, подбирать слова . Можно было просто
быть собой!
-Знаешь, Ритка, ты похожа на ружье, которое висит в моей комнате.
-???
-Ты пришла и выстрелила в нашу старую жизнь. Ты ее почти убила. И ты права. Я тебе
благодарен. Знаешь, Чехов написал" Если в начале пьесы на стене висит ружье, то (к концу пьесы) оно должно выстрелить"
-А что потом?
-А потом начнется новый этап. Будем надеяться, лучше предыдущего.
Ты нам с мамой  сегодня вечером свои стихи почитаешь?
-А надо?
-Да!

Вечером  на маленькой кухне был накрыт стол. Рита с Гришей купили шампанское.
Анна Григорьевна подняла бокал.
-Рита! Я хочу сказать тебе , что счастлива! Теперь я знаю, что в далеком городе,
в другом часовом поясе живет близкий и родной человек. И ты знай, мы тебе всегда рады!
За тебя, моя милая! Будь здорова!
Бокалы победно звякнули.
-Мама, Рита обещала почитать свои стихи.
-Риточка, это замечательно. Мы с Гришкой будем самыми благодарными слушателями.
Обещаем!
Рита встала, подошла к окну.
-Я здесь постою.
Сначала из раннего, еще школьного.

              ***
Не завидуйте мне, не завидуйте,
Что умею как птица, летать.
Лучше справку для школы выдайте,
Что могу ее пропускать.
Вы же видите, вы же знаете,
Я единственный экземпляр.
Что же вы мне не помогаете?
Я же чудо! Я super star!
         
А теперь из последнего...

***
Мой милый, мы построим дом.
Мы прошлое сметем, сотрем.
Там будем жить с тобой вдвоем.
Мой милый, мы построим дом?
Мы будем по лесу гулять.
Мы никогда не будем лгать!
Скажи, ответь, хочу понять:
Мы будем по лесу гулять?
Молчишь, но знаю твой ответ!
Скажи уж лучше  честно "нет".

-Риточка! Ты просто гений!
Анна Григорьевна встала на цыпочки и поцеловала Риту.
Рита ждала от Гриши примерно таких же слов, но он молчал.
-Ну ты тоже скажи что-нибудь. Мне важно твое мнение.
-Не обижайся. Мне не очень. Но ты же работаешь над собой, совершенствуешься.
Если сможешь уйти от слюнявой любовной лирики, будет вообще хорошо!
-Почему это она слюнявая?
Рита вдруг разозлилась. К критике она была совершенно не готова. Она демонстративно
вернулась на свое место, дав понять слушателям, что творческий вечер прерван по причинам,
независимым от автора.
-Всё. Я дурак. Забудь. Я ничего не смыслю в поэзии. Предлагаю отойти ко сну.
Завтра у тебя сборы и полет.
Он подошел к девушке и тоже поцеловал ее.
Рита оттаяла.

Наступило утро. Завтрак, сборы, такси. Гриша и Анна Григорьевна собирались ехать
с Ритой в аэропорт, но уже у двери Рита их неожиданно остановила.
-Не надо. Не надо меня провожать. Долгие проводы-лишние слёзы. А нам слез не надо.
У нас ведь всё хорошо, всё отлично! Правда?
Она по очереди обняла сначала Анну Григорьевну, потом Гришу , вышла из квартиры
и плотно закрыла за собой дверь.
На кухонном столе лежала записка.
Спасибо, что вы на свете есть!
Как жаль, что вы не там, а здесь.
Но мы теперь одна семья:
Анюта, Гриша и, конечно, я.


                                              Часть 2

Утром Гриша проснулся на час раньше обычного, влез в старые кроссовки, накинул
ветровку и вышел на пробежку. Впервые за пять лет.  Холодный сырой воздух тут же
 забрался под куртку,  ветер продул уши и взъерошил волосы. Холодно...
Гриша ускорил шаг и побежал. Город еще спал. Машины  пока  не выстроились
 в утренние пробки, редкие прохожие шли к открытию метро.
 "Голова, свободная от мыслей",-подумал Гриша и немного ускорился.
Вдруг где-то совсем рядом за спиной он услышал лай, оглянулся и встал, как вкопанный.
Мраморный дог ростом с небольшого слона догнал его в два прыжка.
"Недолго музыка играла",-вслух произнес Гриша и замер. Дог подошел, ткнулся мокрым
носом в Гришин живот и вильнул хвостом, дав понять тем самым, что на завтрак выберет,
пожалуй, кого-нибудь другого. Из-за угла показалась девчонка лет пятнадцати.
-Нюша! Ко мне!
"Нюша", подумал Гриша, "Ты , оказывается, Нюша"
Дог Нюша не собиралась выполнять команду. Гришина куртка нравилась ей все больше
и больше. Вдруг Гриша вспомнил, что в кармане сухари для воробьев и решился на
отчаянный шаг. Он вынул сухарики и протянул их собаке. Нюша шершавым языком
аккуратно слизнула их, а потом также аккуратно вылизала крошки. Наконец подошла
малолетняя хозяйка .
-Извините. Она еще щенок, глупенькая.
-И сколько же щенку?
-10 месяцев.
-Держи крепче свою "кроху"
-Простите еще раз.
Девчонка взяла Нюшу на поводок и побежала к дому.
Гриша решил, что на первый день хватит . Он вернулся, быстро принял душ, заглотил бутерброд,
выпил кофе и снова вышел на улицу. Из дома напротив ровно в это же время вышла
хозяйка Нюши.
-В школу идет,-подумал Гриша.
Однако девчонка подошла к  красной машине, припаркованной у дома, села за руль
и лихо выехала на улицу.
К вечеру Гришин организм, отвыкший от насилия над собой, взбунтовался и  дал сбой
в виде насморка, кашля, озноба и головной боли. Три дня он провалялся в кровати,
а на четвертый, когда стало полегче, решил возобновить   пробежки. Встал как-то
легко, оделся потеплее и вышел тихо, чтобы мама не услышала.
Утренняя прохлада была приятной, снег почти растаял, весна подмигивала голубым
глазом, разорвав серое Питерское небо. Гриша решил пройтись быстрым шагом, а потом
пробежаться. Минут через десять пот выступил у него на лбу, ноги задрожали. Гриша понял,
что еще не совсем здоров и повернул к дому. Навстречу ему шел мужчина, на поводке он вел
Нюшу. Поравнявшись с Гришей, Нюша дернула поводок и уткнулась, как и в прошлый раз,
Грише в живот.
-Ради Бога, извините. Она не кусается.
-Так мы знакомы.
Гриша вдруг очень обрадовался, как будто действительно встретил старую знакомую.
Мужчина остановился, Гриша снял перчатку и погладил гладкую блестящую шерсть.
-Она в тот раз с девочкой гуляла.
-Дочка с ночной смены. Отдыхает. Всего хорошего.
И мужчина легонько дернул собаку. Та неохотно пошла рядом.
-Ого,- подумал Гриша,-Ребенок машину водит, в ночную смену работает.
Домой он пришел так же тихо, разделся и лег под одеяло. К врачу только завтра, а на работу
в понедельник. Имеет человек право поболеть, в конце концов!?

В детстве Гриша часто болел. Анна Григорьевна знала точно, как действовать при простуде,
что давать при кашле, как облегчить дыхание сопливого носа .  Гриша послушно пил клюквенный морс литрами, закапывал капли в нос, полоскал горло. Сам он был абсолютно
уверен, что лучше всего лечит время. Оно лечит и душевные раны, и грипп, но с мамой
спорить бесполезно. Когда дело касалось Гришиного здоровья, Анна Григорьевна не шла
ни на какие компромиссы.
Все выходные Гриша провалялся с книгой, насморк прошел. Он чувствовал, что еще немного,
и жизнь под кодовым названием "старая жевательная резинка" снова заманит его в свои
сети. Он взял мобильный и написал Рите: " Пытаюсь оторвать от себя "жвачку", пока не очень."
Она поняла, что он имел в виду и тут же отреагировала:
"Знаю, что непросто! Дерзай и не сдавайся! Я тебя люблю! Целуй Аню. Привет от моих"
"I love you too",-ответил Гриша.
В понедельник он вскочил еще раньше, чем предполагал, быстро оделся, сунул в карман
 горсть сухарей и побежал на улицу.
 Это время, когда большинство людей еще спит, меньшинство только встает, было
для Гриши каким-то манящим, загадочным. В воздухе пахло не выхлопами проезжающих
грузовиков, а землей, травой, весной.
Гриша пробежался с ускорением и замедлением темпа, сделал пару упражнений и
собрался домой. Из подъезда дома напротив вышла девчонка в шапке, надвинутой на
глаза. На поводке она вела Нюшу. Собака увидела Гришу и рванула к нему. Бедная
хозяйка взлетела , как воздушный шарик на веревочке, а потом шлёпнулась на землю.
Гриша подбежал к ней, помог встать и отряхнуть грязь с куртки и брюк. Нюша смотрела
на всю эту возню невинным взором, изредка пытаясь всунуть свою морду в Гришин
карман.
-Слушайте, она в Вас просто влюбилась. Никогда ни к кому так не бегает. Даже к папе.
-Да у меня в кармане что-то вкусное для твоей" малышки".
Гриша вынул сухари. Нюша принялась за угощение.
-Ты не сильно ушиблась, надеюсь?
-Да ничего. Пройдет. Простите, мне пора. До свидания.
-Пока. До встречи.
За завтраком Гриша вдруг сказал:
-Мама, в меня влюбилась одна молодая особа.
Анна Григорьевна застыла с чайником в руке. Сын никогда , НИКОГДА не рассказывал
 ей о своей личной жизни. Она боялась задавать вопросы, боялась нарваться на грубость.
Мать и сын жили под одной крышей, любили друг друга и в то же время жили как-то
параллельно, встречаясь только на кухне. И тут ТАКОЕ признание!
-Кто же эта особа? Тебе она тоже нравится?
-Она очень высокая и стройная. Волосы черно-белые. Уши большие.
Гриша едва сдерживался, чтобы не расхохотаться. Анна Григорьевна была серьезна,
как никогда. Замечание про уши она пропустила.
-Гришенька. Эта мода красить волосы в разные цвета мне чужда. Но пойми ты наконец,
что внешность-не главное. Главное-что у нее внутри!
-Внутри у нее мои сухарики.
Гриша покатился от смеха. Он закашлялся и побежал в ванну.
-Гриша,- закричала Анна Григорьевна вдогонку, Гриша, ты мне не ответил!  Она тебе
тоже нравится?
-Очень! Очень, мама.-прокричал Гриша в ответ из ванной. Смех душил его, но он решил
не выдавать своего секрета. Он слышал, как мама сказала"Слава Б-гу" и подумал, что
положительные эмоции маме не помешают, а потом он ей всё расскажет.
Гриша выскочил из подъезда. Он опаздывал на работу. До метро можно было дойти
пешком минут за 10-15 или на маршрутке доехать за 5 минут. Но ждать ее можно дольше.
В общем, он решил идти. Быстро-быстро. Мимо проносились машины, автобусы, в том числе
и тот, который бы его  домчал до метро. Ну да ладно.
Вдруг с ним поравнялась красная машина , и знакомый голос крикнул:"Подвезти?"
Гриша, не задумываясь, сел рядом с малолетним шофером и закрыл дверь.
-Вас к метро ? Или может, нам по пути? Я работаю...,
Она назвала улицу, которая была в километре, примерно, от его работы.
-Еду с тобой до конца!
В это время ей позвонили. Она нажала какую-то кнопку на руле, и голос зазвучал
на всю машину.
-Юлия Вадимовна! Доброе утро! Я хотела уточнить, Вы к нам сегодня в шесть?
Алеша уже лучше. Но курс уколов надо закончить обязательно.
-Да , около шести буду. До встречи
Гриша с интересом разглядывал свою новую знакомую. Он решил сначала, что ей лет 15.
Потом увидел ее за рулем и сделал вывод, что ей 18. Теперь он сидел рядом, видел, как
уверенно и спокойно она вела машину, прибавил ей еще года два, но это обращение
"Юлия Вадимовна" совсем сбило его с толку.
-Разрешите представиться. Григорий Сергеевич.
-Юля.
-Гриша. 
Пухленькая рыжеволосая малолетка оказалась медсестрой в детской больнице, серьезным,
взрослым человеком. Ссуду, взятую для покупки машины, она платила , бегая по массажам-
уколам-перевязкам, как она сама выразилась. Нюша-Квин Антуанетта-отдельная статья расхода.
Корм для щенков, оказывается, дороже, чем для взрослых собак. Доги поглощают его в особо
больших количествах.
-Я не понимаю, почему вы выбрали именно эту породу. Какая ж должна быть квартира
для этих гигантов!
-Мы-дожатники. У нас в семье всегда были доги. Мы не можем по-другому. Это трудно
объяснить.  А квартира у нас двухкомнатная, малогабаритная. Но дог, свернувшийся в клубок,
занимает одно диваноместо. Не так уж и много!
 Забот у Юли было немало, каждый день расписан по минутам.
Грише снова вспомнились слова Риты про его пустую жизнь-жвачку.
"Что ж такое!",-подумал он. " Даже рассказать нечего".
Доехали быстро. Гриша поблагодарил водителя, сказал "До встречи" и пешком дотопал
до работы. Не опаздал!

                                                         ***
Они стали встречаться. Нет, не специально договариваться о встрече, а почти каждый день
как бы случайно выходить вместе на утреннюю прогулку, а потом вместе ехать на работу.
Иногда вместо Юли выходил Вадим Юрьевич с Нюшей.  Юля после ночной смены спала.
А Гриша тащился к метро в дурном настроении. К хорошему быстро привыкаешь!
Он рассказал маме, что новая подруга часто подвозит его до работы на своей машине,
что она медсестра в детской больнице , очень серьезный и целеустремленный человек.
Анна Григорьевна боялась спугнуть счастье и иногда бессонными ночами представляла
высокую длинноногую медсестру , блондинку с темными корнями волос по последней
моде , в белом халатике и туфельках на шпильках.


Наступило лето. Юля собиралась в отпуск. Каждый месяц она откладывала определенную
сумму денег . Эти деньги были неприкосновенны в течение года.  Юлина подруга Маша
просто брала деньги у родителей. Иногда она брала и деньги в долг для Юли. Девушки
решили побывать на всех островах мира. Ну если не на всех, то  почти ... Почему их
так манили острова, они не могли толком объяснить, но если у страны не было островной
территории, она вычеркивалась из списка обязательных к посещению. Зато Греция, Италия,
Испания значились под цифрами 1,2,3!
Юля , несмотря на свою обманчивую внешнось , имела характер "железной леди". Она умела
добиваться всего, чего хотела. Умела принимать решения, была самостоятельна и честолюбива.
Она не добилась только одного. Не поступила в медицинский. Зато закончила училище с красным
дипломом, могла наконец осуществить свою мечту, но...  поняла, что жизнь летит. Родители
могут поддержать только морально. Она еще нигде не была, ничего не видела, а лет -то уже за 20!
Почти старуха. И она пошла работать. Закончила еще курсы массажа новорожденных .  Купила
машину в кредит. В общем, мамина и папина  радость. Они советовались с ней, как со старшей, любили и гордились.
В этот раз Юля и Маша летели на Кипр.

Гриша, узнав, что Юля улетает на Кипр, как-то сник. Даже не спросил, с кем. Да и какое
право он имел спрашивать. Они так, случайные знакомые, случайные попутчики. Никаких
попыток к сближению он не предпринимал. Маленькую кругленькую Юльку он никак не мог
представить своей спутницей жизни. Засмеют друзья и коллеги. А еще того хуже, подумают,
что он нарушает закон, живя с несовершеннолетней. О том, что у Юли вообще-то был паспорт
с точной датой рождения, трудовая книжка, водительские права, Гриша как-то не думал.
Он решил тоже взять отпуск и поехать к друзьям в Финляндию.
Одноклассник Гриши Сашка был женат на финской девушке Таре . Тара училась с ним в
университете в Питере, говорила по-русски свободно,хотя и с акцентом, любила вставить
словечки типа "чувак", "бухать", "клёво", чем приводила в восторг всех русских. Они были
женаты уже 8 лет, жили в симпатичном маленьком городке недалеко от финско-российской
границы в одноэтажном деревянном доме с тремя спальнями. В одной спали Саша с Тарой,
в другой пятилетние близнецы Аня и Таня, а в третьей  постояльцы менялись без конца.
То Сашины родители , то Сашина сестра с мужем, то друзья, то друзья друзей...
В доме царил хаос и анархия.  Что хочешь, тот то и делай.   
Гриша очень любил приезжать к ним. Да и они всегда были Грише рады. Было на кого
скинуть "пингвинов". "Пингвинами"  называли близнецов. А получилось это так.
Девочки с года говорили на двух языках,  они были так называемые билингвы.
Сашкина мама Елена Анатольевна   быстро выучила умное слово и с гордостью рассказывала
всем о своих внучках, непременно вставляя: "Да они у нас билингвы".
Однажды Таня, когда ей было года три, спросила у бабушки:"А почему мы-пингвины?"
Елена Анатольевна не поняла.
-Таня! Кто сказал, что вы-пингвины?
-Ты. Ты все время говоришь, что мы с Аней пингвины.
Сначала Елена Анатольевна хохотала одна, потом позвонила мужу, и они хохотали вместе,
потом написала смс сыну и невестке. Тара рассказала своим родителям, благо слово "пингвины"
звучит на финском также. С тех пор девочки проходили в семье под кличкой "пингвины". Все
привыкли и уже не смеялись, а просто говорили:"Пингвины, пора спать", "Пингвинам надо
купить туфли" и т.д.
"Пингвины" были девчонки-мальчишки. Они играли в футбол, носились на велосипедах,
плавали в холодном озере, лазили по деревьям. Их ноги были в синяках, а штаны рвались
каждый день. Тара покупала термозаплатки. Накладываешь такую заплатку на дырку, прогла-
живаешь утюгом, и готово! 
Гриша ходил с "пингвинами" в мини-походы, покупал им мороженое, играл с ними в футбол.
После возвращения из Финляндии Гриша еще два-три дня хотел жениться, хотел детей.
А потом окунался в  повседневную жизнь и напрочь забывал о своих  странных желаниях.
В этот раз всё  было почти также. Веселый, милый, уютный финский дом , где кроме "пингвинов" были две лайки и кот, был так не похож на его с мамой двушку в хрущебе.
"Зато тихо",- подумал Гриша в который раз, однако это его почему-то не удовлетворило, и он
стал мысленно перечислять прелести холостяцкой жизни.
1.Сам себе хозяин.
2.Никому ничего не должен.
3.Что хочу, то и делаю.
Он думал, думал и впервые все эти доводы ему же самому казались неубедительными.

На лето Юлины родители увезли Нюшу на дачу. Вадим Юрьевич оттуда ездил в офис,
а мама Юли не работала.  Гриша скучал по Юле, которую давно не  видел , скучал по
Нюше. Он мог позвонить Юле, договориться о встрече, в конце концов, попросить ее
поехать вместе на работу, но почему-то этого не делал. Тянул, тянул свою бесвкусную
жвачку... Писал Рите:" Был в Финке. Там супер. Дома всё то же. Как ты?" Она отвечала:
"Сессия-все отл! С друзьями на пляже. Люблю, ты лучший! Верю в тебя!"
   

Он топал к метро, шел теплый летний дождь, люди  прятались под зонтами,
а Гриша подставлял , как в детстве, язык, и глотал упавшие на него капельки . Со стороны
это , наверное, смотрелось глупо, но ему было все равно.
-Эй, садись, подвезу !
Юля улыбалась ему из машины. Гриша взвизгнул от радости и неожиданности почти
так же, как Нюша при виде угощения.
Юля  похудела, загорела, подстригла волосы и выглядела  отлично.
-Юлька, давай поженимся?
Гриша и сам не понял, как произнес эти слова и страшно испугался. Самого себя.
-Ты шутишь? Или насмотрелся телешоу?
-Ни то, ни другое.  Жизнь как-то проходит мимо. Я хочу семью, детей. А ты?
-Я тоже.
-Ну вот видишь! У нас много общего! Ты мне очень нравишься.
Юля перестроилась в правый ряд и остановила машину.
-Ты серьезно? Может, надо сначала узнать друг друга получше?
Голос ее звучал неуверенно.
-Юля! Поехали в субботу на два дня к моим друзьям в Финку. Можно на автобусе,
можно на машине. У тебя ведь есть шенген! И все решим. Ок?
-Ок.
Юля снова поехала. Молча.

Гриша позвонил Сашке.
-Здорово. Я хочу к вам ! На пару деньков. Но не один, а с невестой.
-Что???????
Дальше Сашка заорал по-фински:
-Grisha naimisissa!
-Гриша женится!-по-русски  заорала в ответ Тара.

Два дня Гриша с Юлей провели в Финляндии. Как они раньше жили друг без друга,
они уже  не понимали. В воскресенье выехали пораньше и  к вечеру пришли к Анне
Григорьевне. Гриша сказал маме, что наконец познакомит со своей подругой.
Анна Григорьевна приготовила ужин, испекла пирог, купила на всякий случай даже
шампанское.
Гриша вошел , хитро улыбаясь, счастливый, сияющий, каким она его давно не видела.
За ним вошла девочка, рыжеволосая, смешная, хорошенькая.
-Мама, знакомься, Юля.
Юля, знакомься, мама. То есть Анна Григорьевна.
Анна Григорьевна поздоровалась, странно взглянула на сына и тихо сказала:
-Григорий, можно тебя на минутку.
Они зашли в Гришину комнату, и Анна Григорьевна зашептала:
-С каких пор ты стал бабником? С каких пор ты стал менять женщин, как перчатки?
Я это не потерплю! Я это ненавижу!
-Мама, мама, о чем ты?
Гриша ни на шутку испугался.
-Мама, ты бредишь?
-Я? Я с ума сошла? Да? А не ты ли мне рассказывал про высокую блондинку?
-О Боже! Мама, успокойся! Я тебе все объясню. Это смешно. Это шутка. Подожди.
-Нет, Гриша, это не смешно.
Гриша оставил Анну Григорьевну, схватил Юлю за руку, и они выбежали из квартиры.
-Юлька, где Нюша?
- Сегодня родители должны были приехать с ней  в город . А что?
-Быстро звони им. Если они приехали, давай возьмем Нюшу и приведем к нам.
-Зачем?
-Потом все объясню.
Они влетели в квартиру, схватили Нюшу и побежали назад. Родители  Юли ничего не поняли.
-Мама, знакомься еще раз, это моя любимая девушка, высокая блондинка  Нюша.
Нюша, это мама.
Анна Григорьевна была близка к обмороку. Догиня прошла в комнату, обнюхала
диван, кресло, повела носом и спокойно двинулась на кухню .
Анна Григорьевна пришла в себя и поняла наконец, что сын пошутил тогда, а она поверила.
Она села на диван, сначала улыбнулась, а потом начала хохотать так, что слезы потекли из
глаз. Гриша быстро ввел в курс дела  сбитую с толку Юлю. Она тоже начала хохотать.
В это время Нюша беспрепятственно поглощала пирог с мясом.
Когда все опомнились и побежали на кухню, Нюша старательно вылизывала крошки на полу.
-Юля, только не ругайте ее! На здоровье,  милая. Ты ведь моя тезка. Меня мама тоже называла
Нюша.
Догиня Нюша  благодарно лизнула руку Анну Григорьевны.


                                                     ***
"Рита! Женюсь! Собирайся на свадьбу! Гриша!"
Рита перечитала сообщение.  Никакой конкретики. Кто невеста? Когда свадьба?
Рита навела курсор на "ответить" и не задумываясь, написала:
"Мы далеко, и я не знаю,
С кем ты собрался в этот путь.
Но дату свадьбы , полагаю,
Ты сообщишь мне! Не забудь!"

                                                         к о н е ц


Рецензии
Хорошо быть зверем в бою, плохо животным при дележе добычи, и насекомым при разработке плана!

Олег Рыбаченко   07.09.2017 11:19     Заявить о нарушении
Простите! Вы, наверное, очень глубокую мысль высказали. Слишком глубокую для меня...

Натали Будилова   07.09.2017 13:02   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.